Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 2.25)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Кристофер Харпер

Бывший генеральный директор Международного военного штаба НАТО, маршал авиации

После саммита в Хельсинки внешнеполитическое сообщество продолжает активно обсуждать последствия встречи Владимира Путина и Дональда Трампа и перспективы отношений Россия — США и Россия — НАТО. На полях совместного семинара Российского совета по международным делам и Европейского сообщества лидеров, редактор сайта РСМД Мария Смекалова обсудила самые актуальные вопросы с бывшим генеральным директором Международного военного штаба НАТО, маршалом авиации сэром Кристофером Харпером.

После саммита в Хельсинки внешнеполитическое сообщество продолжает активно обсуждать последствия встречи Владимира Путина и Дональда Трампа и перспективы отношений Россия — США и Россия — НАТО. На полях совместного семинара Российского совета по международным делам и Европейского сообщества лидеров, редактор сайта РСМД Мария Смекалова обсудила самые актуальные вопросы с бывшим генеральным директором Международного военного штаба НАТО, маршалом авиации сэром Кристофером Харпером.

pashinian2m.jpg
securityconference.de
Christopher Harper

Как саммит в Хельсинки повлияет вопросы международной безопасности в целом и отношения Россия — НАТО в частности?

До 2016 г. я занимал должность генерального директора Международного военного штаба НАТО, а сейчас являюсь независимым консультантом по вопросам обороны и безопасности. Меня огорчает тот факт, что после встречи Владимира Путина и Дональда Трампа освещались главным образом различные сенсационные аспекты пресс-конференции и комментарии для СМИ, а не конкретные итоги переговоров двух президентов. Из-за подобного перекоса в освещении трудно было понять, какие темы обсуждались на встрече. Кроме того, перед саммитом многие опасались, что лидеры договорятся о взаимных уступках, которые не будут одобрены некоторыми членами Североатлантического альянса. Кажется, этого удалось избежать. Была надежда на то, что улучшение диалога между странами в некоторой степени поспособствует стабилизации режима нераспространения ядерного оружия и укреплению контроля в этой сфере. Но, к сожалению, представляется, что добиться большого прогресса в этом вопросе также не удалось. Тем не менее абсолютно понятно одно: лучше, когда главы ведущих стран мира разговаривают друг с другом. Я скорее за диалог, чем за его отсутствие. Причина, по которой мы организовали мероприятие Европейского сообщества лидеров и РСМД здесь, в Москве, — это желание понять, как мы можем помочь в улучшении диалога между Российской Федерацией и НАТО. Боюсь, что в настоящее время мы с этим не особенно справляемся, несмотря на многочисленные попытки. По сути, мы зацикливаемся на прошлом, обвиняем друг друга в сложившейся ситуации вместо того, чтобы смотреть в будущее, делать шаги навстречу и искать сферы, в которых возможен взаимовыгодный компромисс.

Какие это сферы, по Вашему мнению?

Я уверен, что в Стратегии национальной безопасности России есть аспекты, отказ от которых был бы очень полезен. Например, пункт о возможном использовании ядерного оружия для деэскалации кризиса. На мой взгляд, и это исключительно мое личное мнение, любое использование ядерного оружия безответственно и подобную возможность надо исключить во что бы то ни стало. Ядерное оружие уже изобретено — историю не повернуть вспять, но крайне важно контролировать его распространение и воздерживаться от употребления неточных формулировок о его использовании. Конечно, по многим вопросам страны НАТО и Россия никогда не смогут договориться. В первую очередь речь идет о статусе Крыма. Однако есть и другие темы, по которым мы можем достичь согласия и начать продуктивный диалог. Это, например, текущая ситуация на востоке Украины. Но даже в тех областях, где есть потенциал для прогресса, мы вряд ли сумеем его реализовать, пока будем конфликтовать из-за разногласий по другим вопросам.

Можно считать, движение НАТО на восток – свершившийся факт, пусть это и неприятно слышать российским политикам?

Позвольте мне разъяснить один очень важный момент. Я надеялся, что вопросы такого уровня нам обсуждать не придется, но, очевидно, это не так. Даже сегодня, во время обсуждения, я услышал термин «движение НАТО на восток». НАТО никуда не движется. Когда страна хочет вступить в Организацию Североатлантического договора, она проходит чрезвычайно строгую процедуру присоединения. Страна должна доказать, что является демократическим режимом, где вооруженные силы находятся под политическим контролем. Она должна убедительно, в рамках демократического процесса, продемонстрировать, что более 50 процентов населения страны выступают за присоединение к альянсу. Она должна показать свободу национальных СМИ. Кроме того, есть и другие очень важные критерии. Страна может вступить в НАТО только в том случае, если выполнит эти требования и сможет показать, что будет вносить определенный вклад в его работу, а не просто пользоваться гарантиями безопасности, которые обеспечивает альянс. То есть не НАТО обращается к странам, завоевывает их, заманивает их. Демократические страны по собственной воле стремятся участвовать в обеспечении коллективной обороны и безопасности и пользоваться соответствующими преимуществами.

Как будет развиваться диалог Россия — НАТО по завершении процесса вступления в альянс Грузии? Кажется, это самый чувствительный аспект наших отношений в военной сфере.

Согласен, что это больная тема в отношениях между НАТО и Россией. Но на последнем саммите НАТО в Брюсселе не наблюдалось существенного прогресса в вопросе присоединения Грузии или Украины. И для этого есть веские причины, включая те, что я уже перечислил, когда говорил о требованиях к странам. На сегодняшний день эти условия не соблюдены. Так что, честно говоря, вопрос достаточно спорный. Вместо того чтобы рассматривать вариант развития событий, который явно не является делом ближайшего будущего, почему бы нам заняться устранением поводов для недопонимания, которых очень много и которые затрагивают множество людей как в вашей стране, так и в государствах — членах НАТО?

Сейчас многие говорят о факторе Трампа в трансатлантическом единстве. Повлияло ли президентство Дональда Трампа на отношение стран друг к другу?

Я полагаю, что Организация Североатлантического договора — это слишком сильный и прочный союз, чтобы его мог дестабилизировать один отдельно взятый президент Соединенных Штатов. Нельзя сказать, что некоторые, так сказать, оригинальные, нетрадиционные подходы Дональда Трампа не влияют на позиции государств — членов альянса. Но, в конце концов, давайте рассмотрим в качестве примера коммюнике, опубликованное на прошлой неделе по итогам саммита в Брюсселе. В него вошли 79 пунктов, довольно серьезных, на мой взгляд. Все 29 стран-союзниц согласовали эти пункты. В альянсе ничего не делается без консенсуса двадцати девяти членов, и все 29 глав государств и правительств согласовали этот крайне важный документ, причем одним из них был президент Дональд Трамп.

Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 2.25)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся