Комментарии экспертов РСМД

Российско-китайские отношения: взгляд из Сеула

4 Октября 2013
Распечатать

Автор: Сергей Шарко, к.полит.н., доцент кафедры Цивилизационного развития Востока Отделение Востоковедения НИУ ВШЭ.

Южная Корея пристально следит за развитием российско-китайских отношений. В фокусе ее внимания – многостороннее сотрудничество в ШОС и БРИКС.

Международная изоляция КНДР блокирует развитие Южной Кореи. Формирование доверия между Севером и Югом, а также геополитические перспективы Южной Кореи как тихоокеанской державы зависят от того, насколько адекватным и последовательным будет южнокорейский ответ вызовам безопасности на Корейском полуострове.

Российско-южнокорейская встреча

Российский совет по международным делам (РСМД) 5 августа 2013 г. провел семинар «Российско-китайские отношения: взгляд из Сеула» с участием российских и южнокорейских специалистов, посвященный обсуждению российско-китайских отношений в рамках ШОС и развитию российско-южнокорейского сотрудничества. В ходе неформального обсуждения был затронут широкий круг вопросов, касающихся экономического взаимодействия Южной Кореи с Китаем и Россией, развития стратегической ситуации в Центральной Азии после вывода коалиционных войск США и их союзников из Афганистана на период 2014-2024 гг. и ее последствий для Северо-Восточной Азии; возможностей ШОС влиять на создание условий стабильности и безопасности в Азии, а также в целом перспектив развития этой организации в контексте внешних вызовов и долгосрочных приоритетов стран-участниц; проблемы шестисторонних переговоров по северокорейской ядерной программе; внешней политики КНДР и ее возможных преимуществах в ШОС при расширении сферы ответственности этой организации в АТР; ситуации на Корейском полуострове и необходимости решения проблемы межкорейского диалога.

Южнокорейские участники этой встречи проявили заметный интерес к сотрудничеству в ШОС, их внимание привлекли вопросы баланса торгово-экономической и военно-стратегической составляющих ШОС, а также российская позиция в отношении участия Республики Корея в деятельности ШОС в качестве будущего наблюдателя этой организации. Они говорили об инвестиционных рисках и трудностях ведения бизнеса южнокорейскими компаниями в Китае при новом китайском законодательстве с требованием преимущественно крупных инвестиций. Проявили интерес к российским энергетическим и инфраструктурным проектам в СВА. Речь шла также о желании южнокорейской стороны развивать военное сотрудничество с Россией, обучать южнокорейских офицеров в российских военных учебных заведениях, закупать российскую военную технику, которая, по мнению участников из Южной Кореи, превосходит по своим технологическим параметрам американскую (1). Обсуждены общие контуры формулы будущего стратегического партнерства между Россией и Республикой Корея (2).

Южная Корея и геополитические реалии Корейского полуострова

Вышеназванная встреча в определенной мере свидетельствует о том, что южнокорейское научное сообщество, исходя из национальных интересов своей страны, находится в поиске новых внешнеполитических и внешнеэкономических приоритетов, способствующих дальнейшему стратегическому развитию Республики Корея.

Россия и Китай занимают важное место во внешнеэкономических связях этой страны. Южная Корея пытается оказать содействие национальному бизнесу в борьбе за перспективные рынки Восточной Азии, расширить пространство для экономического маневра и скорректировать негативные последствия глобализации для своей экономики. Позитивные факторы российско-китайского сотрудничества предоставляют Южной Корее возможность более успешно развиваться и участвовать в интеграционных процессах, которые позволяют распространить ее кооперацию с Россией и Китаем на Север Корейского полуострова, включив тем самым КНДР в переговорный процесс.

Россия и Китай, являясь главными партнерами КНДР, намерены продолжать развитие многостороннего сотрудничества с Пхеньяном, независимо от смены руководителя, поскольку их приоритетами на Корейском полуострове остаются мир и стабильность. В Южной Корее наблюдаются медленные сдвиги в сторону весьма осторожных контактов между Севером и Югом: предложенная новым президентом РК Пак Кын Хе стратегия вывода Севера из изоляции посредством «политики доверия» (3) одобрена Бараком Обамой и сверяется с общими действиями США. Южная Корея оказалась не готовой к неожиданным для нее инициативам Пхеньяна о заключении мирного договора, несмотря на то, что Ким Чен Ын еще в начале нового 2013 года объявил о размораживании отношений с РК и «устранении состояния конфронтации между Севером и Югом» (4)  Корейского полуострова. Как известно, намеченные на 12 июня 2013 г. переговоры между КНДР и РК не состоялись из-за негибкости южнокорейской стороны в вопросе об уровне представительства. Однако это не означает, что КНДР больше настроена на урегулирование конфликта, чем РК. Речь не идет о том, кто больше или кто меньше настроен. Вопрос нормализации двусторонних корейских отношений – это вопрос доверия. Как неоднократно подчеркивает южнокорейский президент, «открыть новую эру на Корейском полуострове» (5) возможно при условии отказа Северной Кореи от ее ядерных программ. Поэтому южнокорейская сторона полагает, что надо двигаться постепенно, пошагово. Превращение Корейского полуострова в «землю доверия, гармонии и сотрудничества» (6) необходимо начинать с восстановления нормальной работа Промышленного комплекса Кэсон после 133- дневного перерыва в его работе по инициативе КНДР.

Наиболее важной задачей Республики Корея на ближайшее десятилетие будет обеспечение соответствия страны требованиям формирующегося современного глобального мира. Новая открытость мира, глобальные рынки не терпят препятствий для свободного проникновения финансовых и иных потоков, тем более не приемлют каких-либо разделительных линий, подобно тому, которая существует на Корейском полуострове между РК (7) и КНДР. Если Южная Корея намерена защищать и продвигать свои национальные интересы на международной арене, ей следует быть современной глобальной державой, занимающей ключевые геостратегические позиции в АТР, куда перемещается центр мировой политической, экономической, военно-стратегической активности и неотъемлемой частью которой является Корейский полуостров.

Так называемая корейская «разделительная система» в качестве своеобразной подсистемы современной мировой структуры продолжает сохранять устаревшую логику глобального противостояния несуществующих лагерей (СССР и США). 27 июля 2013 г. исполнилось 60 лет с момента завершения вооруженного конфликта между Северной и Южной Кореями. 27 июля 1953 г. по решению ООН был заключен договор о прекращении огня, а мирный договор, который формально завершал бы войну, не подписан до сих пор. Как свидетельствуют исторические факты, представители Южной Кореи отказались подписать документ, поэтому командир американского контингента генерал Кларк выступил представителем ООН. Линия фронта была зафиксирована в районе 38-й параллели, которая остается единственной сохранившейся разделительной линией периода "холодной войны", а вокруг этой линии была провозглашена демилитаризованная зона. Эта территория до сих пор охраняется войсками КНДР с севера и американо-корейскими войсками с юга. До сих пор США содержат крупный военный контингент в Южной Корее на основе двухсторонних союзнических отношений с целью сохранения статус-кво на Корейском полуострове. Таким образом, возникла «разделительная система» на Корейском полуострове. Отношения неурегулированы и время от времени осложняются. 8 марта 2013 года правительство КНДР аннулировало мирный договор с Южной Кореей о ненападении.

Согласно анализу южнокорейских ученых, таких как Пайк Нак Чун, отношения конфронтации между Севером и Югом Кореи в настоящее время не могут восприниматься в качестве чисто внутринациональной проблемы, поскольку «корейская «разделительная система» в действительности служит надежным компонентом современной глобальной системы, так как она не только придает легитимность доминирующей роли США, но и воспроизводит новую версию колониального режима» (8). Логика существующей конфронтации Юга и Севера в свою очередь диктует и свои правила геостратегической игры глобальных и региональных держав на Корейском полуострове. Инициаторы геополитического передела Корейского полуострова провоцируют состояние новой «холодной войны». Взрывоопасная стратегическая ситуация на Корейском полуострове ведет к гонке вооружений в АТР, которую будет трудно остановить. Оценивая состояние отношений между КНДР и Республикой Корея, Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ в КНДР (2006-2012гг.) В.Е. Сухинин свидетельствует о том, что «конфликт, который можно было на более ранних этапах предотвратить, довели до точки кипения» (9). Он также высказал свое личное мнение об отсутствии гибкости и безынициативности международного сообщества к корейскому кризису. С его точки зрения, «все резолюции СБ ООН в отношении КНДР пишутся как под копирку. К многосторонним резолюциям добавляются односторонние санкции, которые японцы, американцы предпринимают вне рамок Совета Безопасности» (10).

Южная Корея поставлена перед необходимостью пересмотра своих приоритетов в сторону большего реализма в подходе к Северу. Не случайно в актуальной повестке дня южнокорейского президента Пак Кын Хе во время визита в Китай значился вопрос о решении корейской проблемы (11) как наиболее стратегически необходимый для РК.

«Великая национальная корейская идея»

Геополитическая доминанта корейского народа, веками опирающегося на инстинкт национального самосохранения и единства, складывалась в сложнейших исторических условиях выживания некогда единой нации. В настоящее время, во-первых, корейский народ переживает судьбу так называемого «разделенного народа» после окончания Корейской войны прошлого века. Во-вторых, международный статус каждого из корейских государств не определен. Как объясняют сами южнокорейцы, причиной является отсутствие легитимной общепризнанной границы: два корейских государства «обречены оставаться не совсем полноправными национальными государствами – это прекрасно иллюстрируется тем фактом, что ни одному из них так и не удалось добиться международного признания границы, отделяющей его от главного антагониста» (12) . Поэтому проект национального развития Южной Кореи подразумевает осуществление великой национальной корейской идеи, связанной с воссоединением страны в объединяющем пространстве Корейского полуострова.

Недостаточно ли будет юридического закрепления границ? Неизбежно ли объединение Кореи? Объединение Кореи, на наш взгляд, может и не произойти, особенно в ближайшей перспективе в период трансформации модели глобального управления. По этой же причине в условиях доминирования крупных мировых игроков в СВА, прежде всего США, а впоследствии и Китая, будет тормозиться и решение вопроса о юридическом закреплении границ.

Внешнеполитические приоритеты Южной Кореи

Главное для Республики Корея – наладить внутрикорейский диалог с Корейской Народной Демократической Республикой. Новое правительство Южной Кореи в своей геополитической стратегии все больше уделяет внимание взаимодействию с Китаем и Россией, оставляя для США роль сдерживающего фактора по отношению к возрастающим военно-стратегическим амбициям Японии, которая в отношении КНДР использует рестриктивные меры. Согласно анализу российских специалистов, таких как В.И. Балакин, «прямые южнокорейские инвестиции в Россию и центральноазиатские государства носят скорее не экономический, а геополитический характер» (13).

В настоящее время перспективы Южной Кореи как высокоразвитой промышленной державы как никогда раньше зависят от отношений двух Корей, в нормализации которых Россия может играть роль посредника. Негибкость Сеула в налаживании отношений с КНДР объясняется тем фактом, что Южная Корея сохраняет положение подчиненного игрока в региональной системе отношений из-за своей тесной стратегической привязки к Соединенным Штатам Америки. Сеул объективно заинтересован в обеспечении стабильности на Корейском полуострове, однако как стратегический союзник США он обязан сотрудничать с Вашингтоном в реализации американских внешнеполитических доктрин, направленных на свержение северокорейского режима. Поэтому не случайно южнокорейский президент Пак Кын Хе неоднократно подчеркивает, что «открыть новую эру на Корейском полуострове» (14) возможно при условии отказа Северной Кореи от ее ядерных программ. По сути дела в современных условиях Россия является единственным из государств, которое способна реально содействовать корейскому воссоединению без предварительных условий. Россия действительно заинтересована не просто в разрядке напряженности на Корейском полуострове, а именно в сотрудничестве двух Корей, поскольку это позволит ей проложить транскорейский газопровод и соединить Транскорейскую магистраль с Транссибирской, получив выход на остальную часть Восточной Азии. В Сеуле понимают, что состояние межкорейского противоборства мешает укреплению и выводу на новый качественный уровень взаимосвязей Южной Кореи с Россией, блокирует совместные инвестиционные инициативы по осуществлению крупномасштабных проектов на Корейском полуострове и в Восточной Азии в целом.

Южнокорейские специалисты полагают, что участие Южной Кореи в деятельности ШОС позволит России укрепить позиции в стратегическом партнерстве с Китаем. Южнокорейская сторона подстраховывает себя в отношении китайского доминирования, стремясь противопоставить ему углубленное сотрудничество с Россией.


Стремление Южной Кореи играть более значительную роль на Корейском полуострове, ее интерес к развитию российского Дальнего Востока подталкивают другие страны, такие как Япония к более активным действиям.

Поэтому Япония ревностно следит за Южной Кореей. Попытки Республики Корея как можно скорее получить статус наблюдателя в ШОС с возможным его повышением до уровня постоянного члена расцениваются японской элитой как нанесение ущерба внешнеполитическому престижу Токио. В мировом рейтинге экономик Япония уступила свое второе место Китаю по объему ВВП, в то время как Южная Корея, находясь на 15 месте в этом рейтинге, наращивает темпы развития и все больше стремится к региональной интеграции. По сравнению с японским «экономическом чудом» 80-х гг. прошлого века, нынешнее экономическое положение Японии выглядит, безусловно, проигрышным.

Место Экономика Размер ВВП ($ млн.)
  Весь мир 71 666 350
1 Соединенные Штаты Америки 15 684 800
2 Китай 8 227 103
3 Япония 5 959 718
4 Германия 3 399 589
5 Франция 2 612 878
6 Великобритания 2 435 174
7 Бразилия 2 252 664
8 Россия 2 014 775
9 Италия 2 013 263
10 Индия 1 841 717
11 Канада 1 821 424
12 Австралия 1 520 608
13 Испания 1 349 351
14 Мексика 1 177 271
15 Южная Корея 1 129 598

 Источник: Всемирный банк. Рейтинг стран размеру валового внутреннего продукта. 2012 (15) .

Южная Корея проявляет интерес не только к ШОС, но и к БРИКС. Это интеграционные структуры нового типа, развивающиеся без участия США. БРИКС в отличие от ШОС имеет трансконтинентальное измерение. Эта структура объединяет четыре континента: Азию, Африку, Европу и Латинскую Америку. Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка в составе «пятерки» претендуют на роль лидеров стран с формирующейся рыночной экономикой и развивающихся стран. В отличие от региональных группировок, таких как АСЕАН, АТЭС, ШОС, ЕС, НАФТА и от межрегиональной организации АСЕМ, объединяющей страны Восточной Азии и Западной Европы, БРИКС – это непростое взаимодействие развивающихся экономик, а механизм межконтинентального сотрудничества и интеграции. БРИКС, как и ШОС выступают в качестве дополнительного центра влияния на мировую политику и экономику.

Что касается интересов Южной Кореи, то необходимо отметить важную роль, которую она может сыграть вместе с Россией и Китаем в решении региональных проблем. Южная Корея имеет репутацию высокотехнологичного государства, поэтому может легко «влиться» в БРИКС в качестве взаимодополняющей экономики (Бразилия — богата сельскохозяйственной продукцией; Россия — крупнейший в мире экспортёр минеральных ресурсов; Индия — дешёвые интеллектуальные ресурсы; Китай — обладатель дешёвых трудовых ресурсов; Южно-Африканская республика — природные ресурсы). Кроме этого, если учитывать букву «К» для Южной Кореи в сокращении «БРИК», впервые предложенном Джимом О’Нейлом, аналитиком Goldman Sachs, в ноябре 2001 года, то сокращение «БРИКС» будет соответствовать английскому слову «BRICKS» («кирпичи»). Таким образом, данный термин будет в полной мере обозначать группу стран, за счёт роста которых во многом будет обеспечиваться будущий рост мировой экономики. Россия обладает энергетическим потенциалом и военно-политическими активами, а Китай имеет широкие торгово-экономические возможности, что взаимодополняет российско-китайское сотрудничество. Вовлечение Южной Кореи в сотрудничество с Россией и Китаем могло бы сыграть свою роль в создании условий стабильного развития и безопасности на Корейском полуострове и в Северо-Восточной Азии в целом. Такое сотрудничество необходимо выстраивать на основе совместного решения общих проблем региональной стабильности и безопасности, включая и вызовы, исходящие от Корейского полуострова, с целью не допустить милитаризацию отношений.

По всей видимости, южнокорейцы пытаются ответить на вопрос, каким образом Республика Корея может использовать потенциал российско-китайского сотрудничества в вопросах решения межкорейской проблемы, а также задействовать многосторонние механизмы по созданию благоприятных экономических условий для будущего объединения Корейского полуострова. Для России важно стимулировать складыающуюся пророссийскую политику в Южной Корее. Южнокорейские инвестиции, направленные на поддержку российского промышленного экспорта и развития импортозамещающих производств, инвестиционных программ в энергетической сфере, деревообрабатывающей промышленности, сельском хозяйстве и инфраструктурных проектах, могут способствовать активному развитию Дальнего Востока РФ. Необходимо учитывать, что Южная Корея намерена отходить от преимущественно экспортноориентированной экономической политики и расширять внутренний потребительский рынок. Поэтому России необходимо продвигать свою продукцию на рынки Восточной Азии, включая южнокорейский рынок.

Взаимодействие России со странами Корейского полуострова

России необходимо вместе с заинтересованными странами всемерно содействовать созданию таких условий на Корейском полуострове, которые, во-первых, позволили бы самим корейцам обсуждать проблему решения межкорейского диалога, во-вторых, самим корейцам принимать соответствующие решения по созданию атмосферы взаимного доверия, необходимого для сотрудничества и успешного развития двух Корей, в-третьих, самим корейцам реализовать решения по преодолению взаимной враждебности, которая ничего не дает двум корейским государствам, кроме нагнетания нестабильности.

Базовые условия – сотрудничество и сокращение вооружений, предполагающее вывод американских войск из Южной Кореи. Будущее объединение Кореи – это результат сотрудничества. Процесс корейского объединения получит реальный толчок в рамках интенсификации более общего процесса восточноазиатской интеграции. Однако развитие деловой ситуации на Корейском полуострове связано с инвестиционными рисками из-за нерешенных проблем безопасности. Разделяющая граница на Корейском полуострове является самой укрепленной в военно-техническом отношении границей в мире. В международно-политическом плане российская сторона может выступить с инициативами в Совете Безопасности ООН: взять под международный контроль не только процесс взаимного сокращения вооруженных сил РК и КНДР, которые сохраняют свои собственные вооруженные силы вдоль границы, но и гарантии безопасности двум корейским государствам со стороны США, Китая и Японии на основе двусторонних и многосторонних соглашений. В качестве первоначальных шагов возможна реализация российской инициативы по оказанию международной гуманитарной помощи мирового сообщества северокорейскому народу без каких-либо предварительных политических условий. С точки зрения прогрессивно мыслящих людей, было бы непростительной роскошью забывать о том, что восстановить утерянный мир значительно дороже и труднее, чем развязать войну.

В плане экономического сотрудничества в настоящее время реальные усилия России и РК могут быть направлены на скорейшее подписание соглашения о безвизовом проезде, что расширит контакты людей и поможет понять потребности друг друга. России в аспекте расширения связей между академическими кругами, экспертными специалистами, представителями бизнеса, военными, общественными организациями необходимо продолжать использовать потенциал РСМД. Одной из инициатив Российского совета по международным делам может стать объявление открытого онлайн-конкурса на лучшее научное исследование, в частности, по актуальным проблемам Корейского полуострова с привлечением молодых специалистов и ученых из России, РК , КНДР и других на полях Интернет-портала Совета. Подобная активизация молодежного сотрудничества необходима России, чтобы поддерживать высокий уровень исследовательской работы, способствовать трансферту инноваций и технологий в образовательной сфере в целом. РСМД необходимо способствовать обучению национальных молодежных кадров в плане того, чтобы они оказались способными входить в международную предпринимательскую среду и быть конкурентоспособными на высокотехнологическом азиатско-тихоокеанском рынке труда.

Российские крупномасштабные проекты и инициативы на Корейском полуострове являются залогом создания благоприятных условий. В первую очередь России необходимо подключиться к межкорейскому сотрудничеству в индустриальной зоне Кэсон и успеть занять пустующие ниши. С учетом нынешней и особенно будущей привязки восточноазиатских стран к растущей зависимости от импорта российского сырья, тема энергетического сотрудничества является приоритетной для всех партнеров, как и проекты использования транспортного потенциала РФ и Корейского полуострова. Российская сторона может предложить обоим корейским партнерам совместную переработку российского сырья на основе высоких южнокорейских технологий и северокорейской рабочей силы; реализацию программ строительства газопроводов к Тихому океану и прокладки по морскому дну с последующей транзитной транспортировкой из портов Южной Кореи, Китая, Японии в страны Азии и АТР.

России также необходимо использовать возможности финансовой интеграции в СВА, реализуя собственные национальные интересы на Дальнем Востоке. На китайском финансовом рынке уже сложилась конфигурация российских банковских структур, которую представляют Внешэкономбанк, Сбербанк РФ и ВТБ. Опыт сотрудничества российских банков с ведущими банками Китая может помочь России подключиться к инициативам КНР и РК по созданию ЗСТ и направить общие усилия на инвестиционные международные мегапроекты, которые необходимы для сближения всей Восточной Азии как части АТР. К таким долгосрочным проектам относится создание стратегической инфраструктурной платформы в регионе, включая все виды транспорта в целях комплексного использования транзитного и межстранового потенциала Корейского полуострова – железные дороги, автострады, глубоководные морские порты, международные аэропорты, единую систему электроснабжения и сети сырьевых энергоносителей и прочее. Россия вместе с РК, Китаем, вовлекая КНДР в региональное сотрудничество имеет перспективу стать новым полюсом влияния в АТР по формированию нового финансового и экономического порядка, когда Запад с его опорой на традиционные институты ВТО, Всемирный банк, МВФ перестает быть единственным мировым центром влияния.

Примечания:

1.   Вопрос о реальных перспективах ВТС России и РК  находятся на стадии академического обсуждения. В частности,  дискуссия на эту тему, инициируемая южнокорейской стороной на данном семинаре, далее продолжилась  в рамках РСМД.  

2.  Россия и РК  хотят создать отношения стратегического партнерства. Речь идет о согласовании интересов обоих партнеров, о приспособлении партнеров друг к другу и создании необходимых региональных условий для  широкого взаимовыгодного сотрудничества. Важной особенностью нынешней ситуации является все возрастающая взаимосвязь отношений между РК, Россией, Китаем и США.  РК также хочет создать отношения стратегического партнерства с Китаем. Диалектика российско-южнокорейских  отношений во многом будет зависеть от взаимоотношений первых лиц государств, от того, каких долгосрочных целей они намериваются достичь в период своего пребывания у власти. Есть надежда, что лидеры обеих стран  во время визита президента РК Пак Кын Хе в Россию в сентябре этого года  подпишут соглашение о безвизовом проезде, что создаст реальную основу для  будущего стратегического партнерства.  Южнокорейский президент Пак Кын Хе уже посетила США, а также Китай.   

3Выступление президента Пак на заседании Конгресса США. 7 мая 2013 г. 

4.  Ким Чен Ын. Новогодняя речь товарища Ким Чен Ына, 1 января 102 года чучхе (2013). Пресс-релиз Посольства Корейской Народно-Демократической Республики в Российской Федерации. 1 января 2013.

5.  Пак Кын Хе. Великий путь Республики Корея. Выступление президента Пак Кын Хе, посвященное 68-й годовщине освобождения Кореи. 15 августа 2013. Сеул.

6.  Там же.

7.  РК имеет прямую заинтересованность в реализации  российских крупномасштабных инфраструктурных, энергетических и других экономических проектов на Корейском полуострове, что невозможно  без  нормализации отношений между Севером и Югом. Кроме этого нормализация межкорейских отношений снимет одно из  препятствий к созданию многосторонней системы сотрудничества с участием РК в СВА с выходом в страны всей Восточной Азии как обширного экономического мегапространства АТР.      

8.  Пайк Нак Чун. Колониализм в Корее и южнокорейский проект преодоления модерна // Кросскультурное взаимодействие в Азии: теория и практика: Ежегодник – 2010: Сб. статей / Под ред. Н.С. Кирабаева, А.М. Ушакова, А.Г. Юркевича. – М.: РУДН, 2010. С.299.

9.  Сухинин В.Е. Интервью 20 июня 2013.

10.  Там же.

11.  См.: Речь президента РК Пак Кын Хе. “Корея-Китай, визит доверия, открывающий путь в грядущие два десятилетия”. Пекин. 29 июня 2013.

12.  Пайк Нак Чун. Колониализм в Корее и южнокорейский проект преодоления модерна//Кросскультурное взаимодействие в Азии: теория и практика: Ежегодник – 2010: Сб. статей/ Под ред. Н.С. Кирабаева, А.М. Ушакова, А.Г. Юркевича. – М.: РУДН, 2010. С.298.

13.  Балакин В.И. Экспресс-информация №6. Россия в формирующемся восточно-азиатском общем рынке: возможности, проблемы, перспективы/ Учреждение РАН ИДВ. М.: 2010. С. 98.

14.  Пак Кын Хе. Великий путь Республики Корея. Выступление президента Пак Кын Хе, посвященное 68-й годовщине освобождения Кореи. 15 августа 2013. Сеул.

15.  Всемирный банк. Рейтинг стран размеру валового внутреннего продукта. 2012.

Поделиться статьей

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся