Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 13, Рейтинг: 3.46)
 (13 голосов)
Поделиться статьей

Менеджер по связям со СМИ и правительственными структурами РСМД Николай Маркоткин обсудил текущую политику США в отношении НАТО, новые военные технологии и российско-американские отношения с отставным четырехзвездочным адмиралом ВМС США Уильямом Джозефом Фэллоном, возглавлявшим Тихоокеанское командование Вооруженных сил США (2005–2007 гг.) и Центральное командование ВС США (2007–2008 гг.).

Менеджер по связям со СМИ и правительственными структурами РСМД Николай Маркоткин обсудил текущую политику США в отношении НАТО, новые военные технологии и российско-американские отношения с отставным четырехзвездочным адмиралом ВМС США Уильямом Джозефом Фэллоном, возглавлявшим Тихоокеанское командование Вооруженных сил США (2005–2007 гг.) и Центральное командование ВС США (2007–2008 гг.).

Как вы оцениваете политику Дональда Трампа в отношении НАТО?

По моему мнению, Трамп имеет весьма поверхностное представление об управлении в сфере международных отношений, политики и безопасности. Он бизнесмен, поэтому смотрит на все через призму долларов и оценивает любую ситуацию исключительно в контексте выигрыша или проигрыша. Он любит выигрывать и не любит проигрывать. По его мнению, блок НАТО держится исключительно на США. Как и в коммерции, он обращает внимание на бюджетные расходы на оборону. В свою очередь государства — члены блока согласились выделять по 2% своего ВВП на НАТО. Трамп питает отвращение к альянсам и считает, что от них больше вреда, чем пользы. Он искренне убежден, что США могут всего добиться в одиночку и не нуждаются в чьей-либо помощи. Возможно, некоторое время назад так оно и было, но сегодня, на мой взгляд, взаимозависимость мира настолько велика, что не позволяет руководствоваться подобным мышлением.

В США живут очень разные люди, и всегда можно найти тех, кто поддержит любую идею. Трамп нашел группу сторонников, которые разделяют его столь упрощенный и бесхитростный подход. Он обладает хорошим чутьем. Он задел за живое массу недовольных людей, и, к сожалению, продолжает разжигать недовольство.

Однако Трамп также понимает, что президенту Путину НАТО совершенно не по душе, поскольку тот воспринимает Альянс как угрозу своим устремлениям. Вместе с тем Трамп слышит жалобы союзников и видит проблемы, которые Россия спровоцировала на Украине. Вот почему его позиция в отношении НАТО постоянно меняется.

Каковы, по-вашему, перспективы новых военных технологий, в том числе использование искусственного интеллекта?

Я вижу, что это чревато появлением реальных проблем. Дело в том, что алгоритмы, определяющие поведение машин, задаются людьми. Все начинается с того, что решит человек. Что принимать в расчет, чему отдавать приоритет, чему верить. Вот почему, на мой взгляд, идея об объективности решений, основанных на машинном обучении, является фикцией. При обработке данных наверняка будет иметь место определенная предвзятость. В силах ли мы ее выявить? Я не знаю. Я был бы счастлив, если бы нам удалось это сделать.

Однако есть и позитивные моменты: получение решений и проведение идентификации ускоряется. В сфере кибербезопасности одна из моих компаний сумела разработать программу по изучению поведения внутри компьютерных сетей. Это может повысить показатель достоверности при определении того, заражена машина или нет. Результат в 95% означает, что все в порядке. Если же меньше, то мы пытаемся выяснить, в чем проблема. Мы используем технологии машинного обучения, хотя они и не идеальны.

Как бы вы оценили текущее регулирование в сфере кибербезопасности? Является ли оно адекватным для новых угроз?

В течение нескольких лет США пытались выработать последовательную государственную политику в этой сфере. Но существует дилемма: с одной стороны, мы хотим выработать общие принципы и установить очень высокие стандарты для безопасных систем, а с другой — сталкиваемся с сопротивлением противников такой политики, так как свое личное пространство они ценят превыше всего и как сторонники большей свободы выступают против присутствия систем безопасности в каждой сети.

Насколько серьезны киберугрозы для ВМФ?

По моему опыту, существует несколько аспектов проблемы. Сбои, взломы и ненадежность связаны с человеческим фактором. Люди проявляют беспечность, не соблюдают правила, нарушают инструкции. Это облегчает «плохим парням» проблему получения доступа к сети. По своему опыту в должности командующего могу сказать, что по крайней мере 75% проблем можно было бы предотвратить без какой-либо внешней помощи.

Но существуют и более сложные, долгосрочные угрозы. Я считаю, что если система является электронной, то рано или поздно кому-то удастся выяснить, как в нее проникнуть. В свое время подобная ситуация возникла тогда, когда был изобретен радар: «Потрясающе! Мы можем все видеть!». Затем появляются электронные контрмеры: радиомаскировка, подавление радиопомехами, радиодезинформация. В сфере кибербезопасности мы наблюдаем аналогичную картину.

15–20 лет назад наше военно-морское ведомство совершило огромную ошибку. Компьютерщики нам сказали: «Вы можете все автоматизировать и получить доступ к огромному объему информации, который позволит командиру корабля находиться на мостике и видеть все, что происходит вокруг. Можно будет видеть машинное отделение, комплекс вооружения, навигационную систему, получать новости из Нью-Йорка или Москвы». Замечательно? Нет! Проблема в том, что все это связано с Интернетом. Он используется для поиска новостей, прослушивания музыки и т.д. Инженерно-техническая система корабля также связана с интернет-поиском. Таким образом, если кто-то захочет влезть в систему и вызвать проблемы, то сделать это относительно просто. Отсутствие подключения к Интернету может существенно повысить безопасность многих инфраструктурных систем.

Увеличивает ли использование развитыми странами технологий машинного обучения и автоматизации риск асимметричного ответа со стороны стран и негосударственных акторов, не обладающих подобными технологиями?

Я думаю, что знания и технологии будут распространяться. Посмотрите на ИГИЛ или «Аль-Каиду». Когда я был командующим в Ираке, они умело использовали компьютерные технологии для достижения своих целей. У них имелись люди, которые учились в школе и знали, как это сделать. Угрозе распространения ядерного оружия уделяется чрезмерное внимание, но на ее фоне могут распространяться и менее дорогостоящие технологии. Вероятно, в будущем нас ждет именно это, что чревато серьезными проблемами для развитых стран.

Каковы перспективы возобновления российско-американского диалога в области стратегической стабильности?

Обе стороны относятся друг к другу с большим недоверием и подозрительностью. Я думаю, что мы упустили шанс предпринять позитивные шаги, и это большая глупость. Однако в жизни может случиться всякое. Кто бы мог подумать, что Трамп и Ким Чен Ын встретятся?! Возможно многое, но для этого нужна политическая воля и решимость.

Когда я получил звание адмирала, кто-то сказал мне две вещи: «Во-первых, тебе больше не надо бояться остаться голодным. А во-вторых, ты столкнешься с одной проблемой — тебе будет трудно слышать правду». Я думаю, что руководители должны выслушивать разные мнения, и только потом принимать решения, руководствуясь своим пониманием ситуации и опытом.


(Голосов: 13, Рейтинг: 3.46)
 (13 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся