Комментарии экспертов РСМД

Максим Братерский: Российско-американским отношениям нужна динамика

13 Февраля 2013
Распечатать


12-15 февраля старший заместитель госсекретаря США Роуз Геттемюллер находится с рабочим визитом в Москве. О возможных темах переговоров с российским руководством и перспективах отношений России и США мы поговорили с Максимом Братерским, заведующим кафедрой мировой политики НИУ-ВШЭ.



- Максим Владимирович, Роуз Геттемюллер планирует провести переговоры с Сергеем Рябковым, заместителем министра иностранных дел России, по поводу подписания нового документа в области ядерного сотрудничества. Как Вам кажется, возможно ли согласование и подписание документа, который мог бы, как говорят эксперты, заменить программу Нанна-Лугара?



- В области ядерного сотрудничества сейчас разрабатываются несколько параллельных проектов. При этом очень трудно сказать, какие из вопросов действительно на повестке дня, а обсуждение каких является лишь нашим домыслом.



 



Есть точка зрения, согласно которой американская администрация предложит сделать новый шаг по сокращению стратегических вооружений. Есть также разговоры о желании администрации Обамы начать обсуждение сокращения тактических ядерных вооружений, но эта информация пока не подтверждена, и такой диалог не в интересах Москвы.



 



Что же касается программы Нанна-Лугара, то судя по общей внешнеполитической идеологии В.В. Путина, обсуждение дальнейшего разоружения его не может устраивать. США предлагают нам осуществлять сокращения в той сфере, где мы себя чувствуем относительно уверенно. В то же время, те области, где мы чувствуем себя неуверенно, например, ПРО, программа Prompt Global Strike и другие проекты, даже не обсуждаются. Таким образом, с военной точки зрения, возникает определенный дисбаланс, и я не думаю, что подобная диспропорция устроит наших военных.



 



Кроме того, пока у России были тысячные арсеналы, можно было не обращать внимания на вооружение третьих стран –  Англии, Франции, Индии, Пакистана, Израиля. Сегодня без их включения в диалог Москва вряд ли будет готова продолжать двустороннее разоружение с США. Никто пока не видит способа вовлечь Израиль, Индию, Пакистан в переговоры о разоружении.



 



Я думаю, сейчас речь пойдет не о деталях сокращения вооружений, а о принципах и подходах, среди которых, наверное, главное – это равноправие и совместное принятие решений.



 



Если же вопрос относительно дальнейшего сокращения стратегических вооружений действительно обсуждается, то мне представляется, что это малоперспективный процесс. Самая большая проблема состоит не в конкретных идеях, цифрах, условиях, которые могли бы быть предложены российской стороне, а в том, что тематика двустороннего сокращения вооружений полностью исчерпана. Все, что можно было сделать, за двадцать лет уже сделано.



 



- Сегодня все чаще звучит точка зрения, что российско-американские отношения стремительно ухудшаются. Как Вам кажется, так ли это на самом деле? По каким направлениям две державы могли бы успешно сотрудничать?



-  Я не такой пессимист. Мне очень хочется надеяться, что, поскольку обе стороны понимают полное отсутствие перспектив в уже изжившей себя области разоружения, это заставит обе стороны расширить повестку дня и включить в нее принципиально другие вопросы.



 



Должны быть найдены области сотрудничества, в которых США и Россия будут иметь политическую, экономическую, технологическую прибыль, но таких направлений взаимодействия пока нет. Условно говоря, мы продолжаем смотреть друг на друга через «линзы прицела», несмотря на то, что этот прицел уже никому не нужен, и целиться уже давно не в кого.



 



Я думаю, США и Россия могли бы успешно взаимодействовать в области третьих стран. В данной ситуации России представится возможность усилить свою ведущую роль на постсоветском пространстве, а, может быть, и в Евразии. Удачное ядерное испытание, проведенное КНДР, станет еще одной темой диалога.



 



На отношения между Россией и США важно смотреть без идеологической «зашоренности». Под идеологической «зашоренностью» я имею в виду не коммунизм и капитализм, а радикальный либерализм и радикальное государственничество. Любые экстремизмы очень вредят.



- В США только вступил в должность новый госсекретарь. Как бы Вы могли прокомментировать его первые шаги на посту? Какое место займут отношения с Россией во внешней политике при Джоне Керри?



- Во внешней политике любого государства есть система приоритетов и есть вопросы, которые в данный момент можно попытаться решить. Но есть вопросы, на которые даже пытаться искать ответы бессмысленно, потому что решения еще не созрели. Например, для США существует проблема Китая. Но что конкретно можно сделать, послав кого-то в Пекин, чтобы что-то в отношениях двух государств изменилось? Видимо, в Белом доме решили, что единственное направление, на котором можно продвинуться, - это вопросы разоружения.



 



Если посмотреть на первый президентский срок Обамы, то за исключением договора START он не сделал ничего. Обаме, прежде всего, нужно демонстрировать внешнеполитические успехи и динамику, иначе он уйдет в историю как президент, который ничего не добился, а пока это так.



 



Беседовала Дарья Хаспекова, программный ассистент РСМД.


Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся