Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 27, Рейтинг: 3.19)
 (27 голосов)
Поделиться статьей
Александр Ломанов

Д.и.н., главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, профессор РАН, эксперт РСМД

Визит китайского лидера Си Цзиньпина в Москву 3–4 июля — удачная демонстрация способности России и Китая формулировать и отстаивать общую позицию. Самой заметной договоренностью встречи стало соединение российского плана поэтапного урегулирования корейской проблемы и китайской инициативы параллельного «двойного прекращения». Перечисление основных положений принятых в ходе встречи документов позволяет сделать вывод о том, что для решения острых международных проблем был предложен общий «китайско-российский план».

Важным для укрепления стратегических позиций России в Евразии было подтверждение планов сопряжения строительства ЕАЭС и китайской инициативы «Один пояс — один путь». Хотя немедленных материальных выгод от этих договоренностей ждать не приходится, нельзя недооценивать значение того факта, что Китай признает ЕАЭС и готов развивать с ним связи.

Визит китайского лидера Си Цзиньпина в Москву 3–4 июля 2017 г. за несколько дней до саммита «Группы двадцати» в Гамбурге стал удачной и своевременной демонстрацией способности России и Китая формулировать и отстаивать общую позицию. Стороны приняли два совместных заявления — одно о дальнейшем углублении отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия, другое о текущей ситуации в мире и важных международных проблемах.

Самой заметной договоренностью стало соединение российского плана поэтапного урегулирования корейской проблемы и китайской инициативы параллельного «двойного прекращения», в соответствии с которой Северная Корея должна заморозить ядерную программу, а США и Южная Корея — воздержаться от проведения крупномасштабных военных маневров. Помимо этого, Москва и Пекин выступили против размещения в Южной Корее американских систем противоракетной обороны, отметив, что подобные действия наносят «серьезный ущерб интересам стратегической безопасности региональных государств, включая Россию и Китай, не содействуют достижению целей денуклеаризации Корейского полуострова, равно как и обеспечению мира и стабильности в регионе».

Это означает, что Москва и Пекин готовы единым фронтом выступить против попыток США добиться немедленного решения корейской ядерной проблемы за счет силовых действий и ужесточения политики санкций. Попытка Д. Трампа в начале апреля договориться с Си Цзиньпином во время встречи во Флориде об ужесточении китайской позиции в отношении Пхеньяна не привела к быстрым и желательным для США результатам. Теперь Китай при поддержке России пытается повлиять на США, чтобы те согласились на участие в длительном процессе постепенного ослабления напряженности на Корейском полуострове. Возможно, Москва и Пекин расширят координацию действий, чтобы не допустить быстрого принятия западными странами нового пакета санкций против КНДР, поскольку этот путь не позволяет добиться провозглашенной цели получить уступки от обеих сторон и усадить их за стол переговоров.

Важным для укрепления стратегических позиций России в Евразии было подтверждение планов сопряжения строительства Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и китайской инициативы «Один пояс — один путь». Стороны заявили, что будут продвигаться к заключению Соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР. Хотя немедленных материальных выгод от этих договоренностей ждать не приходится, нельзя недооценивать значение того факта, что Китай — ядерная держава, член Совбеза ООН и вторая по величине экономика мира — признает ЕАЭС и готов развивать с ним связи.

Надежды российского бизнеса найти в Китае альтернативный Западу источник большого количества дешевых и легкодоступных кредитов вряд ли станут реальностью в ближайшем будущем.

Внутри контекста миролюбивой и дружественной лексики российско-китайского взаимодействия это кажется естественным и само собой разумеющимся. Однако нелишне напомнить о том, что, хотя Европа также могла бы стать важным и конструктивным партнером ЕАЭС, на западном направлении можно видеть лишь долгие и не слишком эффективные поиски причин, мешающих диалогу ЕС и ЕАЭС.

Торговля, энергетика, инвестиции

О состоянии двусторонних экономических отношений в заявлении для прессы подробно рассказал Владимир Путин. По словам российского лидера, приоритетным направлением сотрудничества остается энергетика. России принадлежат лидирующие позиции по объемам поставки нефти в Китай. В дни российско-китайского саммита стало известно, что первые поставки природного газа по газопроводу «Сила Сибири» запланированы на декабрь 2019 г. В конце 2017 г. должно быть запущено предприятие по производству сжиженного природного газа «Ямал-СПГ», 29,9% которого принадлежат китайской стороне.

Вместе с тем продолжается работа над высокотехнологичными совместными проектами с участием России. Готовится программа совместного освоения космоса. В области авиастроения Россия вместе с Китаем работает над созданием дальнемагистрального широкофюзеляжного самолёта и тяжелого гражданского вертолета. Китай готов предложить России свои достижения в области строительства подвижного состава высокоскоростных железных дорог.

В 2015 г. после девальвации рубля произошло значительное сокращение товарооборота между Россией и Китаем. Теперь китайская сторона сообщает о том, что товарооборот между двумя странами в первые 5 месяцев 2017 г. вырос на 33,7%.

Можно сделать предварительный вывод о том, что помимо восстановления цен на товары российского сырьевого экспорта, в рост показателей вносит вклад расширение товарных поставок в обоих направлениях. Хотя остается под вопросом выполнение провозглашенной ранее задачи вывести товарооборот на уровень 200 млрд долл. в 2020 г. (в 2017 г. его объем не превысит символическую планку в 100 млрд), динамика показателей в этой сфере больше не может служить источником для пессимистических оценок российско-китайского сотрудничества.

Наибольшее внимание у зарубежных наблюдателей вызвала договоренность между Российским фондом прямых инвестиций и Банком развития Китая о создании совместного инвестиционного фонда объемом 65 млрд юаней (10 млрд долл). Сообщается, что российско-китайский инвестиционный фонд будет в рублях и юанях финансировать проекты, относящиеся к китайской инициативе «Один пояс — один путь» и к сотрудничеству в ЕАЭС.

На появление нового фонда обратил внимание американский аналитик Николас Гвоздев, опубликовавший на сайте The National Interest материал о встрече Путина и Си Цзиньпина. По его мнению, создание фонда — это попытка России и Китая избавиться от зависимости от американского доллара, в результате чего будущие крупные экономические проекты можно будет осуществлять без выхода на западные финансовые рынки. Н. Гвоздев видит в этом начинании стремление усилить защиту российской экономики от западных санкций. Он полагает, что соглашение о создании фонда поможет российскому президенту вести уверенный разговор с Д. Трампом, зная, что Вашингтон не сможет отрезать Россию от глобальной экономики, повторив опыт изоляции Ирана.

Размеры фонда выглядят весьма скромными для того, чтобы решить задачи строительства объектов «Одного пояса — одного пути» на территории России и в сопредельных странах ЕАЭС, не говоря уже о полной защите российской экономики от новой волны западных санкций. Вместе с тем очевидна тенденция к расширению двустороннего инвестиционного сотрудничества. Этот процесс не будет быстрым. Надежды российского бизнеса найти в Китае альтернативный Западу источник большого количества дешевых и легкодоступных кредитов вряд ли станут реальностью в ближайшем будущем.

Голос Китая

Как в Китае преподносят поездку Си Цзиньпина в Москву? Обратимся к двум редакционным комментариям в «Жэньминь жибао», опубликованных с интервалом в несколько дней под псевдонимом Чжун Шэн (созвучно сочетанию «голос Китая»).

3 июля 2017 г., в день начала визита, в газете вышла статья под заголовком «Китайско-российские отношения обретают еще больший масштаб». В ней подчеркнуто, что на фоне решения важных политических задач внутри обеих стран нужно добиваться того, чтобы двусторонние отношения развивались стабильно и на длительную перспективу, чтобы в практическом сотрудничестве две страны продолжали получать взаимную выгоду, помогали друг другу на многосторонних площадках. Примечателен тезис о том, что прогресс в развитии отношений не был одномоментным — Си Цзиньпин нашел «успешный путь дипломатии великого государства с китайской спецификой», а отношения с Россией являются приоритетным направлением китайской дипломатии. Главы двух государств годами занимались «стратегическим ведением» и «проектированием сверху» двусторонних отношений, но вот теперь пришло «время урожая»: укрепляются торговля, сотрудничество в сырьевой сфере, продвигаются большие проекты в сферах авиации и космоса.

В статье утверждается, что все более заметной становится роль российско-китайского сотрудничества как стабилизатора в международных проблемах. Отношения двух стран становятся все лучше и лучше — таково «общее убеждение» двух государств. Это связано с тем, что цели двух народов близки — китайский народ борется за осуществление «китайской мечты», российский народ тоже стремится к возрождению государства и нации. На основе «сообщества выгод» и «сообщества судьбы» сотрудничество России и Китая обретает еще более значительный масштаб и превращается в «сообщество ответственности», в рамках которого они берут на себя еще более значительную историческую миссию.

Необходимо пояснить, что идея «сообщества судьбы» — одна из ключевых внешнеполитических концепций Си Цзиньпина, которую он настойчиво продвигает на международной арене. Статья «Жэньминь жибао» указывает на возможность превращения отношений двух стран в «сообщество ответственности» за судьбы мира. Хотя идея заключения союза с Россией по-прежнему остается для Китая неприемлемой, формулировка «сообщества ответственности» дает повод для размышлений о направлениях развития двусторонних отношений.

Вторая статья «Укреплять высокоуровневые и могучие китайско-российские отношения» появилась в «Жэньминь жибао» 6 июля после завершения визита. Статья отмечает, что современные китайско-российские отношения выступают одновременно и как «ускоритель» процессов возрождения и развития двух стран, и как «корабельный балласт», который обеспечивает устойчивость мира и стабильности в международных отношениях. Китай уже семь лет подряд удерживает за собой место главного торгового партнера России. Происходит быстрое восстановление торговли — в 2017 г. ее объем может превысить 80 млрд долл. Растет эффективность двустороннего инвестиционного взаимодействия, углубляется финансовое сотрудничество, происходит ускорение освоения Дальнего Востока, осуществляется стыковка «Одного пояса — одного пути». Перечисление основных положений принятых в Москве двусторонних документов (движение к многополярности, центральная роль ООН в глобальном управлении, глобальная борьба против терроризма, регулирование Интернета, совершенствование глобального экономического управления, поддержание региональной безопасности и стабильности) позволило сделать вывод о том, что для решения острых международных проблем был предложен общий «китайско-российский план».

Ключевыми словами в характеристике двусторонних отношений стали равенство и взаимное доверие, взаимная поддержка, совместное процветание, дружба из поколения в поколение. Хотя отношения находятся на лучшем этапе развития в истории, «в сотрудничестве нет конечного пункта». Если две стороны будут смотреть на перспективу и постоянно прилагать усилия, тогда китайско-российские отношения будут устойчиво продвигаться вперед, будет создан «новый образец взаимовыгодного сотрудничества великих государств».

Основные тезисы этих статей выражают позицию обеих стран. И все же можно отметить особо присущее китайской стороне стремление подчеркнуть нормативную силу нынешней модели двусторонних отношений в развитии системы внешнеполитических связей.

Друзья повстречались в Москве

В дни визита Си Цзиньпина в российскую столицу в китайском Интернете появился короткий пропагандистский мультфильм «Близкие друзья встречаются в Москве», посвященный личной дружбе двух лидеров.

Появление мультфильма стало одним из многочисленных проявлений внимания к личностному фактору в развитии сотрудничества Москвы и Пекина. Вручая китайскому лидеру Орден Святого апостола Андрея Первозванного, Владимир Путин подчеркнул, что это свидетельство признания «особых заслуг» Си Цзиньпина в развитии двусторонних отношений. Именно он руководит китайской внешней политикой, «лично вносит огромный вклад в развитие двусторонних связей и принимает решения по ключевым вопросам российско-китайских отношений».

В конце 2016 г. Си Цзиньпин обрел важный символический статус «ядра ЦК Компартии Китая», что поможет ему консолидировать лидерские позиции в преддверии намеченного на осень 2017 г. XIX съезда КПК. Способность продемонстрировать успехи во внешней политике, в том числе в развитии отношений с Россией, станет для него дополнительным аргументом в решении внутриполитических проблем.

Китайские СМИ активно подхватили произнесенную в Москве фразу Си Цзиньпина о том, что две страны — это «добрые соседи, связанные общими реками и горами». Этот красивый поэтический образ не вызывает неприятия и создает лишь позитивные эмоции. Китай прилагает все силы для того, чтобы преподнести нынешнее состояние двусторонних связей как историю успеха. В Пекине есть понимание того, что подобный подход способен породить новые дивиденды не только в отношениях с Москвой, но и с внешним миром в целом.

Оценить статью
(Голосов: 27, Рейтинг: 3.19)
 (27 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся