Комментарии экспертов РСМД

Украинские сценарии. Дискуссия

13 Марта 2014
Распечатать

6 марта в публикации на сайте РСМД восемь экспертов из России и Украины поделились своими сценариями развития украинского кризиса. Публикация вызвала живой интерес у нашей аудитории, мы получили несколько отзывов, с которыми мы знакомим читателей блога. Тему комментируют: Георгий Кунадзе (ИМЭМО РАН), Станислав Иванов (ИМЭМО РАН), Аркадий Липкин (РГГУ).

Георгий Кунадзе, в.н.с. ИМЭМО РАН: "Спасать" на Украине было некого и не от чего. Разве что от предполагавшихся угроз

Станислав Иванов, в.н.с. Центра международной безопасности ИМЭМО РАН: Исторический шанс крымчан вернуть свои права и свободы

Аркадий Липкин, профессор РГГУ: Возможные последствия событий в Украине для России и Украины


Георгий Кунадзе, в.н.с. ИМЭМО РАН: "Спасать" на Украине было некого и не от чего. Разве что от предполагавшихся угроз

"Украина больна! ... Проблемы, связанные с непростой историей украинского народа, усугубились в последние годы в результате бездарной деятельности украинских политиков, погрязших в коррупции, демагогии, удовлетворении собственных непомерных амбиций. Все руководители современной Украины... и их ближайшее окружение внесли свою лепту в охвативший страну глубокий кризис. Недовольством доведенных до отчаяния простых украинцев не преминули воспользоваться, как это часто бывает, экстремисты националистического толка."

Так начинается статья Президента РСМД Игоря Иванова. С ним трудно не согласиться. Но давайте в порядке эксперимента примерим сказанное им на самих себя. Заменим "Украину" на "Россию", "украинский народ" на "русский", а "простых украинцев" на "простых россиян". Многие бы в России согласились с таким ее описанием. А ну как кто-то решит взять на себя "ответственность за защиту местного населения" где-нибудь в российской глубинке. И, "не выходя за рамки международных обязательств" (еще одна цитата из Игоря Иванова), пришлет туда свои войска. Назвав их "местными силами самообороны".

Почему такой сценарий невозможен в России? Только потому что у нее есть ядерное оружие, от которого Украина отказалась под международные гарантии своего суверенитета и территориальной целостности. Теперь, наверное, украинцы об этом жалеют.

А вообще не стоит ссылаться на то, что на Украине произошел "военный переворот". Там случилась революция, которая как и любая другая не обошлась без экзальтированной националистической риторики. Но, что важно, не успела воплотить эту риторику в действия. О бесчинствах местных "нацистов", о "грабежах, вымогательствах, преследованиях неугодных" ничего, вроде бы, не сообщалось. О фактах "дискриминации и люстрации" - тоже. Одним словом,"спасать" на Украине было некого и не от чего. Разве что от предполагавшихся угроз. Неважный предлог для военного вмешательства.

Теперь говорят, что военного вмешательства еще не случилось. А "неопознанные" военные в Крыму, во-первых, не российские, а во-вторых, не превышают квоту численности, выделенную нашему Черноморскому флоту. Путаться в показаниях некрасиво, а отрекаться от своих солдат, мягко говоря, постыдно. Главное же  в том, что силовое блокирование украинских воинских частей в Крыму - акт агрессии. Будем считать, совершенной марсианами?

Отдельно о миллионе советов Украине, как ей жить дальше. О желательности ее федерализации, о необходимости налоговой реформы, о "диалога", к которому якобы готова Россия. Советы хороши, только непонятно, просила ли их сама Украина. Или это такие "советы", которые дают, не спросясь, и надо принимать без возражений?

Согласен с теми, кто утверждает, что никакими особыми неприятностями предпринятая авантюра России не грозит. По крайней мере в ближайшее время. Зато в перспективе они последуют. Придется жить в политической и мировоззренческой изоляции, за тем самым "санитарным кордоном", который хотели не допустить. Расчленив Украину, или хотя бы присоединив Крым, пусть даже и в виде протектората, скорее всего получим на своих западных границах враждебное, не исключено, ядерное, государство. Которое из чувства самосохранения будет искать и найдет гарантии безопасности у НАТО или просто у США. Государства СНГ, в каждом из которых немало "русскоязычных" граждан, надо полагать, тоже задумаются о своей безопасности. И на Дальнем Востоке - будет не все в порядке: за доброжелательный нейтралитет КНР придется платить. И платить немало.

Хотел бы закончить словами о благих намерениях, которыми вымощена дорога в ад. Только не понимаю, в чем "благость" наших намерений в отношении Украины.      


Станислав Иванов, в.н.с. Центра международной безопасности ИМЭМО РАН: Исторический шанс крымчан вернуть свои права и свободы

После совершенного в феврале 2014 года бандами западноукраинских националистов государственного переворота в Киеве крымчане вновь стали перед дилеммой: восстановить как можно раньше свою национальную самобытность и самостоятельность или окончательно превратиться в вассальное княжество львовско-киевского майдана?

19 февраля 2014 года исполнилось 60 лет как, игнорируя все существовавшие на тот период законы СССР, Н.С.Хрущев своим решением передал Крымскую область из состава РСФСР в УССР. Ему были чужды патриотические настроения жителей Севастополя, всего Крыма, которые свято чтили память великих русских полководцев - Суворова, Кутузова, Ушакова, Нахимова, Корнилова, героев Великой Отечественной войны, отстоявших в боях эти, обильно политые российской кровью, земли. Некоторые историки объясняют это неожиданное и волюнтаристское решение синдромом вины наследника сталинского режима за десятки тысяч невинно убиенных по его инициативе украинцев.

С тех пор, кто бы ни приходил к власти на Украине, все стремились продолжить процесс насильственной украинизации и разграбления этого благодатного края. В советское время акцент делался на насаждении двуязычия (появились вывески, делопроизводство на украинском языке), направлении переселенцев, партийно-хозяйственных и других кадров госаппарата из Украины в Крым, освоении Черноморского побережья киевской элитой, строительстве дач, резиденций, промышленных предприятий во вред экологии. Дело дошло до того, что в сейсмически опасной зоне приступили к строительству атомной электростанции, на полуострове построили завод двуокиси титана, несколько десятков предприятий химической промышленности, асбестовые и цементные заводы.

С распадом СССР разгорелась новая битва украинских чиновников и организованных преступных группировок за землю и недвижимость в Крыму. В первую очередь приватизировались санатории, дома отдыха, пансионаты на Южном берегу Крыма, затем предприятия пищевой и перерабатывающей промышленности. Многие объекты были разграблены, несколько раз переходили из рук в руки, по многим судебные тяжбы растянулись на годы, значительная их часть использовалась не по назначению. Чтобы заручиться лояльным отношением к новым властям со стороны формально реабилитированного и вернувшегося на свою историческую родину крымско-татарского  населения, Киевом негласно поощрялся самозахват земельных участков по всему Крыму. Этим как бы компенсировалось отсутствие реальных программ помощи со стороны властей дважды переселенному народу, у которого в 1944 году отняли землю и все движимое и недвижимое имущество.  

Регион пережил нашествие наместников практически всех постсоветских руководителей Украины: Кравчука, Кучмы, Ющенко, Януковича. Вместе с их родственниками и назначенцами-первыми лицами прибывали из других регионов высшие чины МВД, СБУ, прокуратуры, судов, других органов власти. Были здесь киевские, львовские, днепропетровские, полтавские и прочие кланы. В последнее время орудовали, так называемые, «македонцы» (выходцы из Макеевки и Донецка). Местные элиты принимали это как должное и лишь пытались занять свою нишу в процессе личного обогащения за счет населения Крыма. Жизненный уровень в регионе оказался гораздо ниже, чем в Киеве и в среднем по Украине. Население привыкло к запущенной и разрушающейся инфраструктуре, постоянным перебоям с водой, электроэнергией, газом. Относительно короткий курортный сезон, дороговизна, антисанитария на пляжах, налоги в госбюджет, невозможность конкурировать в этой отрасли с Турцией, Болгарией, Грецией, другими странами не давали возможности должным образом развиваться туристической отрасли. Именно в этот период насильственная украинизация крымского населения достигла своего апогея: в массовом порядке закрывались русские школы, культурно-просветительные учреждения, русский язык искоренялся в делопроизводстве, в местных СМИ, русские подвергались дискриминации при устройстве на работу, поступлении в ВУЗы и т.п. Ничего не предпринималось для развития крымско-татарской культуры. Наиболее активные националисты прибывали из западных областей Украины и пытались блокировать работу российских военных объектов, генерального консульства, совершали другие антирусские и антироссийские акции и провокации.

Насильственное отстранение от власти президента Украины В.Януковича, попытки захвата административных зданий в регионах и первые заявления новой власти в отношении отмены статуса русского языка как языка регионального общения спровоцировали столкновения населения с захватчиками в юго-восточных областях Украины. В этой ситуации населению Крыма ничего не оставалось как делегировать всю полноту власти своим выборным представителям, создать силы самообороны и обратиться за помощью к Президенту Российской Федерации В.В.Путину. Благодаря достигнутому консенсусу различных политических сил и этнических групп Крыма и оперативности принимаемых в Симферополе, Севастополе и Москве решений удалось избежать масштабных провокаций, кровопролития и не допустить проникновения на полуостров «майдановских десантов». Последовавшее решение Верховного совета Крыма о проведении всекрымского референдума по вопросу дальнейшего статуса региона 30 марта 2014 года стало историческим. Народам Крыма предоставляется уникальная возможность самостоятельно выбрать свой дальнейший путь развития.

Как представляется, единственно возможной формой защиты народов Крыма от новых посягательств извне и грубого вмешательства в их внутренние дела  может стать только полная независимость региона. Именно так и надо ставить вопрос перед людьми: хотите ли вы жить в свободном и независимом Крыму или и дальше оставаться на положении вассалов в Украине? Любой другой вариант будущего статуса Крыма (автономия, субъект федерации,  конфедерация с Украиной) вряд ли отвечает интересам большинства граждан Крыма и не может быть осуществлен на практике в обозримом будущем. Вполне ожидаема реакция Киева на итоги референдума по вопросу возможной автономии или статуса субъекта федерации Крыма. Новая власть просто проигнорирует это событие, сославшись на положения действующей конституции, и продолжит политику ускоренной ассимиляции крымских народов. К сожалению, действия боевиков майдана нашли свою поддержку и на Западе. Там быстро признали новую власть и развернули активную информационно-пропагандистскую кампанию против России и «сепаратистов» Юго-Восточной Украины. Почему то господа европейские демократы игнорируют массовые нарушения конституции и прав русскоязычного населения Украины, забывают, что наряду с принципом территориальной целостности государств существует другой, не менее важный принцип международного права и послевоенного устройства Европы: право наций на самоопределение. Здесь как раз и проявляются двойные стандарты: распад Югославии, референдумы о независимости Шотландии, Каталонии – это законно, а референдум в Крыму – это нарушение закона.

Похоже, что в Крыму все это понимают и на предстоящем в марте 2014 года референдуме будет ставиться вопрос о вхождении Крыма и города Севастополя в качестве субъектов федерации в Россию или возврата к статусу расширенной автономии в составе Украины. Правомерно, что граждане Крыма сами определят свою дальнейшую судьбу.

У Крыма есть огромный потенциал и все необходимые предпосылки к тому, чтобы в относительно короткое время восстановить свой санаторно-курортный и туристический комплексы, традиционные промыслы и сельское хозяйство (виноградарство, виноделие, садоводство, скотоводство, животноводство, парфюмерную промышленность), морские и воздушные порты, судоходство, рыболовство, рыбоперерабатывающую и судоремонтную промышленность, совместно с Россией восстановить железнодорожный и автомобильный мосты через Керченский пролив и осуществить другие масштабные, взаимовыгодные проекты. Осталось только сохранить внутрикрымское единство между основными группами населения (русские, украинцы, крымские татары) и 30 марта 2014 года сделать свой исторический выбор в пользу единого, независимого, процветающего Крымского государства (Крымской Республики). Надо помнить уроки истории, когда с конца 18-го века предки крымских татар жили в мире и дружбе с русскими и украинцами на Крымском полуострове и вместе трудились на благо своих семей. 

Смотрите также: Майдан – слово арабское. "Арабская весна" в украинских пределах


Аркадий Липкин, профессор РГГУ, руководитель московского научного семинара "Цивилизации в современном мире": Возможные последствия событий в Украине для России и Украины

Полагаю, что в Украине (и России) идут несколько параллельных процессов.

  1. Процесс цивилизационно-регионального самоопределения. Процесс глобализации стимулирует процесс регионализации, в котором значимую роль играет культура – центральные смыслы и ценности, характерные для локальной цивилизации или субцивилизации (последние принадлежат одной цивилизации и поэтому понятны друг другу, но имеют существенные различия, например для ЕС и США мы имеем различимые «европейскую мечту» и «американскую мечту» [Rifkin J. The European Dream (2004)]). В этом плане послепетровская Российская Империя и СССР представляли собой по культуре европейскую субцивилизацию (также как Северная Америка). После распада СССР у образовавшихся бывших советских республик встал вопрос о цивилизационном самоопределении. Прибалтика особых колебаний здесь не испытывала, а у многих других решение этого вопроса оказалось не столь очевидным.

    Россия стоит перед несколькими вариантами ответа на этот вопрос: 1) пытаться организовать особую региональную субцивилизацию, но для этого недостаточно экономических и демографических ресурсов, нужна коалиция, на это направлен проект «Таможенного союза», который при наличии Украины имел бы серьезные шансы на успех; 2) присоединиться к европейской субцивилизации, но этому мешает размер, неправовой характер государства и историческое прошлое; 3) присоединиться к неевропейской цивилизации – к китайской, исламской или индийской, - но этому препятствует культурное различие, хотя господство приказного принципа «вертикали власти» родит Россию с Китаем и восточными государствами СЭВ. У Украины здесь ситуация несколько проще, она не претендует на независимый центр и ее выбор очевиден: либо Европа, либо Россия (сейчас в форме Таможенного союза). Присоединению к Европе мешают размеры и восточные области, которые будут при этом больше всего страдать, и поэтому сопротивляться. Первому мешают сильные антимосковские настроения, выступающие как основа консолидации Украины.
  2. Процесс построения национального государства. В Украине этот процесс может идти только по сценарию по схеме С.Хроха, характерного для распада Австро-Венгерской империи в начале XX в. или Югославии в конце XX в. (по второму типу процесса формирования наций [Липкин А.И. // Вестник российской нации, 2012, № 4 – 5, с. 155-176 (http://www.intelros.ru/intelros/reiting/reyting_09/)]). Этот путь сегодня представлен напоминающим неофашизм жестким национализмом западных областей с четкой антирусской доминантой. Но этот процесс неминуемо должен вызвать аналогичную по типу негативную реакцию восточных и южных областей, что с большой вероятностью приведет к распаду Украины. Логика развития этой конфронтации ведет к соответствующим ответам на первый вопрос: одни – к Европе, другие – к России. Если конфронтация достигнет высокого накала, то «белыми и пушистыми» и беспроблемными не будут ни те, ни другие. Вторая фаза «майдана», когда лидерство было отдано жестким националистам, запустила этот процесс. «Мосты сожжены» - это то, чего не хочет понять Запад. Консолидация на антимосковской платформе в связи с перспективой отделения Крыма может лишь чуть задержать этот процесс. Возможная альтернатива для Украины – федерализация. Даже если это окажется лишь отсрочкой, это откроет дорогу мирному сценарию развода, как в Чехословакии. В этом плане постановка вопроса на референдуме в Крыму «повышение государственного статуса вплоть до независимости» была бы мягче и предпочтительней, чем присоединение к России. Ибо тогда Крым бы был образцом и стимулом для других частей восточной и южной Украины. У России тогда были бы развязаны руки для достижения в переговорах с Западом компромиссного варианта: федерализация Украины на базе новой Конституции и проведение выборов после ее принятия. А предлагаемое «присоединение Крыма к России» скорее сыграет на руку националистам в Киеве и создаст плохо предсказуемую ситуацию. Но в любом случае на Украину теперь надо смотреть сквозь призму Югославии накануне развала, как на тяжело больное государство, а не делать вид, что мы имеем дело с нормальным государством. Перемены неизбежны, возможная цель – избежать большой крови.

  3. Для России в этой ситуации возникают трудно предсказуемые последствия, она становится «открытой системой», т.е. сильно зависимой от процессов, идущих вне  ее границ. Национализм в Украине может стимулировать национализм в России, что может привести к аналогичному украинскому распаду России, ибо имея общую российскую европейскую культуру, на уровне цивилизационном, на национальном, если он будет достроен, она неоднородна. Если от национализма и достраивания нации удастся удержаться, то есть еще серьезные экономические трудности, которые будут усугубляться из-за возможной конфронтации с ЕС и оттока ресурсов, направляемых на поддержку русскоязычного населения в Украине. Воздействие на внутриполитические трудности будет двояким. С одной стороны, конфликт с Западом по поводу Крыма и поддержки русскоязычного населения восточных и южных областей Украины приведет к консолидации и мобилизации российского общества вокруг «вертикали власти».  С другой стороны, неизбежное ухудшение уровня жизни и рост коррупции и компанейщины в этой подгнившей «вертикали» может вскоре привести к обратным последствиям. Кроме того, подгнившая «вертикаль» выглядит малопривлекательно для восточных и южных областей Украины, которые будут сравнивать ее с Западом. Возможным выходом здесь могла бы служить очередные «реформы сверху» в сторону либерализации, в первую очередь» ослабление ведущего к застою приказного принципа «вертикали власти» и усиление правового принципа – реальной независимости судов и равенства всех перед законом, рост местного самоуправления и ряд др. Пример Японии и Южной Кореи показывает, что современная экономика инноваций требует правового, а не приказного принципа (Китай успешен, поскольку он пока лишь догоняет, это еще не развитая страна, в СССР тоже были периоды успешного «догоняния»). 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся