Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 20, Рейтинг: 4.2)
 (20 голосов)
Поделиться статьей
Наталия Травкина

Д.полит.н., руководитель Центра внутриполитических исследований Института США и Канады РАН, эксперт РСМД

Подготовка Вудро Вильсоном 14 пунктов стала поворотным моментом в институциональном становлении американской внешней политики. Современные американские историки, как и политические аналитики того времени, отмечают, что данные положения изначально были составлены в духе программы действий, претендующей на звание великого исторического документа. в

14 пунктов Вудро Вильсона, положенные в основу Версальского мирного договора, подписанного 28 июня 1919 г., более или менее успешно способствовали урегулированию европейских проблем после окончания Первой мировой войны. Тем не менее они оказались неспособными обеспечить условия для прочного послевоенного мира на европейском континенте, что в конечном итоге и привело к началу Второй мировой войны в сентябре 1939 г.

В последние годы внимание исследователей привлек тот факт, что активное участие в разработке 14 пунктов принял и Джордж Херрон — видный американский теолог конца XIX и начала XX веков. Он сумел убедить В. Вильсона в «эсхатологическом значении» мировой войны, где именно президент США должен стать провозвестником Нового мира, а Царство Божие должно обеспечить создание Лиги наций.

Религиозно инспирированное визионерство В. Вильсона привело к тому, что после Второй мировой войны была создана Организация Объединенных Наций, которой удалось на протяжении последующих 70 с лишним лет более или менее успешно предотвратить сползание мира к очередному всемирному катаклизму, на этот раз с применением ракетно-ядерного оружия.

Европа вступила в 1918 г. с ощущением того, что мировая война, или как ее тогда называли «Великая война», начавшаяся в августе 1914 г. и унесшая к тому времени жизни свыше десятка миллионов человек, включая гражданское население, близится к своему завершению — победному для Великобритании, Франции, Италии и США [1]. Подобные настроения основывались главным образом на том обстоятельстве, что с вступлением в войну в апреле 1917 г. Соединенных Штатов с их колоссальным экономическим потенциалом исход военных баталий на земле, в воздухе и на море можно было считать предрешенным — и с практической, и с военно-теоретической точек зрения.

В. Вильсон с женой Эдит (Белый дом, июнь 1920 г.)

Ощущение скорой победы над Центральными державами — Германской империей и ее союзниками, Австро-Венгерской империей, Османской империей и Болгарским царством — в наибольшей степени было распространено в Вашингтоне. Проблема заключения послевоенного мирного договора постоянно находилась в поле зрения 28-го президента США Вудро Вильсона (1913–1921 гг.). Выступая в Конгрессе 2 апреля 1917 г. и объявляя о вступлении США в войну против империалистической Германии, В. Вильсон сформулировал главную цель, которую преследовали при этом США: не просто победить Германию в ходе военных действий, а «используя всю свою мощь и все свои ресурсы, принудить правительство Германской империи к условиям мира и тем самым покончить с войной».

Непосредственным толчком к выступлению В. Вильсона в Конгрессе США 8 января 1918 г., которое официально было посвящено «условиям мира», стали Брест-Литовские мирные переговоры, начавшиеся в декабре 1917 г. между представителями Советской России и Центральных держав. В свою очередь, Брест-Литовские мирные переговоры начались как следствие Декрета о мире, принятого 8 ноября 1917 г. на Втором съезде Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Декрет о мире основывался на идее справедливого и демократического мира — на мире «без аннексий и контрибуций», то есть без захвата чужих территорий и без насильственных взысканий с побежденных стран материальных или денежных компенсаций. Одновременно предлагалась отмена тайной дипломатии и выражалось «твердое намерение вести все переговоры совершенно открыто, перед всем народом, приступая немедленно к полному опубликованию тайных договоров», содержание которых предлагалось объявить «безусловно и немедленно отмененным» [2].

Декрет о мире, по сути, явился толчком для плана мирного урегулирования, предложенного В. Вильсоном два месяца спустя. Сам президент, выступая в Конгрессе 8 января 1917 г., отдал должное этому декрету, особо подчеркнув, что «российские представители настаивают — очень справедливо, очень мудро и в подлинном духе современной демократии, — что переговоры, которые они проводят с немецкими и турецкими представителями, должны вестись при открытых, а не при закрытых дверях, а их аудиторией должен стать весь мир, если он того пожелает». Таким образом, соревнование программ послевоенного устройства мира можно было считать начавшимся.

«Единственно возможная программа» из 14 пунктов

Современные американские историки, как и политические аналитики того времени с самого момента обнародования документа отмечали, что 14 пунктов В. Вильсона изначально были составлены в духе программы действий, претендующей на то, чтобы называться «великим историческим документом».

С этой точки зрения аналогом такого документа мог послужить, например, знаменитый американский Билль о правах человека (1791 г.), состоявший из 10 пунктов, закрепляющих основные права и свободы человека и гражданина (поправки 1–4) и прописывающих механизм их реализации (поправки 5–10).

hti.osu.edu

Структурно 14 пунктов В. Вильсона состояли из 4 разделов. В преамбуле документа пафосно заявлялось о том, что данная программа «является программой всеобщего мира», и в этом плане представляется «единственно возможной». Таким образом, В. Вильсон с самого начала занял позицию безальтернативного решения проблемы послевоенного мира; можно даже сказать, что он встал на позицию «все или ничего» — либо воюющие стороны соглашались с его планом мирного урегулирования европейских проблем, либо мир оказывался в положении, говоря современным языком, «замороженного мирового конфликта».

Первые четыре пункта устанавливали общие правила достижения всеобщего продолжительного мира. Они основывались на «открытом мирном договоре», то есть на транспарентном процессе заключения мирных договоров, не содержащих секретных пунктов и статей, известных только узкому кругу государственных лиц. «Всеобщий мир» на планете должен был основываться на «трех китах» — на свободе мореплавания, свободе торговли и максимально возможном сокращении вооружений «до уровня, необходимого для обеспечения внутренней безопасности».

В последующих пунктах — с 5 по 13-й — подробно расписывалась демаркация послевоенных европейских границ, а также стран, входивших на момент войны в состав Оттоманской империи. Эти пункты, по сути, пусть и в завуалированной форме, имели отношение к циничному «дележу шкур» поверженных Центральных держав.

И, наконец, заключительный 14-й и, возможно, самый важный пункт содержал предложение о формировании «общей ассоциации наций» с целью «предоставления взаимных гарантий политической независимости и территориальной целостности как великим, так и малым странам». Тем самым В. Вильсон предложил создать всемирный надзорный орган для гарантии «всеобщего мира» на планете.

В таблице кратко суммированы положения 14 пунктов В. Вильсона и содержится оценка их итоговой практической реализации.

Таблица

14 пунктов В. Вильсона: содержание и результат реализации


Содержание пункта Итог реализации

1.

Открытые мирные договоры

Не реализован

2.

Свобода мореплавания как в мирное, так и в военное время

Не реализован

3.

Свобода торговли — устранение таможенных барьеров

Не реализован

4.

Установление гарантий, обеспечивающих максимальное сокращение вооружений

Не реализован

5.

Свободное, открытое и беспристрастное урегулирование колониальных вопросов

Не реализован

6.

Освобождение Германией всех оккупированных ею российских территорий, предоставление России беспрепятственной возможности определить свое политическое развитие и свою национальную политику

Реализован

7.

Освобождение и восстановление Бельгии

Реализован

8.

Возвращение Эльзаса-Лотарингии Франции, установление французского контроля над оккупированными районами

Реализован

9.

Восстановление границ Италии в соответствии с ясно выраженным национальным итальянским признаком

Частично реализован

10.

Предоставление народам Австро-Венгрии права на самоопределение

Частично реализован

11.

Освобождение Германией оккупированных территорий Румынии, Сербии и Черногории, предоставление Сербии выхода к морю

Частично реализован

12.

Самоопределение всех частей бывшей Оттоманской империи

Частично реализован

13.

Создание независимого Польского государства

Реализован

14.

Образование общего союза наций

Частично реализован в виде Лиги наций


Таким образом, 14 пунктов Вудро Вильсона, положенные в основу Версальского мирного договора, подписанного 28 июня 1919 г., более или менее успешно способствовали урегулированию европейских проблем после окончания Первой мировой войны. Тем не менее, они оказались неспособными обеспечить условия для прочного послевоенного мира на европейском континенте, что в конечном итоге и привело к началу Второй мировой войны в сентябре 1939 г.

В исторической ретроспективе самым главным фактором, предопределившим хрупкость мирного урегулирования в Европе после окончания Первой мировой войны, возможно, стала неспособность Сената США ратифицировать Версальский мирный договор.

На решающем голосовании 19 марта 1920 г. резолюция в поддержку ратификации набрала 49 голосов «за» и 35 «против» при необходимых 66 голосах в поддержку Версальского мирного договора. Демократы консолидировано голосовали в поддержку резолюции, республиканцы — против. При этом среди республиканцев возникли три оппозиционные группы: определенная их часть, твердо стоявшая на позициях изоляционизма, категорически выступила против участия США в Лиге наций как таковой. Другая группа считала, что участие Соединенных Штатов в работе Лиги недопустимо на том основании, что для проведения миротворческих операций потребуется участие вооруженных сил стран-членов Лиги, в том числе и самих США. Наконец, третья часть республиканцев исходила из того, что это положение является «покушением» на исключительное право Конгресса объявлять о начале военных действий.

Таким образом, сравнительно быстро 14 пунктов американского президента «повисли в воздухе», поскольку США, после того как В. Вильсон покинул Белый дом в начале 1921 г., отказались быть гарантом Версальского мирного договора. Историческую участь этого документа, возможно, нагляднее всего символизировала судьба самого В. Вильсона. После возвращения из Европы в начале сентября 1919 г. он начал активную агитацию за ратификацию Версальского мирного договора. С этой целью он разъезжал по американским штатам, произнеся за три недели порядка 40 речей, в результате чего стал испытывать физическое перенапряжение и усталость. После выступления в поддержку Лиги наций в Пуэбло (штат Колорадо) 25 сентября 1919 г. В. Вильсон серьезно заболел, а 2 октября 1919 г. перенес тяжелый инсульт, в результате которого произошел паралич всей левой части тела, и он ослеп на один глаз. Некоторое время он мог передвигаться только в инвалидной коляске, а впоследствии ходил с тростью. Политический активизм и страстная поддержка Версальского мирного договора В. Вильсоном все же были оценены мировой общественностью — осенью 1919 г. ему была присуждена Нобелевская премия мира.

Демонстративное нежелание ратифицировать Версальский мирный договор со стороны Республиканской партии, которая по итогам президентских выборов 1920 г. стала доминировать в американской политической жизни, парализовало послевоенное мирное урегулирование в Европе. В результате этого усилились противоречия между европейскими странами, которые с течением времени почувствовали себя свободными от соблюдения положений Версальского мира, что и привело к началу новой мировой войны в конце 1930-х гг.

Религиозно-мессианский аспект 14 пунктов В. Вильсона

Подготовка 14 пунктов явилась важнейшим поворотным пунктом в институциональном становлении американской внешней политики на последующие 100 лет. Будучи до прихода в Белый дом профессором и президентом Принстонского университета, В. Вильсон привлек к составлению пунктов весь «цвет» американской интеллектуальной элиты. В сентябре 1917 г. по его распоряжению в Нью-Йорке начала работать группа ведущих американских профессоров и специалистов того времени, получившая впоследствии название «Запрос».

В ее работе приняли участие порядка 150 ученых и исследователей, которыми руководил советник и давний друг В. Вильсона Эдвард Хауз. Научное руководство работой группы осуществлял родственник полковника Хауза, профессор философии Сидни Мезез. Целью работы группы «Запрос» было изучение состояния различных регионов мира и подготовка рекомендаций по политике США в этих регионах. Работа группы проходила в условиях строгой секретности, и ее итогом явилась подготовка почти 2 тыс. докладов и документов, а также 1200 карт, которые были использованы В. Вильсоном при подготовке его 14 пунктов. Двадцать один человек — члены группы — вошли в состав американской делегации на Версальской мирной конференции. По просьбе В. Вильсона эта группа подготовила первое в истории США научное заключение по всем 14 пунктам, имевшее отношение главным образом к положениям, касавшимся границ послевоенного устройства в Европе [3].

В 1921 г. многие члены этой группы основали Совет по внешней политике США в Нью-Йорке. Эд. Хауза стали считать первым функциональным советником президента США по вопросам национальной безопасности [4]. В процессе составления своих 14 пунктов В. Вильсон заложил основы современной системы научно-аналитического обеспечения внешней политики США, которая начала формироваться в 1947 г. с образованием Совета национальной безопасности (СНБ). Однако этим вкладом в формирование современных контуров глобальной внешней политики США он не ограничился.

В последние годы внимание американских исследователей привлек тот факт, что активное участие в разработке 14 пунктов принял и Джордж Херрон (1862–1925 гг.) — видный американский теолог конца XIX и начала XX веков. В. Вильсон вел активную переписку с Дж. Херроном, который проповедовал идеи «социального евангелия», ставшие основой соответствующего движения в североамериканской ветви протестантизма. Смысл идей «социального евангелия» сводился к использованию библейских мотивов для решения социальных проблем «грешного мира». В ходе переписки с В. Вильсоном Дж. Херрон сумел убедить оппонента в «эсхатологическом значении» мировой войны как последней битвы на Земле между «Христом и Сатаной». Исходом Первой мировой войны должен был стать «приход Мессии», который и создаст Царство Божие на земле.

Дж. Херрон сумел тонко внушить В. Вильсону представление о том, что именно президент США и должен быть таким провозвестником Нового мира, а Царство Божие должно обеспечить создание Лиги наций [5]. Прибытие В. Вильсона в Европу на Версальскую мирную конференцию и рассматривалось современниками как пришествие «Нового мессии» [6].

Финальная историческая неудача главного детища Вильсона — Лиги наций — ни в коей мере не означает, что с ее кончиной потеряла право на практическую реализацию главная идея создания организации подобного рода: идея международного наднационального органа, который призван эффективным образом воспрепятствовать развязыванию новой мировой войны. Совсем даже наоборот — религиозно инспирированное визионерство В. Вильсона привело к тому, что после Второй мировой войны была создана Организация Объединенных Наций, которой удалось на протяжении последующих 70 с лишним лет более или менее успешно предотвратить сползание мира к очередному всемирному катаклизму, на этот раз с применением ракетно-ядерного оружия.

В настоящее время у большинства специалистов по международным отношениям не вызывает возражения тезис, согласно которому «Лига наций, по сути, послужила основой для создания нового международного института. Учреждение Организации Объединенных наций, ее широкая политическая структура и сам фундаментальный смысл ее существования в системе международных отношений были заимствованы из концепции Лиги наций» [7]. В. Вильсон заложил основы современного визионерского подхода к формированию внешней политики американскими президентами, а опыт США с разработкой и практическим применением концепции мирного урегулирования после Первой мировой войны показал, что для своего конечного успеха внешнеполитические стратегии в долгосрочном плане в качестве обязательного компонента должны содержать элемент визионерства.

1.    Tucker S. The Roots and Consequences of 20th-Century Warfare: Conflicts that Shaped Modern World. ABC-CLIO, 2016, XVI P. 545.

2.    Декреты Советской власти. Том I. М.: Государственное издательство политической литературы, 1957, XII C. 12–16.

3.    US Department of State. Office of the Historian. Papers Relating to the Foreign Relations of the United States, 1918, Supplement 1, The World War, Volume I, List of Papers. Pp. 405–413 https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1918Supp01v01/papers

4.    Grose P. Continuing the Inquiry. The Council on Foreign Relations from 1921 to 1996. A Council on Foreign Relations Book. N.Y.: CFR, 2006, XIV Pp. 1–9.

5.    Babik M. George D. Herron and the Eschatological Foundations of Woodrow Wilson's Foreign Policy, 1917–1919. «Diplomatic History», November 2011, Vol. 35, N 5. Pp. 837–857.

6.    Ambrosius L. Woodrow Wilson and American Internationalism. Camb.: Cambridge University Press, 2017, XII P. 254.

7.    Macqueen N. The United Nations, Peace Operations and the Cold War. Routledge, 2011, XLVII P. 3.


Оценить статью
(Голосов: 20, Рейтинг: 4.2)
 (20 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся