Комментарии экспертов РСМД

Эксперты комментируют перспективы самоопределения Крыма

11 Марта 2014
Распечатать

Эксперты комментируют соответствие действий участников украинского кризиса международному праву, предлагают собственные взгляды на перспективы развития кризисной ситуации и влияния ее на интеграционные процессы на евразийском пространстве.

Ярослав Кожеуров, к.ю.н., МГЮА имени О.Е.Кутафина : Провозглашение независимости Крыма не нарушает международное право.

Евгений Трещенков, к.и.н., СПбГУ: «Крымский проект» обещает быть дорогостоящим.


Ярослав Кожеуров: Провозглашение независимости Крыма не нарушает международное право

Ярослав Кожеуров, к.ю.н., доцент кафедры международного права Московского государственного юридического университета имени О.Е.Кутафина (МГЮА)

Как Вы считаете, легитимны ли сформированные органы власти Украины с точки зрения международного права?

Международное право не регулирует порядок формирования органов власти какого бы то ни было государства, поэтому легитимность новых украинских властей можно оценивать только с точки зрения украинского права, буква которого, очевидно, при свержении законно избранного президента Януковича была нарушена. С другой стороны, очевидно, что Янукович не управляет страной. По моему личному мнению, выходом из тупика могли бы стать отвечающие всем международным стандартам подлинно свободные выборы, результаты которых отражали бы мнение всех слоев населения и регионов Украины. Насколько новые де-факто власти Украины способны в сложившейся ситуации обеспечить такие выборы, от чего зависит вопрос признаниях их легитимности другими государствами – вопрос открытый.

Правомерно ли введение российских войск на территорию Украины и отвечает ли это требованиям международного права?

Насколько известно, решения о применении Вооруженных сил РФ на территории Украины не принято. С учетом быстро меняющейся ситуации было бы неверным делать какие-то прогнозы и рассуждать абстрактно. Что касается нахождения в Крыму российского флота, то его пребывание там регламентировано Соглашением между Украиной и Российской Федерацией о статусе и условиях пребывания Черноморского флота Российской Федерации на территории Украины от 28 мая 1997 года.

Какие полномочия есть у российской стороны по обеспечению безопасности объектов Черноморского флота, и в каких пределах возможно усиление военных мер по Соглашению 1997 года? 

Общая численность личного состава, количество кораблей, судов, вооружений и военной техники Черноморского флота Российской Федерации, находящихся на территории Украины, не могут превышать уровни, определенные в Соглашении между Российской Федерацией и Украиной о параметрах раздела Черноморского флота от 28 мая 1997 года. Этим же соглашением и приложениями к нему определяются перечень объектов ЧФ РФ в г. Севастополе и другие пункты базирования и места дислокации корабельного состава, авиации, береговых войск, объекты оперативного, боевого, технического и тылового обеспечения.

В соответствии с Соглашением о статусе и условиях пребывания ЧФ РФ на территории Украины от 28 мая 1997 г. воинские формирования ЧФ РФ могут проводить учения и другие мероприятия боевой и оперативной подготовки в пределах учебных центров, полигонов, позиционных районов и районов рассредоточения, стрельбищ и, кроме запретных зон, в отведенных зонах воздушного пространства по согласованию с компетентными органами Украины.

Военные корабли и суда воинских формирований с предварительным уведомлением компетентных органов Украины могут осуществлять плавание в территориальных водах Украины в целях захода (выхода) в порты Украины, в которых дислоцированы воинские формирования.

Передвижения, связанные с деятельностью воинских формирований вне мест их дислокации, осуществляются после согласования с компетентными органами Украины.

Воинские формирования могут в местах их дислокации и при передвижениях осуществлять меры по охране в соответствии с порядком, установленным в Вооруженных Силах Российской Федерации, при взаимодействии с компетентными органами Украины.

Таким образом, согласно Соглашениям, воинские формирования ЧФ РФ могут брать под охрану места дислокации, учебные центры, полигоны, позиционные районы, стрельбища ЧФ РФ, осуществлять передвижения между ними.

К вопросу о перспективах самоопределения Крыма. Какой, на Ваш взгляд, наиболее реальный вариант развития событий: останется ли Крым автономной республикой в составе Украины или же он будет присоединен к территории РФ?

Провозглашение 11 марта Верховным Советом Крыма государственной независимости в очередной раз резко изменило юридическую ситуацию. Если по действующему российскому закону для принятия в состав Российской Федерации части иностранного государства требуется согласие последнего, то сейчас в случае принятия на референдуме решения о присоединении к России Крым будет выступать уже в качестве де-юре независимого государства. Соответствует ли провозглашение независимости Крыма международному праву? Международный Суд ООН уже отвечал на похожий вопрос в отношении Косова в консультативном заключении от 22 июля 2010 г. Формально-юридическая логика Суда такова: провозглашение частью государства своей независимости не регулируется международным правом (поскольку это отношения части и целого, а международное право регулирует межгосударственные отношения), следовательно, международное право не может такое провозглашение запрещать, а раз так, то провозглашение независимости не нарушает международное право.

Гораздо более сложным является вопрос о дальнейшем признании независимости другими государствами. Ситуация крайне неоднозначная: и принцип самоопределения народов, и принцип территориальной целостности государств равны по юридической силе. Безусловно, каждый народ имеет право на самоопределение, прежде всего, в рамках существующего государства. Со своей стороны, на государстве лежит обязанность содействовать такому самоопределению в максимальной возможной степени. Однако если государство вместо этого стремиться ограничить или даже подавить осуществление народом своего права на политическую, культурную, языковую и иную автономию, если в силу каких-либо объективных причин (попытки применения силы, недоговороспособность центральных властей, угроза национальной и культурной самобытности и многое другое) такое самоопределение уже невозможно в рамках прежнего государства или отсутствуют его реальные перспективы, народ имеет право самостоятельно определить свой политический статус, а другие государства обязаны такой выбор уважать. Насколько такие предпосылки созрели в Крыму – этот вопрос предпочтительнее задать экспертам, которые лучше владеют информацией о том, что там сейчас реально происходит.

Что касается будущего статуса, то нужно дождаться итогов референдума. Мне кажется, что для достижения главной цели – обеспечения безопасности и защиты прав населяющих Крым народов еще не исключен и компромиссный вариант определения статуса Крыма на условиях максимально широкой автономии, этакого государства в государстве. Россия могла бы выступить посредником в определении такого статуса и гарантом его соблюдения. Однако для реализации такого сценария усилий только лишь России недостаточно – необходимо, чтобы к власти в Украине пришли здоровые силы, которые могли бы справиться с разгулом право-радикальных националистических настроений и обеспечить спокойствие и гражданский мир в стране.

Как вы считаете, может ли ситуация в Украине перерасти в военный конфликт между Украиной и Россией?

Я думаю, у всех заинтересованных сторон (центрального де-факто правительства Украины, ее регионов, руководства России, США, Евросоюза и других) хватит выдержки, политической воли, здравого смысла и терпения найти пути выхода из создавшейся ситуации исключительно политическими и дипломатическими методами, прийти к взаимоприемлемому решению без кровопролития.


Евгений Трещенков: «Крымский проект» обещает быть дорогостоящим

Евгений Трещенков, к.и.н., доцент кафедры международных отношений на постсоветском пространстве СПбГУ

Ситуация в Украине остается очень сложной. Если говорить о вовлеченности России в конфликт, можно выделить три основных сценария дальнейшего развития событий.

Первый подразумевает, что стороны конфликта, включая Россию и страны Запада все-таки смогут инициировать переговорный процесс и, пусть очень медленно, но обстановка в стране стабилизируется. Крым останется в составе Украины, в статусе полноценной автономии, либо с еще более широкими полномочиями. Влияние радикалов на принятие ключевых политических решений в стране снизится, а правопорядок будет восстановлен. Отношения России с ЕС и США стабилизируются.

На первых порах, как многим казалось, угроза военного вмешательства со стороны России должна была способствовать именно этому сценарию – предостеречь новые украинские власти от опрометчивых шагов и принудить международное сообщество к включению в диалог России. На деле, угроза интервенции лишь способствовала раздуванию антироссийских настроений как в Украине, так и в Европе. Радикалы, от которых представители бывшей оппозиции постепенно пытались бы отмежеваться, укрепляют свое влияние. Пространство для маневра в отношении России у А.Яценюка, В.Кличко, Ю.Тимошенко сузилось. На этом фоне, вероятность первого сценария невысока.

Второй сценарий предполагает «замораживание» ситуации. Полуостров Крым остается под контролем России, но в формате близком к самопровозглашенным республикам. Остальная Украина работает над разрешением политических и экономических трудностей. При этом Крым используется Россией как фактор, дестабилизирующий движение новых украинских властей по пути европейской (и тем более, евроатлантической) интеграции. Отношения России с США и Евросоюзом остаются напряженными. Украина подписывает Соглашение об ассоциации с ЕС и углубляет сотрудничество с НАТО. Этот сценарий представляется более вероятным, чем первый.

Третий сценарий, наиболее радикальный, заключается в присоединении Крыма к России. Многим этот вариант развития ситуации симпатичен, в том числе и в самом Крыму. Однако там, где ставки слишком высоки, важно уметь вовремя остановиться. Очевидно, что надежды на то, что Украина со временем может смириться с потерей Крыма, безосновательны. Такое развитие событий отталкивает умеренную часть украинского общества от России. Радикалы активизируют свои действия, в том числе в Крыму и на Юго-Востоке Украины. Недопущение реализации такого сценария зависит не только от российского руководства, но и от готовности новых украинских властей идти на непростые компромиссы, а также от взвешенной позиции США и ЕС.

Вне зависимости от того, каким путем будет развиваться ситуация дальше, уже сейчас для России выявился ряд рисков, связанных с ее активным вмешательством в украинские дела. Часть этих рисков постепенно будет трансформироваться в проблемы, которые «приобретение» Крыма может и не компенсировать. Тем более что «крымский проект» обещает быть дорогостоящим.

Во-первых, речь идет о перспективах евразийской интеграции. Ближайшие «союзники» России по Таможенному союзу и ОДКБ – Казахстан и Беларусь предсказуемо, как и когда-то в случае с Южной Осетией, отстранились от действий России в Крыму и Украине. Более того, всем государствам постсоветского пространства Россией довольно четко продемонстрированы те инструменты, на которые она в будущем может сделать ставку в двусторонних отношениях. Такие инструменты элитам этих государств едва ли понравятся.

Во-вторых, угроза военного вмешательства России в украинские дела чревата консолидацией украинского общества на антироссийских позициях. Украинская молодежь, в особенности наиболее активная и мобильная ее часть, от которой зависит будущее украинской политики, уже практически потеряна для России. Реализация же крайнего сценария, заключающегося во включении Крыма в состав РФ, приведет к усилению политической активности и противоборства на Юге и Востоке Украины, а также к потере для России всей остальной Украины как важного партнера во многих сферах.

В-третьих, со всей очевидностью всплывает проблема отсутствия предметного общественного и экспертного обсуждения политических инициатив российского руководства. В особенности, когда речь идет о судьбоносных для будущего страны решениях, о ее политической и экономической стабильности и развитии. В таких сферах не должно быть действий, обсуждаемых исключительно постфактум.

Подготовили: Сэсэг Будаева и Игорь Пюльзе.

Поделиться статьей

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся