Комментарии экспертов РСМД

Станислав Притчин: Не прорыв, но прогресс: к итогам VI-го Каспийского саммита

3 Октября 2014
Распечатать

Станислав Притчин, к.и.н., эксперт Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института Востоковедения РАН, эксперт РСМД.

VI-й Каспийский саммит на высшем уровне, проходивший 28-29 сентября в Астрахани, стал историей и теперь есть возможность подвести некоторые его итоги. Формальным результатом встречи стало подписание трех специализированных отраслевых соглашений по защите биоресурсов, предупреждению и предотвращению чрезвычайных ситуаций, а также сотрудничеству в сфере гидрометеорологии.

Ключевым же результатом встречи стало политическое заявление[1], подписанное главами государств, закладывающее основные принципы взаимодействия на Каспии и его размежевания. Очевидно, что это не полноценное пятистороннее соглашение или Конвенция, определяющая юридический статус моря, к которой стороны идут вот уже 18 лет. Но документ во всех смыслах важен и для Каспия прецедентен. В отличие, например, от 25-пунктовой декларации, подписанной в 2007 году в Тегеране, астраханское заявление более конкретное, затрагивает более широкий спектр вопросов. Но главная ценность документа заключается в том, что он с одной стороны фиксирует по каждому из обозначенных 19 пунктов уровень близости переговорных позиций, а с другой стороны дает вероятный путь дальнейшего решения данной проблемы. Так, например, по самому сложному вопросу – решению территориальных противоречий предлагается использовать существующие принципы и нормы международного права, но по обоюдной договоренности сторон (пункт 11).

Фото: jilkin.ru

Впервые в официальных документах по итогам переговоров «пятерки» фиксируется размер исключительной экономической зоны, на которую распространяются исключительные суверенные права прибрежных государств  – 25 миль. Остальная поверхность моря остается в общем пользовании для судоходства и рыболовства (пункт 7).  

Стороны признают наличие проблемы гонки вооружений в регионе и обязуются «осуществлять военное строительство в пределах разумной достаточности с учетом интересов всех сторон» (пункт 4).

В следующем пункте заявления речь идет о необходимых совместных мерах по упрочнению региональной безопасности, отмечается, что они должны быть «транспарентными и открытыми». Хотя до саммита многие эксперты ожидали, что в условиях роста региональных вызовов вокруг Афганистана и Исламского государства стороны все же предпримут реальные шаги по формированию если не единой региональной группировки на базе ВМС прибрежных стран (предлагаемая ранее Россией идея создания сил «Касфор»), то хотя бы создадут координационную структуру по взаимодействию вооруженных сил или договорятся о совместных учениях. Увы, соседи ограничились пунктом в итоговом заявлении.

Также не перешла в плоскость реализации другая российская идея – создание организации экономического сотрудничества Каспийских государств. Хотя в условиях ослабления санкций против Ирана и его стремления активизировать экономические контакты с соседями по региону подобная организация могла бы стать важной и эффективной площадкой для взаимодействия сторон.

Обратила на себя внимание дважды обозначенная туркменская позиция по вопросам строительства транскаспийских инфраструктурных проектов. Президент республики Гурбангулы Бердымухамедов сначала на заседании в узком составе, а потом во время общения с прессой заявил, что «строительство таких трубопроводов – это суверенное право государств, по территории которых они проходят, и потому может осуществляться только именно с их согласия»[2]. Напомню, что Россия и Иран придерживаются принципа необходимости согласования любых трансграничных проектов на море всеми прикаспийскими странами. То есть, по данному пункту стороны пока не пришли к единому решению.

К положительным результатам также можно отнести решение о проведении следующей встречи в Казахстане, причем Нурсултан Назарбаев предложил не откладывать его и встретиться уже через два года, в 2016 году. В этом же году запланировано проведение масштабных учений служб пяти государств по предотвращению чрезвычайных ситуаций. Также на саммите было признано вступившим в силу ратифицированное всеми странами Соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности.

Таким образом, в Астрахани был сделан серьезный шаг в работе по определению международно-правового статуса Каспийского моря, но несколько завышенные ожидания, а также наличие сложных вопросов, требующих длительной проработки и поиска компромиссов, не позволили добиться окончательного принятия Конвенции о статусе моря. Но как отмечали в преддверии и по итогам саммита представители российской стороны, в том числе президент Владимир Путин, благодаря выработке данного политического заявления, подписание Конвенции может состояться уже на следующем пятом саммите. Значит, будем ждать следующей встречи, теперь уже в Казахстане.


[1]Заявление президентов Азербайджанской Республики, Исламской Республики Иран, Республики Казахстан, Российской Федерации и Туркменистана   http://news.kremlin.ru/ref_notes/4754

[2]Заявления глав государств – участников IV Каспийского саммита для прессыhttp://news.kremlin.ru/transcripts/46689

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся