Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 5)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Микаэл Золян

К.и.н., доцент Ереванского государственного лингвистического университета, Ереванского Российско-Армянского (Славянского) университета, сотрудник аналитического центра «Центр Региональныx Исследований» в Ереване, эксперт РСМД

В Армении произошло нечто, до последнего момента казавшееся невероятным: Серж Саргсян, переживший на посту президента больше протестов, чем любой другой руководитель Армении, ушел в отставку под давлением улицы. Это случилось настолько быстро и неожиданно, что, как это нередко бывает, возникло немало различных теорий заговора. Как в самой Армении, так и за ее пределами происходящее в Ереване стали связывать с геополитическими факторами. Кто-то видел в армянских событиях очередную «цветную революцию», кто-то — «руку Москвы». Однако, скорее всего, обе версии далеки от реальности. Сами лидеры протестов не упускали случая, чтобы опровергнуть версию «цветной революции» — не раз говорилось о том, что протест имеет полностью внутриполитическую повестку и не относится к вопросу внешнеполитической ориентации Армении.

Теперь стало очевидным, что итоги выборов 2017 г., на которых Республиканская Партия С. Саргсяна одержала победу, были не выражением реального доверия граждан, а результатом политических технологий, использования административного ресурса и неспособности оппозиции объединиться. Кроме того, результаты выборов в определенной мере сыграли на руку Николу Пашиняну, так как элиминировали его конкурентов и оставили его единственным ярким лидером на оппозиционном поле.

Сказалась и усталость общества от лидеров старого поколения: до сих пор Арменией управляли представители поколения, которое пришло к власти в результате бурных событий конца 1980-х – начала 1990-х гг. Сорокадвухлетний Н. Пашинян пришел в политику в 2007 г.; среди активистов движения немало так называемых миллениалов. Возможно, именно поэтому активистам оппозиции удавалось переигрывать силовиков, в том числе и с использованием современных технологий. Не обошлось и без пресловутого «Телеграма»: несколько телеграм-каналов, которые вели активисты, в эти дни стали одним из основных источников информации. На этом фоне контроль С. Саргсяна и его союзников над большинством телеканалов уже не имел особого значения.

Непопулярность С. Саргсяна можно считать проявлением более широкого феномена — спроса на перемены в армянском обществе. Республиканская Партия Армении продолжает оставаться у власти, и формально она вполне может и дальше управлять страной. Однако очевидно, что, кто бы ни оказался в конечном итоге у власти, политическую систему Армении ждет серьезная трансформация.

Вечером 23 апреля 2018 г. в столице Армении происходило нечто, совершенно невообразимое: прохожие поздравляли друг друга, незнакомые люди обнимались, машины сигналили, а в магазинах заканчивалось шампанское. Это ликование было вызвано отставкой премьер-министра Армении Сержа Саргсяна. Хотя протесты были достаточно масштабными, все-таки мало кто мог предположить, что они не просто приведут к отставке С. Саргсяна, но что это произойдет так скоро. Даже днем 22 апреля перспектива протестов выглядела туманно: Никол Пашинян и другие лидеры оппозиции были задержаны, и казалось, что протестное движение обезглавлено. Тем не менее аресты не только не повлияли на активность, но и вызвали обратный эффект: на улицы вышло еще больше людей, а вечером 22 апреля на Площади Республики собрался самый внушительный митинг за все время протестов. Скорее всего, именно после этого С. Саргсян, которого считают опытным шахматным игроком, понял, что партия проиграна. Днем 23 апреля на сайте премьера появился текст его заявления, который своей неожиданной человечностью и искренностью удивил даже противников С. Саргсяна. Его фраза «Никол Пашинян был прав, я был не прав», скорее всего, станет такой же легендарной в Армении, как слова Бориса Ельцина «я устал, я ухожу» в России.

Итак, произошло нечто, до последнего момента казавшееся невероятным: С. Саргсян, переживший на посту президента больше протестов, чем любой другой руководитель Армении, ушел в отставку под давлением улицы. Это случилось настолько быстро и неожиданно, что, как это нередко бывает, возникло немало различных теорий заговора. Поскольку события в Ереване пришлись на время серьезного обострения отношений между Россией и Западом, как в самой Армении, так и за ее пределами происходящее стали связывать с геополитическими факторами. Причем в зависимости от «вкусов» кто-то видел в армянских событиях очередную «цветную революцию», кто-то — «руку Москвы». Однако, скорее всего, обе версии далеки от реальности. Сами лидеры протестов не упускали случая, чтобы опровергнуть версию «цветной революции» — не раз говорилось о том, что протест имеет полностью внутриполитическую повестку и не относится к вопросу внешнеполитической ориентации Армении. На одном из митингов Н. Пашинян даже процитировал заявление спикера МИД РФ Марии Захаровой как свидетельство того, что «Россия довольно сдержанно и объективно реагирует на акции протеста в Армении».

Скорее всего, события в Армении стали результатом непопулярности С. Саргсяна как политика и спроса на перемены в армянском обществе. Хотя сегодня в свете последних событий стало очевидно, что бывший президент Армении был, мягко говоря, непопулярным политиком, создается впечатление, что и политическая элита, и сам С. Саргсян до последнего момента не замечали это обстоятельство. Теперь уже ясно, что итоги выборов 2017 г., на которых Республиканская Партия С. Саргсяна одержала победу, были не выражением реального доверия граждан, а результатом политических технологий, использования административного ресурса и неспособности оппозиции объединиться. Кроме того, оглядываясь назад, становится понятным, что результаты выборов даже в определенной мере сыграли на руку Н. Пашиняну, так как элиминировали его конкурентов и оставили его единственным ярким лидером на оппозиционном поле.

Непопулярность С. Саргсяна можно считать проявлением более широкого феномена — спроса на перемены в армянском обществе. С. Саргсян в определенном смысле стал олицетворением коррупции и неэффективности системы управления Арменией. Сказалась и усталость общества от лидеров старого поколения: до сих пор Арменией управляли представители поколения, которое пришло к власти в результате бурных событий конца 1980-х – начала 1990-х гг. Не случайно один из соратников по партии как-то назвал С. Саргсяна «последним большевиком». Сорокадвухлетний Н. Пашинян пришел в политику в 2007 г.; большинство его соратников еще моложе, среди активистов движения немало так называемых миллениалов. Возможно, именно поэтому активистам оппозиции удавалось переигрывать силовиков, в том числе и с использованием современных технологий. Не обошлось и без пресловутого «Телеграма»: несколько телеграм-каналов, которые вели активисты, в эти дни стали одним из основных источников информации. На этом фоне контроль С. Саргсяна и его союзников над большинством телеканалов уже не имел особого значения.

Все это способствовало отставке С. Саргсяна. Но на этом интересные события в Армении не закончились. Республиканская Партия Армении продолжает оставаться у власти, и формально она вполне может и дальше управлять страной. Однако очевидно, что политическая ситуация в стране изменилась, и оппозиция настаивает на создании временного правительства и проведении внеочередных парламентских выборов. На утро 25 апреля были запланированы переговоры Карена Карапетяна и Никола Пашиняна, но поздно вечером 24 апреля стало известно, что переговоры не состоятся, и сторонники Н. Пашиняна призвали к новым протестам с целью отстранения от власти уже РПА в целом. Так что на этот момент ситуация продолжает оставаться неясной. Тем не менее можно с уверенностью говорить, что, кто бы ни оказался в конечном итоге у власти, политическую систему Армении ждет серьезная трансформация.

Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 5)
 (12 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся