Комментарии экспертов РСМД

Эдгар Агабабьян: Вьетнам – ключевой партнер России в АТР?

30 Октября 2012
Распечатать


В современной российской прессе проблематике внешнеэкономических связей России и Вьетнама не всегда уделяется должное внимание. Эта тема исследуется специалистами, но получает освещение в СМИ лишь после «сенсационных» заявлений, подобных заявлению о намерении Вьетнама присоединиться к Таможенному союзу ЕврАзЭС. В действительности Россию и Вьетнам связывает многолетняя история сотрудничества в области внешнеэкономической деятельности. В этой истории были периоды как тесного взаимовыгодного взаимодействия, так и спада двусторонней деловой активности. На сегодняшний день Вьетнам принято считать одним из важнейших стратегических партнеров России в АТР.



 



В рамках проведения Российским советом по международным делам Второго Форума АТР в Москве мы побеседовали с его участником – доктором экономических наук, профессором Дипломатической академии МИД России Э.М. Агабабьяном – о природе и перспективах российско-вьетнамских отношений.



 



В современной российской прессе проблематике внешнеэкономических связей России и Вьетнама не всегда уделяется должное внимание. Эта тема исследуется специалистами, но получает освещение в СМИ лишь после «сенсационных» заявлений, подобных заявлению о намерении Вьетнама присоединиться к Таможенному союзу ЕврАзЭС. В действительности Россию и Вьетнам связывает многолетняя история сотрудничества в области внешнеэкономической деятельности. В этой истории были периоды как тесного взаимовыгодного взаимодействия, так и спада двусторонней деловой активности. На сегодняшний день Вьетнам принято считать одним из важнейших стратегических партнеров России в АТР. В рамках проведения Российским советом по международным делам Второго Форума АТР в Москве мы побеседовали с его участником – доктором экономических наук, профессором Дипломатической академии МИД России Э.М. Агабабьяном – о природе и перспективах российско-вьетнамских отношений.


Эдгар Михайлович, не могли бы Вы осветить основные вехи становления новейших российско-вьетнамских экономических отношений?



На протяжении последнего десятилетия Вьетнам очень быстро развивается. В 1995–1996 годах, перед началом азиатского финансового кризиса, я находился в этой стране на дипломатической службе. В то время наши отношения переживали период стагнации: в посольстве мы практически не получали ответы на наши депеши по вопросам развития двусторонней торговли, разрешения проблемы задолженности. В итоге «домолчались» до того, что внешний долг Вьетнама перед СССР, а затем Россией как правопреемницей был реструктуризирован с 10 млрд долл. до 1 млрд долл. В соответствии с достигнутыми договоренностями Вьетнам должен был ежегодно поставлять России товары на общую сумму 1 млн долл. Россия же в тот период по ряду причин не могла обеспечить прием данного товаропотока. Имели место недоговоренности о финансовом покрытии, в сфере логистического обеспечения, в результате чего обязательства Вьетнама фактически списывались. Однако сегодня, благодаря взаимовыгодному экономическому сотрудничеству, объем товарооборота между нашими странами достиг 3 млрд долл. В краткосрочной перспективе возможно повышение этого показателя на 50% – до 4,5 млрд долл.



Чем может быть обусловлена такая динамика?



В первую очередь, данный тренд проявляется за счет быстрого экономического развития Вьетнама: эффективной социально-экономической модернизации, диверсификации экономики, национализации наиболее приоритетных отраслей, государственного регулирования вывоза капитала и банковской системы. России есть чему поучиться – азиатской мудрости, прагматизму, нацеленному на долгосрочное устойчивое и поступательное развитие. С учетом того, что Вьетнам стратегически заинтересован в сотрудничестве с Россией, для построения конструктивного диалога обеим странам следует «равняться» друг на друга, использовать опыт как собственный, так и общего соседа – Китая. Для эффективного проведения политики модернизации целесообразно ориентироваться на достижения КНР в технологической сфере. Это отнюдь не пустые слова: по прогнозам, уже к моменту завершения текущего пятилетнего плана Китай может перейти от соотношения технологического обновления производства 70:30 в пользу иностранных инвестиций к обратной пропорции – 30:70. Можно утверждать, что период адаптации к реалиям современного мира в условиях глобализации эта страна успешно преодолела. Теперь Китай ставит перед собой амбициозные задачи и, судя по предыдущему опыту новейших реформ, добивается их выполнения. Вьетнаму социально-экономическая модель «старшего брата» близка. России же не следует оставаться в стороне от данных процессов.



 



В июле-августе текущего года руководство Вьетнама выступило с очередным (после 2010 года) заявлением о намерении присоединиться к Таможенному союзу России, Белоруссии и Казахстана. Как Вы оцениваете подобную инициативу?



По всей видимости, речь шла о создании зоны свободной торговли. В совместном заявлении 10 сентября 2012 года Вьетнам и Евразийская экономическая комиссия объявили о положительном результате предварительных консультаций по вопросу целесообразности заключения соглашения о свободной торговле между Вьетнамом и Таможенным союзом. Утверждается, что стороны готовы приступить к конструктивным переговорам в первом квартале 2013 года. Таким образом, изначально имела место не совсем корректная интерпретация терминов и общепринятых в среде экономистов-международников дефиниций. Тем не менее данная идея имеет под собой рациональную основу с позиций либерализации, снижения тарифных и, главным образом, нетарифных ограничений. Базой для создания зоны свободной торговли, в общем случае определяемой территориальной близостью стран-участниц, наличием между ними общих границ и сопоставимостью уровней макроэкономического развития, является концепция открытого регионализма. На современном этапе эта идея в ее классическом виде претерпевает определенные трансформации, о чем свидетельствуют, в частности, инициативы Вьетнама и Новой Зеландии по созданию зоны свободной торговли с Россией. В этом нет ничего плохого: вопрос заключается в том, насколько подобные проекты выгодны России, при их неоспоримой экономической привлекательности для стороны-инициатора. Полагаю, что в настоящее время перед Россией стоят более приоритетные задачи, связанные с преодолением регионального разрыва, диспропорций в развитии, низкой степени диверсификации товарной номенклатуры экспорта, а также незначительной доли в нем обрабатывающей промышленности (за исключением продукции ВПК).



Тем не менее Вы полагаете, что Россия заинтересована в развитии двусторонних торговых отношений с Вьетнамом. В таком случае в чем состоит роль АТЭС?



На мой взгляд, эти формы сотрудничества не только не противоречат, но органично дополняют друг друга. Во всем регионе ЮВА Россия наиболее эффективно взаимодействует с Вьетнамом. Во многом это определяется традициями, заложенными в рамках российско-вьетнамского сотрудничества времен СССР, которые в настоящий момент переживают период ренессанса. Возрождаются связи в нефтегазовой промышленности: российские компании участвуют в строительстве во Вьетнаме нефтеперерабатывающих заводов и предприятий смежных отраслей. Активизируется и интенсифицируется сотрудничество в финансовой сфере, в том числе за счет открытия во Вьетнаме представительств российских банков. В целом деловые и коммерческие связи развиваются, переходят на качественно новый уровень. Об этом свидетельствует возрастающий интерес к Вьетнаму российского бизнеса – не только крупного, но также малого и среднего. Что касается многостороннего сотрудничества в рамках АТЭС, то это весьма важное направление, но ему пока не хватает известной доли конкретики. АТЭС по форме представляет собой площадку для обсуждений, при этом данным обсуждениям зачастую не хватает глубины, нацеленности на решение насущных задач, стоящих перед деловым сообществом. Например, даже в рамках настоящего Форума наблюдается некоторый недостаток интереса к «американской оси» АТР, сосредоточенность на взаимодействии в большей степени с азиатскими странами. Безусловно, с точки зрения геополитики роль АТЭС, скорее всего, будет неуклонно расти, однако пока не стоит смещать акценты, уделяя должное внимание двустороннему российско-вьетнамскому диалогу в области внешнеэкономической деятельности и торговой политики как ее составной части.



 



Беседовал Роман Райнхардт, программный ассистент РСМД


Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся