Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 2.9)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Елена Мелкумян

Д.и.н., специалист Института востоковедения РАН, профессор кафедры востоковедения РГГУ, эксперт РСМД

Внешние угрозы национальной безопасности Кувейта носят в основном общерегиональный характер. Это, прежде всего, террористическая угроза, охватившая весь Ближний Восток. Кувейт может стать объектом деятельности террористических организаций, как это было в начале 2000-х гг., когда в стране произошел ряд терактов, ответственность за которые взяли на себя террористы из Аль-Каиды. Сегодня наибольшую опасность представляет ИГ, поэтому Кувейт принимает участие в военной коалиции под эгидой США в борьбе с этот структурой.

Наряду с этим власти Кувейта рассматривают Иран в качестве источника реальной угрозы. Политический истеблишмент страны разделяет общую позицию арабских государств зоны Персидского залива по этому вопросу, выступая как против возможного превращения Ирана в ядерную державу, так и против иранского вмешательства во внутренние дела арабских стран.

Особое значение для кувейтской стороны имеет потенциальная угроза со стороны Ирака. Хотя ирако-кувейтские отношения были полностью восстановлены после свержения в 2003 г. режима Саддама Хусейна, ответственного за иракскую агрессию в отношении Кувейта в 1990 г., тем не менее недоверие между двумя государствами сохраняется, что может расцениваться как вызов кувейтской национальной безопасности.

Кувейт — государство со стабильным внутриполитическим положением. Право правящей семьи Аль Ас-Сабах на власть, опирающееся на историческую традицию и зафиксированное в конституции, здесь не оспаривается. Политическая оппозиция системна и действует в рамках парламента — Национального собрания, не подвергая сомнению законность режима и действуя в направлении, главным образом, борьбы с коррупцией и проведения дальнейших реформ по либерализации экономики и не угрожая национальной безопасности страны.

В Кувейте не отмечена деятельность радикальных исламистских группировок. В последние годы произошел единственный террористический акт, когда в 2015 г. была взорвана бомба вблизи шиитской мечети в одном из кварталов столицы Эль-Кувейта. Ответственность за этот акт взяла на себя экстремистская организация, созданная в соседней Саудовской Аравии. Шиитская община Кувейта поддерживает политику правительства. Хотя эта община спорадически и выражает недовольство из-за недостаточного финансирования образования и количества принадлежащих ей мечетей, она в целом инкорпорирована в кувейтский социум. На протяжении длительного периода времени в Кувейте не было зафиксировано каких-либо межконфессиональных столкновений.

Состояние национальной безопасности

Внешние угрозы национальной безопасности Кувейта носят в основном общерегиональный характер. Это, прежде всего, террористическая угроза, охватившая весь Ближний Восток. Кувейт может стать объектом деятельности террористических организаций, как это было в начале 2000-х гг., когда в стране произошел ряд терактов, ответственность за которые взяли на себя террористы из Аль-Каиды. Сегодня наибольшую опасность представляет ИГ, поэтому Кувейт принимает участие в военной коалиции под эгидой США в борьбе с этот структурой.

Наряду с этим власти Кувейта рассматривают в качестве реальной угрозу, исходящую от Ирана. Политический истеблишмент страны разделяет общую позицию арабских государств зоны Персидского залива по этому вопросу, выступая как против возможного превращения Ирана в ядерную державу, так и против иранского вмешательства во внутренние дела арабских стран. В то же время Кувейт остается сторонником нормализации отношений с Ираном и выступает в качестве посредника между Ираном и Саудовской Аравией, разорвавшими дипломатические отношения друг с другом.

Особое значение для кувейтской стороны имеет потенциальная угроза со стороны Ирака. Хотя ирако-кувейтские отношения были полностью восстановлены после свержения в 2003 г. режима Саддама Хусейна, несшего ответственность за иракскую агрессию в отношении Кувейта в 1990 г., тем не менее недоверие между двумя государствами сохраняется, что может расцениваться как вызов кувейтской национальной безопасности. В Ираке при этом сохраняется нестабильность, в условиях которой, как считают в Кувейте, приход к власти националистически настроенных политических сил, по-прежнему рассматривающих Кувейт как неотъемлемую часть Ирака, вероятная перспектива.

Разразившийся в 2017 г. и принявший затяжной характер кризис вокруг Катара также усиливает напряженность в регионе Персидского залива, негативным образом сказываясь на деятельности Совета сотрудничества арабских государств Залива (ССАГЗ). Его членами являются шесть арабских государств, в том числе Кувейт и Катар, а также Бахрейн, ОАЭ и Саудовская Аравия, разорвавшие отношения с Катаром. Кувейт выступает в качестве посредника для разрешения кризиса. В общем контексте кувейтской внешней политики его посредническая деятельность, как и стремление к компромиссам в отношениях со странами-соседями, выступает в качестве основного гаранта обеспечения национальной безопасности.

Вооруженные силы Кувейта

Внешние угрозы национальной безопасности Кувейта носят в основном общерегиональный характер.

Кувейтская армия была создана в 1949 г., когда Кувейт находился под протекторатом Великобритании. Ее главнокомандующим был представитель правящей семьи Абдалла Мубарак Ас-Сабах. Армия подчинялась департаменту общественных сил безопасности.

После обретения государством независимости в 1961 г. было создано министерство обороны и министерство внутренних дел. Согласно ст.67 конституции, «эмир страны является главнокомандующим вооруженных сил, он назначает и снимает с должности офицеров в соответствии с законом». В ст. 68 говорится, что «эмир своим указом объявляет оборонительную войну, ведение наступательной войны — запрещено». В специальном разделе конституции, озаглавленном «Военные вопросы», содержатся положения, касающиеся вопросов обеспечения национальной безопасности. В нем подчеркивается стремление кувейтского государства к сохранению мира и стабильности: «Мир — цель государства, неприкосновенность отчизны — чаяние каждого гражданина. Безопасность страны — неотъемлемая часть безопасности великой арабской родины».

Текст действующего Основного закона подчеркивает, что только государство может создавать вооруженные силы и общественные силы безопасности. Высший совет обороны создается для осуществления всех мероприятий, имеющих отношение к обороне и защите целостности страны, а также контроля над деятельностью вооруженных сил. Руководство вооруженными силами осуществляет министерство обороны, которому подчинен Генеральный штаб, непосредственно отвечающий за все вопросы, касающиеся вооруженных сил.

В 1967 г. в соответствии с законом № 12 была создана Национальная гвардия Кувейта. Ее цель — «защита отчизны в сотрудничестве с вооруженными силами и силами безопасности». Текст закона о Национальной гвардии отмечает, что эта силовая структура «стоит на страже независимости Кувейта, его морских и сухопутных границ». Она же содействует деятельности полиции, подотчетной министерству внутренних дел, направленной на сохранение безопасности и стабильности и защиты внутреннего положения от любых угроз. Задачей Национальной гвардии является защита важнейших «национальных объектов, в том числе дворца главы государства, здания телевидения и радиовещания, совета министров, главной электростанции страны», а также выполнение других задач «по поручению Высшего совета обороны Кувейта».

Речь идет о «независимой военной структуре», не подчиняющейся министерству обороны и министерству внутренних дел, численность личного состава которой превысила в 2017 г. 20 тыс. человек. В составе Национальной гвардии находятся только граждане Кувейта, для поступления на службу они должны пройти специальный отбор. Общественные силы безопасности подчиняются министерству внутренних дел. Все силовые министерства Кувейта возглавляются представителями правящей семьи Аль Ас-Сабах.

Согласно данным, актуальным на 2018 г., общая численность населения страны составляет 2 875 422 человек, из них 1 365 000 — лица призывного возраста. Численность кувейтской армии (по состоянию на 2018 г.) достигла 46 500 человек, причем 31 000 из числа ее личного состава — резервисты и только 15 500 человек — действующие военнослужащие.

Американо-кувейтское военное сотрудничество включает в себя также помощь США в материальном обеспечении кувейтских вооруженных сил, подготовку кадров и их постоянную тренировку.

Ст. 47 конституции Кувейта гласит: «Защита родины — священный долг, и служба в армии является почетной обязанностью ее граждан». В соответствии с законом № 20 от 2015 г., действительная воинская служба (длящаяся один год) является обязательной для всех лиц мужского пола от 18 до 35 лет.

Военный бюджет Кувейта за первые восемь месяцев 2018 г. составил 5,2 млрд долл. Он значительно уступает показателям соседних государств — ОАЭ (14,4 млрд долл.), Омана (6,7 млрд долл.), Саудовской Аравии (56,7 млрд долл.).

Вооруженные силы страны состоят из наземных, воздушных и военно-морских сил. На вооружении наземных сил находятся 368 танков, 861 бронированных боевых машин, 98 единиц самоходной артиллерии и 27 единиц реактивных гранатометов. Военно-воздушные силы (ВВС) располагают 80 боевыми самолетами, из которых 27 — истребители, 27 — бомбардировщики, 13 — транспортные самолеты и 7 — учебные. Кроме того, в составе ВВС — 41 вертолетов, из которых 16 — боевые.

Кувейт начал приобретать вертолеты и самолеты в 1950-е гг., когда он находился под протекторатом Великобритании. После обретения государством независимости парк военных самолетов и вертолетов был значительно увеличен. Если в 1950-е гг. было закуплено только четыре военно-воздушных судна, то в 1960-е гг. их число достигло семи. В течение 1970-х – 1990-х гг. их количество последовательно увеличивалось, придя к нынешнему состоянию в 2000-е гг. Если в первые годы создания ВВС на их вооружении имелись главным образом британские самолеты и вертолеты, то в последующие годы место техники из Великобритании постепенно заняло оснащение из США. На вооружении военно-морских сил находятся 38 боевых кораблей и 106 патрульных катеров. ВМС страны не представляют собой серьезную военную мощь — они не имеют ни подводных лодок, ни авианосцев, ни боевых фрегатов, а их главной функцией остается охрана морских границ.

До иракской агрессии 1990 г. вооруженные силы Кувейта были немногочисленными и слабо вооруженными, они состояли из трех дивизий. В 1988 г. их боевая мощь соответствовала мощи одной дивизии западного образца. На их вооружении находились танки M-84 (югославская модификация советских танков Т-72). Кроме того, армия была оснащена различными моделями британских бронемашин и самоходными гаубицами французского производства, а также противотанковыми ракетными системами британского, французского и американского производства. В 1984 г., когда США отказали Кувейту в заключение контракта на приобретение переносных зенитно-ракетных комплексов Stinger, были осуществлены военные закупки у СССР, поставившего Кувейту системы противовоздушной обороны SA-7 и SA-8, а также зенитные орудия ZSU-23-4.

После освобождения страны от иракской оккупации началась модернизация кувейтской армии. Начиная с 1995 г. Кувейт активизировал закупки современного вооружения, главным образом, у США.

Сферы военного сотрудничества Кувейта

США являются главным стратегическим союзником Кувейта. Военное сотрудничество обеих стран было активизировано после того, как США возглавили многонациональную коалицию, освободившую Кувейт в феврале 1991 г. от иракской оккупации.

В марте 2003 г. Кувейт поддержал операцию США, направленную на свержение Саддама Хусейна, предоставив возможность использовать свои базы ВВС, внутренний аэродром и морские порты. Администрация президента Джорджа Буша-мл. в благодарность за поддержку Кувейта назвала его «одним из основных союзников США» вне рамок блока НАТО. Кувейт и США связаны соглашением об оборонном сотрудничестве (Defense Cooperation Agreement), согласно которому более 13 тыс. американских военнослужащих находятся в стране на постоянной основе. Только Германия, Япония и Южная Корея имеют на своей территории больше американских войск, чем Кувейт.

В настоящее время Кувейт закупает у США следующие виды современного вооружения: Patriot Missile System, F-18 Hornet fighters, и M1A2 Main Battle Tank. В октябре 2017 г. Кувейт согласился закупить дополнительно 218 танков M1A2, а в феврале того же года подписал контракт на закупку 28 самолетов класса F/A-18 Super Hornet. Американо-кувейтское военное сотрудничество включает в себя также помощь США в материальном обеспечении кувейтских вооруженных сил, подготовку кадров и их постоянную тренировку. США помогают кувейтским военным создавать военную инфраструктуру и обеспечивать всем необходимым их военные госпитали.

Министерство внутренних дел Кувейта и Кувейтская Национальная гвардия также активно сотрудничают с США, участвуя в Joint and Combined Exchange Training program, целью которой является увеличение потенциала Кувейта в борьбе с терроризмом. 16 августа 2018 г. примерно 400 военнослужащих из США и 362 представителя спецслужб Кувейта участвовали в совместных учениях, организованных Центральным командованием США совместно с американским посольством в Кувейте и другими американскими учреждениями, а также в сотрудничестве с кувейтским правительством, министерством внутренних дел и министерством обороны Кувейта. Эти учения были призваны способствовать развитию взаимной координации в отражении транснациональных террористических угроз.

Кроме того, США сегодня используют семь военных баз (на условиях facilities) в качестве логистических центров, расположенных на кувейтской территории. Военные ведомства США осуществляют тренировку своих военнослужащих на этих объектах. В случае нанесения превентивных военных ударов по Сирии или Ирану кувейтские военные объекты станут особенно востребованы. США ежегодно выплачивают кувейтскому правительству 1,2 млрд долл. за свободный доступ на эти объекты. Кувейтское правительство рассматривает американское военное присутствие на территории страны как гарантию обеспечения долгосрочной безопасности государства.

Одной из таких военных баз является Camp Arifjan. Там дислоцированы не только наземные, но и воздушные, морские силы и силы береговой охраны США. Эта база используется американскими войсками, отправляющимися или возвращающимися из Ирака. Camp Doha является самым важным военным объектом США на территории Кувейта. Camp Virginia использовалась для переброски американских солдат в различные точки, где проводились военные операции, осуществлявшиеся американской армией. Camp Buehring находится в центре кувейтской пустыни, в 25 км от иракской границы. Camp Patriot — одна из старейших американских баз, созданная в период проведения операции по освобождению Кувейта от иракской оккупации в 1991 г. Camp New York считается самой современной военной базой США за границей. Camp Spearhead — американская база, которая используется и военными из Великобритании. Camp Spearhead — военно-воздушная база, используемая кувейтскими и американскими ВВС. В прошлом на территории Кувейта были расположены 15 американских баз.

arifan.jpg
defencetalk.com
Американская военная база Camp Arifjan

Кувейт активно участвует в развитии военного сотрудничества в рамках Совета сотрудничества арабских государств Залива (ССАГЗ). В 2000-е гг. эта организация приступила к реализации единой оборонной стратегии. Состоявшийся в декабре 2000 г. в бахрейнской столице XXI саммит ССАГЗ утвердил Соглашение о совместной обороне. Следующим шагом к углублению сотрудничества в оборонной сфере стало оформление Совместной оборонной стратегии Совета сотрудничества на XXX саммите в Эль-Кувейте, провозгласившей стремление государств ССАГЗ к «оборонной интеграции». В 2001 г. государства ССАГЗ создали проводящий ежегодные совещания Высший оборонный совет, а также систему идентификации и слежения за самолетами «Пояс сотрудничества» — крупнейший совместный проект организации. США активно участвовали в его реализации. Еще раньше, в 1995 г., с помощью американских военных специалистов было завершено создание единой системы противовоздушной обороны — «Щит мира», — основу которой составила саудовская ПВО, оснащенная американскими радарами АВАКС. Для обеспечения воздушной безопасности был создан Региональный интегрированный центр по защите от нападения с воздуха и ракетной защиты, а для обороны побережья — Региональный морской координационный центр. В реализации всех этих проектов США принимали самое активное участие.

В марте 2011 г. состоялось первое совещание Форума стратегического сотрудничества ССАГЗ-США. На нем было принято решение сформировать совместную комиссию США и государств-членов Совета сотрудничества по вопросам безопасности. В заключительном коммюнике Форума отмечалось, что стратегическое взаимодействие по оборонным вопросам, а также вопросам безопасности, будет включено в официальные рамки общего сотрудничества между обеими сторонами.

Военно-политическое и оборонное сотрудничество с США было дополнено установлением контактов с НАТО. В июне 2004 г. делегация ССАГЗ приняла участие в работе Стамбульского саммита альянса, где была принята Стамбульская инициатива «Для развития отношений с Расширенным Ближним Востоком». Инициатива включила в себя и вопрос о начале сотрудничества с ССАГЗ. В 2016 г. в Кувейте было открыто постоянное представительство НАТО для координации действий с этой организацией.

Совместные учения между ССАГЗ и США проводятся регулярно. В марте 2017 г. подобные мероприятия были проведены в Кувейте. Они продлились три недели, и в них приняли участие пять стран Совета сотрудничества, за исключением Омана.

Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 2.9)
 (10 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся