Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.78)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Дмитрий Наркевский

Независимый обозреватель

Конец октября ознаменовался для Шри-Ланки вступлением в новый политический кризис. Политические события в небольшой островной стране посреди Индийского океана, возможно, и не привлекли бы внимание мировой общественности, если бы не грандиозная геополитическая игра, в которую эта страна поневоле втягивается на протяжении последних лет.

26 октября президент страны Майтрипала Сирисена отправил в отставку действующего премьер-министра страны Ранила Викремасингхе и назначил на этот пост бывшего президента Шри-Ланки Махинду Раджапаксу. Такой шаг главы государства привел к конституционному кризису, так как сторонники отстраненного премьера усмотрели в действиях Сирисены нарушение основного закона страны. Пока же стороны отказываются признавать законными действия друг друга, и в стране фактически устанавливается двоевластие.

Находясь в поисках оптимального разрешения сложной внутриполитической ситуации, президент Сирисена 10 ноября принял решение распустить парламент и назначить внеочередные выборы на 5 января 2019 г.

При любом варианте развития событий: возвращении премьерского кресла Викремасингхе или сохранении правительства Раджапаксы, президентская партия погружается в такой кризис, что ее перспективы (как и перспективы ее лидера) на ближайших парламентских и президентских выборах становятся крайне туманны.

Сегодня, когда конкуренция в Азии набирает обороты, остров с таким стратегически важным расположением становится объектом пристального внимания внешних игроков. В этих условиях местные политики должны отдавать себе отчет в том, что своими действиями они могут серьезно навредить еще не оправившейся от многолетнего межнационального конфликта стране.

Конец октября ознаменовался для Шри-Ланки вступлением в новый политический кризис. Политические события в небольшой островной стране посреди Индийского океана, возможно, и не привлекли бы внимание мировой общественности, если бы не грандиозная геополитическая игра, в которую эта страна поневоле втягивается на протяжении последних лет.

26 октября президент страны Майтрипала Сирисена отправил в отставку действующего премьер-министра Ранила Викремасингхе и назначил на этот пост бывшего президента Шри-Ланки Махинду Раджапаксу. Такой шаг главы государства привел к конституционному кризису, так как сторонники отстраненного премьера усмотрели в действиях Сирисены нарушение основного закона страны. Пока же стороны отказываются признавать законными действия друг друга, и в стране фактически установилось двоевластие.

Внутреннее дело

Борьба между политическими тяжеловесами в лице Объединенной национальной партии (ОНП) и президентской Партии свободы Шри-Ланки (ПСШЛ) имеет долгую историю. На выборах 2015 г. Объединенный народный фронт за надлежащее управление (ОНФНУ), в котором первую скрипку играет ОНП, одержал победу над Объединенным народным альянсом свободы (ОНАС), ведущую позицию в котором занимает ПСШЛ. Однако парламентского большинства ОНФНУ добиться не смог, заняв лишь 106 из 225 мест. В свою очередь ОНАС получил 95 мест в парламенте. Два соперничающих альянса заключили соглашение и сформировали правительство. В итоге премьер-министром стал лидер ОНП Ранил Викремасингхе.

На протяжении 2-х лет коалиции с переменным успехом удавалось сдерживать свои противоречия, однако 2018 г. ознаменовался довольно резкими изменениями в политической жизни страны, что непременно должно было сказаться на отношениях политической верхушки.

Весной 2018 г. прошли местные выборы, на которых партия премьер-министра потерпела сокрушительное поражение. Безоговорочным победителем стала новая политическая сила, сформированная бывшим президентом страны и многолетним партнером Сирисены по ПСШЛ М.Раджапаксой. В этих условиях президент Сирисена и депутаты от его партии попытались избавиться от премьера, призвав к его отставке. Но уходить по собственной инициативе Викремасинхе не захотел, а собрать достаточно голосов для вотума недоверия в парламенте у его противников не хватило сил.

pashinian2m.jpg
thenational.ae

Очередной этап борьбы развернулся в октябре 2018 года, когда накануне важного для премьера визита в Индию в прессе появились заявления о существовании антипрезидентского заговора с участием представителей индийской разведки. По данным СМИ, целью политических убийц должны были стать президент Сирисена и брат Махинды Готабайя Раджапакса, занимавший пост министра обороны в период президентства своего брата Махинды. Формальным поводом к нынешней отставке премьер-министра и стало недостаточное внимание его кабинета к расследованию заговора.

После заявления президента Сирисены об отставке премьера и правительства страны, Ранил Викремасингхе отказался покидать резиденцию главы правительства. Его сторонники вышли на улицы и осадили ряд государственных учреждений и офисов СМИ. Пропрезидентские силы отреагировали без промедления и начали собственные массовые акции. К сожалению, жертв избежать не удалось. В ходе уличных беспорядков минимум один человек погиб и несколько получили ранения.

Противники готовились к заседанию парламента 16 ноября, и так как ни одна из главных политических сил не имеет достаточного количества собственных голосов в парламенте для безоговорочной победы над оппонентом, активизировался межфракционный переговорный процесс. В итоге партия Викремасингхе смогла объединить усилия с целым рядом политических сил страны, наиболее мощными из которых являются оппозиционный Тамильский национальный альянс и левый Народный освободительный фронт.

Подобная ситуационная коалиция, формирующая большинство в парламенте, не оставляла президенту Сирисене надежд на выгодное ему разрешение проблемы. Решив не доводить ситуацию до голосования, 10 ноября Сирисена распустил парламент и назначил внеочередные выборы на 5 января 2019 г.

Действия президента вызвали еще большее недовольство его противников. 11 ноября спикер парламента Кару Джаясурия обвинил Сирисену в попытке узурпировать власть и призвал госслужащих не выполнять незаконные приказы главы государства. Недовольные президентом политические силы во главе с Викремасингхе обратились в Верховный суд с требованием признать его действия нарушающими действующее законодательство.

Помимо давления со стороны оппозиции положение президента ухудшается и решениями его нового премьера. Махинда Раджапакса и 44 бывших депутата парламента от ПСШЛ покинули ряды Партии свободы и присоединились к набирающей политические обороты Народной партии.

Таким образом, при любом варианте развития событий: возвращении премьерского кресла Викремасингхе или сохранении правительства Раджапаксы, президентская партия погружается в такой кризис, что ее перспективы (как и перспективы ее лидера) на ближайших парламентских и президентских выборах становятся крайне туманны.

Внешний фактор

События последних дней дали обширную почву для дискуссии: кому за пределами Шри-Ланки наиболее выгодна нынешняя ситуация? Поначалу, большинство аналитиков сходились во мнении, что главным бенефициаром мог стать Китай.

Тесные связи нового премьера Махинды Раджапаксы с Поднебесной общеизвестны. Именно в период его президентства с 2005 по 2015 гг. сотрудничество с Китаем приобрело системный и масштабный характер. Пекин осуществлял поставки оружия для борьбы с Тиграми освобождения Тамил Илама. Именно при М.Раджапаксе завершилась длившаяся более 26 лет гражданская война между правительством, представленном титульной нацией — сингалами, и национальным меньшинством — тамилами, пытавшимися создать собственное государство.

Махинда Раджапакса активно сотрудничал с китайцами и в экономической сфере. В страну потекли инвестиции из Поднебесной, активизировались строительный и транспортный секторы. Одним из главных проектов стало развитие порта Хамбантота, который может стать ключевой точкой в китайском проекте «Морской Шелковый путь».

Столь бурное проникновение Китая в Индийский океан не может не беспокоить его геополитических противников: Индию, США и отчасти Европу. Еще со времен борьбы с тиграми жесткая линия Махинды Раджапаксы и его брата Готабайя подвергалась серьезной критике со стороны Запада. Силовые действия против тамилов, давление на СМИ стали причиной множества разбирательств, инициированных международными правозащитными организациями, в том числе и под эгидой ООН, некоторые из которых продолжаются и по сей день. Дошло до того, что Готабайе Раджапаксе, имеющему помимо ланкийского гражданство США, нельзя было въезжать в Америку и ряд западных стран под угрозой ареста по обвинению в военных преступлениях.

Несмотря на то, что подобные обвинения представляются небезосновательными, политическая избирательность подобных процессов, инициированных извне, явно бросается в глаза. Например, когда на политическую арену в качестве противника М.Раджапаксы в ходе президентских выборов 2010 г. вышел бывший командующий ланкийской армией генерал Фонсека, не меньше Раджапаксы ответственный за репрессивные методы борьбы с тамилами, ради смены внешнеполитического вектора Шри-Ланки Запад посчитал удобным не акцентировать на этом внимание публики. Но Раджапакса победил и сближение с Китаем продолжилось.

Когда в 2015 г. Раджапаксу сменил Сирисена, а премьером стал Ранил Викремасингхе, противники Китая на какой-то момент вздохнули с облегчением. В определенной степени этому были основания. Новое руководство страны расширило контакты с Индией, Японией, Сингапуром. Были сделаны пусть и небольшие, но знаковые шаги в сторону Запада, в частности, в вопросе расследований нарушений прав человека и свободы прессы.

Однако постепенно внешнеполитический вектор опять начал разворачиваться в сторону Пекина. Проекты, запущенные еще Раджапаксой, продолжили реализовываться при новых лидерах. Так, при премьере Викремасингхе в конце 2017 г. Китай получил порт Хамбантота в лизинг на 99 лет за 1,12 млрд долларов. В этот момент Индии и Западу показалось, что так называемая стратегия «жемчужного ожерелья» (создания морских баз НОАК от Китая до Красного моря) фактически осуществилась.

На руку Китаю сейчас играет и некоторое замедление экономического роста в Шри-Ланке, снижение курса национальной валюты, а также серьезный дисбаланс во внешней торговле, что ведет к привлечение внешних сил для решения внутренних проблем.

Однако стоит признать, что доминированию КНР ланкийские власти пытались противопоставить собственные национальные интересы. Китай заморозил переговоры по созданию зоны свободной торговли (ЗСТ) со Шри-Ланкой из-за ряда принципиальных требований ланкийского правительства. Отклоняя обвинения Индии и США в разрешении китайским ВМС использовать порт Хамбантота как военно-морскую базу, летом 2018 г. правительство приняло решение о передислокации в этот порт собственных ВМС, которые, по заявлению руководства страны, способны самостоятельно обеспечивать защиту морских рубежей без помощи Китая.

Попытки диверсифицировать направления внешних политических и экономических связей не всегда были успешны. Как раз в октябре премьер-министр Викремасинхе посещал Индию, где обсуждал проблемы совместных инфраструктурных проектов, в которые индийская сторона ввязалась во многом по чисто политическим мотивам. Экономическая целесообразность данных проектов вызывает сомнение у наблюдателей. Именно к этому визиту и были приурочены обвинения в заговоре, хотя после телефонных переговоров с индийским руководством президент Сирисена заявил, что лично премьер Н. Моди был не в курсе операции, готовившейся представителями индийской разведки. Этот скандал не добавил сторонам открытости и уверенности в обсуждении проблемных вопросов, а всего через неделю последовала отставка Викремасингхе.

Теория заговора

Любители конспирологии получили возможность подозревать Китай во вмешательстве во внутренние дела островного государства. И в этом есть определенная логика, особенно если выстраивать аналогии с недавними событиями на Мальдивах.

В феврале этого года в праздничном поздравлении по случаю 70-й годовщины независимости Шри-Ланки Си Цзинпинь отметил, что уделяет «особое внимание» развитию двусторонних отношений между КНР и Шри-Ланкой.

Этот, казалось бы, формальный дипломатический оборот в глазах некоторых экспертов начал приобретать особые черты. Вот лишь часть последовавших за этим событий, которые некоторые готовы истолковать как вовлеченность Китая в ситуацию. В начале марта Готабайя Раджапакса встретился с новым послом КНР в Коломбо и провел очень «продуктивную» беседу. На весеннее обращение правительства Шри-Ланки возобновить переговоры по ЗСТ китайская сторона не отвечала несколько месяцев. Обвинения в заговоре против президента и возможная связь организаторов со спецслужбами Индии также может рассматриваться как попытка ослабить влияние главного противника Пекина в регионе. Как только Сирисена отправил премьера в отставку и назначил М. Ражапаксу, в ланкийских СМИ появились сообщения, что китайский посол тут же поздравил его с назначением в отличие от других государств, в первую очередь, западных, многие из которых выразили опасения в связи с возможным обострением в стране.

Предвыборная рекогносцировка

Но все эти выводы о причастности Китая пока остаются на уровне домыслов. Скорее ланкийские политики пытаются разыграть новые, в том числе и внешнеполитические карты в грядущей предвыборной гонке, ведь на 2019 г. приходятся парламентские выборы, а в 2020 г. страна будет избирать президента. В этих условиях союз двух главных противоборствующих политических сил становится бессмысленным.

У противников Викремасингхе нашлись весомые аргументы. Тут и его попытки привлечь представителей ПСШЛ к ответственности за военные преступления и нападения на правозащитников и журналистов, и пассивность в расследовании антипрезидентского заговора, и замедление экономического роста, и пробуксовка международных проектов, и не до конца решенный тамильский вопрос, и обострение религиозного противостояния между буддистами и мусульманами, вылившееся в весенние беспорядки и вынудившее правительство на 10 дней вводить чрезвычайное положение.

Со своей стороны Викремасингхе уже заявил, что антиконституционные действия президента привели к заморозке США и Японией миллиардной помощи Шри-Ланке. Его политическая сила, вероятно, постарается использовать во внутриполитической борьбе позицию Запада, который рассматривает действия президента как угрозу демократии, а членов семьи Раджапакса как потенциальных военных преступников и врагов свободной прессы.

«Своевременное» обособление братьев Раджапакса от президента Сирисены и ПСШЛ позволяет им под вывеской новой партии активно включиться в борьбу за места в парламенте и президентское кресло. Так как Махинда уже не может занимать президентское кресло (он был главой государства два срока с 2005 по 2015 годы), президентские амбиции приписывают Готабайе, что и объясняет его возросшую активность как внутри страны, так и в поиске внешних союзников. Памятуя о негативном отношении к нему со стороны США и Европы и его тесных связях с китайцами в период его руководства министерством обороны, становится понятно, почему контактам с КНР он уделяет столько внимания.

Проблем в ланкийском обществе достаточно, но активное привлечение внешних сил для решения внутриполитических проблем может сыграть с ланкийцами злую шутку. Островитяне уже не раз становились заложниками геополитической игры крупных держав. Сегодня, когда конкуренция в Азии набирает обороты, остров с таким стратегически важным расположением становится объектом пристального внимания внешних игроков. В этих условиях местные политики должны отдавать себе отчет в том, что своими действиями они могут серьезно навредить еще не оправившейся от многолетнего межнационального конфликта стране. Хватит ли у них разума, мы увидим в ближайшее время.

Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.78)
 (9 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся