Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 26, Рейтинг: 4.77)
 (26 голосов)
Поделиться статьей
Анастасия Борик

Латиноамериканист, колумнист-эксперт журнала Brasil.ru, эксперт РСМД

Новостные сводки из Венесуэлы рисуют все более удручающую картину, с каждым днем растет число погибших в результате столкновений между демонстрантами и полицией, а наблюдателям становится все сложнее разобрать, что происходит на родине «боливарианской революции». Вот несколько моментов, которые надо знать о текущем венесуэльском кризисе.

Только за последние несколько недель в столкновениях между сторонниками и противниками правящего режима погибли 24 человека, пострадали сотни человек, среди которых есть и подростки, и даже дети.

Обостряются продовольственный кризис и нехватка товаров первой необходимости, включая базовые медикаменты, которые сейчас не найти даже в медицинских учреждениях.

Правящая элита во главе с Н. Мадуро, очевидно, стремится сохранить власть и дотянуть до президентских выборов конца 2018 г. Чего хочет оппозиция, до конца не ясно. Пока она едина только в вопросе о необходимости отстранить Н. Мадуро и его команду от власти, однако ни четкой программы, ни единого плана действий у оппозиционеров нет, поскольку не существует общего оппозиционного движения.

Соседние страны, прежде всего Колумбия и Бразилия, смотрят на происходящее в Каракасе с нескрываемым ужасом, подозревая, что гуманитарная катастрофа рано или поздно прорвет закрытые границы между странами и придет к ним.

Свободное падение

Во-первых, важно осознавать масштаб кризиса. Может показаться, что в Венесуэле все плохо, но в действительности, там все еще хуже. Национальная экономика не просто сошла с рельс, этих самых рельс давно просто не существует, хотя правительство во главе с Николасом Мадуро отказывается это признавать. Еще в 2016 г. я писала о том, что Венесуэла стала рекордсменом по темпам роста инфляции, преступности и сокращению благосостояния граждан. С того момента лучше не стало, на 2017 г. прогнозируют инфляцию более 700%, а на 2018 г. — и вовсе более 2000% (прогнозы МВФ).

Анастасия Борик:
Бег на месте

Одновременно растет уровень насилия, охватившего без преувеличения всю страну. Только за последние несколько недель в столкновениях между сторонниками и противниками правящего режима погибли 24 человека, пострадали сотни человек, среди которых есть и подростки, и даже дети. Количество задержанных перевалило за тысячу и продолжает расти, что становится дополнительным источником раздражения в венесуэльском обществе. Протесты не единственный триггер насилия — не стоит забывать и о преступности. Хотя официальную статистику власти Венесуэлы не публикуют, неофициальные данные различных неправительственных организаций свидетельствуют о беспрецедентном росте преступности в последнее время, значительная часть этого роста приходится на убийства, вооруженные нападения и ограбления, а также на похищения людей с целью выкупа.

К вышеперечисленному придется добавить продовольственный кризис и нехватку товаров первой необходимости, включая базовые медикаменты, которые сейчас не найти даже в медицинских учреждениях. Можно по-разному относиться к Human Rights Watch, но их доклад о состоянии венесуэльской медицины рисует как минимум контуры гуманитарного кризиса. Среди наиболее впечатляющих цифр — отсутствие базовых медикаментов в 76% государственных медучреждений, рост материнской смертности на 79% в 2016 г. по сравнению с 2015 г., а также рост детской смертности на 45% по сравнению с 2013 г.

Чего все хотят?

Вопрос этот отнюдь не праздный, хотя может таковым показаться.

Правящая элита во главе с Н. Мадуро, очевидно, стремится сохранить власть и дотянуть до президентских выборов конца 2018 г. Для реализации этой задачи в ход идут все средства: давление на оппозицию и лишение ее институционального пространства, подавление протестов, аресты оппозиционеров, мобилизация сторонников, вооружение гражданских проправительственных активистов, а также отвлекающие маневры. К последним, например, можно отнести недавнюю громкую отповедь Н. Мадуро, адресованную колумбийскому президенту Х.М. Сантосу, посмевшему усомниться в жизнеспособности боливарианской модели. Сосед немедленно стал врагом, спонсором зла и «несостоявшимся государством», которое смогло заключить мир с повстанцами «только благодаря Чавесу и мне [Мадуро]». Н. Мадуро также обещал рассказать какие-то «секреты» о мирном процессе в Колумбии, что должно подорвать доверие к подписанному в 2016 г. соглашению между официальной Боготой и повстанцами из РВСК (ФАРК). Секреты остались секретами, а тема бесконечно муссировалась в венесуэльских СМИ целую неделю.

Может показаться, что в Венесуэле все плохо, но в действительности, там все еще хуже.

Чего хочет оппозиция, до конца не ясно. Пока она едина только в вопросе о необходимости отстранить Н. Мадуро и его команду от власти, однако ни четкой программы, ни единого плана действий у оппозиционеров нет, поскольку не существует общего оппозиционного движения. Не раз упоминавшийся «Стол демократического единства» даже внутри своих рядов далек от этого самого единства, не говоря о миноритарных оппозиционных и около-оппозиционных группах. Одно из текущих требований — проведение досрочных выборов, на которых антиправительственные силы надеются одержать победу. Перспектива изменения электорального цикла выглядит пока крайне маловероятной, однако загадывать тут не стоит, ведь латиноамериканский темперамент и напор никто не отменял.

Вокруг, около и даже далеко

В-третьих, важно понимать, что венесуэльский кризис давно вышел за пределы Республики, сотрясая соседние страны и вызывая беспокойство во всем регионе. За последние годы это самый серьезный вызов стабильности региональной системы стран Латино-Карибской Америки. Соседние страны, прежде всего Колумбия и Бразилия, смотрят на происходящее в Каракасе с нескрываемым ужасом, подозревая, что гуманитарная катастрофа рано или поздно прорвет закрытые границы между странами и придет к ним. Эти государства наряду с другими «сознательными» региональными игроками бьют тревогу и призывают к обсуждению венесуэльской проблемы на самом высоком региональном уровне, в частности, на площадке Организации Американских Государств (ОАГ).

26 апреля ОАГ провела экстренное заседание Постоянного Совета ОАГ для обсуждения венесуэльского кризиса, одновременно генеральный секретарь организации Луис Альмагро открыто называл режим Н. Мадуро «диктаторским» и подчеркнул, что считает главными задачами организации вернуть стабильность и предсказуемость в венесуэльскую политику, бороться с гуманитарным кризисом и не допустить безнаказанного нарушения прав человека. Пока неизвестно, до чего конкретно договорились страны ОАГ на встрече, однако одним из возможных вариантов было приостановление членства Венесуэлы в организации, что уже было сделано, например, в рамках Меркосур (в декабре 2016 г.).

Соседние страны, прежде всего Колумбия и Бразилия, смотрят на происходящее в Каракасе с нескрываемым ужасом, подозревая, что гуманитарная катастрофа рано или поздно придет к ним.

Обеспокоенность выражают и внерегиональные акторы — действия правительства Н. Мадуро осудили и в ЕС, с негативными оценками происходящего и призывами к миру выступил также Генеральный секретарь ООН Антонио Гутерриш.

Разумеется, в венесуэльском кризисе немало других составляющих, каждая из которых дополняет картину, однако можно с уверенностью сказать, что сейчас Боливарианская Республика действительно достигла дна. Вопрос только в том, пробьет ли она это дно или сумеет выплыть.

Оценить статью
(Голосов: 26, Рейтинг: 4.77)
 (26 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся