Комментарии экспертов РСМД

Надежда Линнас: Россия-Финляндия: без домыслов и поспешных выводов

14 Июля 2014
Распечатать

Визит министра иностранных дел РФ в Финляндию ожидаемо оказался в тени более драматичных событий на Украине, но пункты повестки дня не становятся от этого менее важными.

Российско-финские переговоры любого уровня последние несколько десятилетий начинаются со слов «мы добрые соседи, у нас нет серьезных проблем». Действительно ли это так? По итогам первого квартала 2014 года Германия сместила Россию с первого места в списке финских торговых партнеров (финский экспорт упал на 16%), финские таблоиды сменяют на передовицах призывы к скорейшему вступлению в НАТО на страшилки в духе «Путин хочет Финляндию», в ответ приближенные российского главы государства утверждают, что «русофобия в Финляндии может начать третью мировую». Впрочем, если отбросить желтые заголовки, окажется, что за последний десяток лет повестка дня в российско-финских отношениях изменилась мало: финны за более чем полвека мирного соседства с «русским медведем» поднаторели в выстраивании в высшей степени прагматических отношений и получают от соседства исключительно прибыль начиная от ежегодно бьющих рекорды доходов от визовых сборов и заканчивая продажей земли и хоккейных арен. Общему положительному настрою не повредил ни конфликт в Грузии 2008 года, ни периодически появляющиеся в прессе истории о страданиях детей в смешанных семьях, ни…

На этом фоне речь МИД РФ Сергея Лаврова, в которой он откровенно хвалил Финляндию, но, с другой стороны, выбрал достаточно критическую линию в отношении Евросоюза, кажется более чем логичной. Противопоставление прагматичных финнов, у которых нет никакого особенного статуса в ЕС, Евросоюзу в целом – лишь очередная констатация мудрости и взвешенности политической линии, которую маленькая северная страна выбрала еще в послевоенные годы. Генри Киссинджер в своей колонке для Washington Post вообще посоветовал Украине в свете последних событий взять пример с Финляндии и строить свои отношения с Россией так же, как это делает северный сосед: «будучи безусловно независимой и развивая партнерство с Западом почти во всех отраслях, Суоми ведет себя с Россией очень осторожно и всячески избегает институционального противостояния с РФ».

Фото: МИД России

Общественная дискуссия вокруг коренного пересмотра внешней политики (читай – вступления в НАТО) в Финляндии традиционно обостряется перед президентскими и парламентскими выборами. Этот год стал исключением: крымские события, очевидно, придали новый импульс тлеющему обсуждению. Впрочем, пожалуй, за исключением министра обороны, никто из руководства Финляндской республики открыто не высказался за вступление в альянс. Однако уже весной 2015 года Суоми предстоят очередные парламентские выборы, а поскольку правительство будет сформировано именно по их итогам, ситуация может измениться, особенно если воюющие стороны на Украине продолжат эскалацию конфликта. Этот тезис подтвердил и министр обороны Финляндии, отметив, что референдум по данному вопросу может пройти уже в следующий парламентский срок. После избрания на пост председателя Национальной коалиционной партии и премьер-министра Александра Стубба финские, а за ними и российские СМИ сразу начали цитировать ранее сделанные им высказывания о необходимости вступления в НАТО без референдума. Однако обретя столь ответственную должность, Стубб поспешил заявить, что в новой правительственной программе ничего нового в разделе о взаимодействии с ЕС, НАТО и ОБСЕ не появится. «Нам в данном случае очень важна преемственность в сфере финской внешней и оборонной политики. Вместе с тем, очевидно, что надо как-то упомянуть конфликты на границах Европы». Впрочем, даже если Стубб будет придерживаться ранее высказанной позиции, внешнюю политику согласно финской конституции осуществляют президент и правительство «в сотрудничестве» друг с другом. Тем не менее, по вопросу возможного вступления в НАТО консенсуса будет трудно достичь: Саули Ниинистё, довольно активно выступавший за вступление в альянс на предыдущих президентских выборах в 2009 году, последнее время свернул лозунги и предпочитает придерживаться более сдержанной позиции в духе «мы туда всегда успеем».

К слову сказать, финская армейская реформа никак не вяжется с русофобскими настроениями, в которых обвинил финнов господин Марков: Финляндия сокращает личный состав резервистов от 350 000 солдат до 230 000. Военный бюджет также будет уменьшен на 10% к 2015 году. Вслед за министром Лавровым можно рекомендовать обеим сторонам руководствоваться в диалоге не эмоциями, а объективными фактами, отказавшись от домыслов и поспешных выводов.


Автор:

Надежда Линнас, старший преподаватель кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся