Комментарии экспертов РСМД

Шелковый путь – не альтернатива ШОС и ЕАЭС

18 Мая 2015
Распечатать

Появление проекта Экономического пояса Шелкового пути вызвало немало споров о том, смогут ли Россия и Китай гармонизировать свои интеграционные и инфраструктурные проект в Центральной Азии. О том, как китайские инициативы соотносятся с российской политикой в регионе, корреспонденту китайского журнала International Herald Leader рассказал и.о. директора Института Дальнего Востока РАН, эксперт РСМД Сергей Лузянин.

Как Россия в целом оценивает недавно принятую Китаем политику «одного пояса и одного пути»? Совместима ли она с Евразийским союзом, к созданию которого стремится президент России Владимир Путин?

Очевидно, что, помимо возможных рисков, создание Экономического пояса Шелкового пути послужит для России конструктивным экономическим стимулом. В частности, возникнет необходимость осуществления активной инвестиционной, торговой и экономической политики в отношении участвующих групп, включая, в частности, расширение строительства железных дорог и автомагистралей — примером подобной деятельности является реконструкция железнодорожной линии Москва — Казань и строительство высокоскоростной железной дороги между Москвой и Пекином. В будущем, как планирует Пекин, объединенная транспортная сеть позволит создать транспортный коридор, соединяющий Азиатско-Тихоокеанский регион со странами Западной Европы. Такая сеть будет связывать 18 азиатских и европейских стран, в общей сложности охватывая территорию в 50 миллионов квадратных километров с населением 3 миллиарда человек. За последние 10 лет ежегодный рост объема торговли Китая со странами, расположенными вдоль Пояса, составил около 19%, а сам торговый оборот Китая с этими странами в 2014 году достиг более 600 миллиардов долларов США.

Выдвинутая председателем Си Цзиньпином идея Пояса изначально воспринималась в России и ряде других стран Таможенного союза, существовавшего на тот момент, достаточно осторожно. Ряд российских экспертов даже утверждали, что этот проект представляет собой реакцию КНР на медленные темпы развития ШОС и что Шелковый путь является альтернативным вариантом ускорения развития для Центральной Азии и соседних регионов.

         

Как теперь стало очевидно, ситуация является не настолько критической. Несомненно, проект Си Цзиньпина крайне амбициозен, рассчитан на долгосрочную перспективу и отражает темпы роста влияния Китая и характер этого роста в качестве новой экономической державы. В контексте проекта Великого шелкового пути достаточно четко просматриваются задачи Китая на евразийском пространстве. С другой стороны, точно так же очевидно, что этот проект не препятствует и не призван препятствовать реализации других двух планов — развития ШОС, внутри которого Китай и Россия продолжают играть центральную роль, и Евразийского экономического союза. В настоящий момент китайские проекты (Экономический пояс и Шелковый путь) представляются важной стратегической инициативой руководства страны, которая, однако, не получила институционального оформления.

        

Таким образом, Россия в контексте этих проектов вовсе не является пассивным наблюдателем с точки зрения многостороннего или двустороннего формата сотрудничества с КНР. В то время как Китай активно продвигает свой проект, Россия — если говорить о формате ШОС — заинтересована в поиске (политическом и экспертном) путей и возможностей для развития взаимодействия или сближения ШОС с проектом Шелкового пути. Заинтересованность России в развитии взаимодействия ШОС как с Евразийским экономическим союзом, так и с проектом Шелкового пути просматривается достаточно явно. При этом существует ряд вариантов/сценариев, которые могут быть реализованы в данном процессе: (a) развитие интеграции/сближения вдоль «Северного маршрута» (ШОС — ЕАЭС) с укреплением Евразийского банка развития за счет привлечения китайских ресурсов — или (b) вдоль «Южного маршрута» (ШОС — Шелковый путь), который, однако, представляется как более поздний с точки зрения возможных периодов и возможностей реализации. В то же время нельзя исключать и параллельного развития всех трех проектов.

Как Россия будет выстраивать свои отношения с пятеркой стран Центральной Азии, если они решат сотрудничать с Китаем в рамках концепции «один пояс, один путь»?

Выбранная Китаем стратегия реализации политики «один пояс, один путь» не создаст конфликта интересов между Россией и Китаем в Центральной Азии. Некоторые западные эксперты считают, что все центральноазиатские страны присоединятся к китайскому проекту Шелкового пути и забудут о России и ее проектах вовсе. Однако это не так: между Китаем, Россией и странами Центральной Азии существует тесная связь, обусловленная их членством в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Единственное государство в Центральной Азии, не входящее в ШОС, — Туркменистан — не играет в регионе важной политической роли. Таким образом, мы видим возможность многостороннего сотрудничества в рамках китайского Экономического пояса и ШОС, их сближения, а также активного участия центральноазиатских стран в общем сотрудничестве в сфере экономики и транспорта.

Поделиться статьей

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся