Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 25, Рейтинг: 2.56)
 (25 голосов)
Поделиться статьей
Глеб Ивашенцов

Чрезвычайный и Полномочный Посол России, член РСМД

Возникновение спорных вопросов между Москвой и Сеулом маловероятно. По вопросу отношений с Россией в стране сформировался своего рода общенациональный консенсус в пользу развития стратегического партнёрства, и эти настроения создают уникальные возможности для России.

Исторически сложилось так, что круг традиционных союзников, как и международного общения в целом, у России и Республики Корея во многом различается. Это, однако, не препятствует обеим странам ставить задачу вывести свои двусторонние отношения на уровень стратегического партнёрства. Для Москвы отношения с Республикой Корея имеют самостоятельную ценность и не определяются её или отношениями России с третьими странами. В Москве отдают себе отчёт о союзнических отношениях Южной Кореи с США, но видят в ней прежде всего не союзника Вашингтона, а одного из ключевых партнёров России в АТР.

Примером высокого интереса южнокорейских деловых кругов к углублению сотрудничества с Россией служит присутствие на Восточном экономическом форуме почти 100 бизнесменов из 50 компаний. На встрече В. Путина и Мун Джэ Ина во Владивостоке достигнута договоренность сформировать пакет перспективных проектов, прежде всего на Дальнем Востоке России при широком использовании возможностей территорий опережающего развития и свободного порта Владивосток. Поворотным моментом в наращивании торгово-экономического сотрудничества стало бы заключение Соглашения о свободной торговле между Южной Кореей и ЕАЭС, обсуждение которого проходит в настоящее время.

3 сентября 2017 г. КНДР провела на полигоне вблизи границы с Россией и Китаем новое, шестое по счету испытание ядерного устройства и заявила, что это была мощная водородная бомба. Этому испытанию предшествовали два удачных запуска межконтинентальных баллистических ракет. Речь, таким образом, может идти о появлении у КНДР полноценного ракетно-ядерного потенциала.

Подобный поворот дел вызвал крайне резкую реакцию в Вашингтоне, где прямо заговорили о возможности массированной военной акции против КНДР. Для России такая постановка вопроса неприемлема. Москва не признает за КНДР статуса ядерной державы, рассматривает последние действия Пхеньяна как провокационные и создающие угрозу безопасности в Северо-Восточной Азии, но при этом исходит из того, что решить проблему «точечными» и любыми другими ударами, санкциями или давлением невозможно.

Щит безопасности Пхеньяна

Ракетно-ядерная программа КНДР не возникла сама по себе или исключительно по злой воле пхеньянского руководства, как это подают на Западе. Когда с окончанием холодной войны Соединённые Штаты принялись в одностороннем порядке применять военную силу против неугодных им государств, а международное сообщество в лице ООН оказалось не в состоянии этому воспрепятствовать, целый ряд стран пришел к убеждению, что обеспечить свою безопасность они смогут лишь самыми радикальными средствами. Северокорейские СМИ небезосновательно ссылаются на пример Югославии, Ирака и Ливии, которых разбомбили, оккупировали или расчленили, поскольку они не обладали достаточной военной мощью, чтобы противостоять агрессии Запада. Для Пхеньяна ракетно-ядерная программа — щит его безопасности, и этот щит он просто так не отдаст. Как образно сказал В. Путин, в КНДР, вероятнее, «траву будут есть, но не откажутся от этой программы, если не будут чувствовать себя в безопасности». Показательно, что, когда Пхеньян грозит своим потенциальным противникам ракетно-ядерными ударами, в каждом случае речь идет лишь об ударах в ответ на внешнюю агрессию против КНДР.

Даже «точечный удар» по северокорейским ракетно-ядерным объектам, о котором говорит президент Д. Трамп, привел бы, по сути, к новой корейской войне с непредсказуемыми последствиями и для обоих корейских государств, и для региона Северо-Восточной Азии, да и для всего мира. У Пхеньяна есть средства для того, чтобы ответить на любые удары. Лишь один пример. На самой границе демилитаризованной зоны (ДМЗ), разделяющей два корейских государства, расположен южнокорейский Большой Сеул, город с населением примерно 25 млн человек, а на противоположной стороне ДМЗ размещена наиболее мощная в мире группировка северокорейской тяжелой артиллерии. Артиллерийский обстрел Сеула северокорейцами способен нанести столице Южной Кореи ущерб, сравнимый с применением ядерного оружия.

Для Пхеньяна ракетно-ядерная программа — щит его безопасности, и этот щит он просто так не отдаст.

Но удары могут быть нанесены и по американским базам в Японии, и по многим другим объектам. Южнокорейцам и японцам стоит задуматься о том, что союз с США — не гарантия безопасности их стран, а, наоборот, угроза этой безопасности, поскольку, оберегая собственную безопасность, американцы готовы использовать их, по сути, в качестве живого щита. Это своего рода предупреждение всем союзникам США, в том числе в странах НАТО.

Альтернатива новой Корейской войне

Альтернатива новой Корейской войне — конкретные, честные и прозрачные переговоры с Пхеньяном об обеспечении гарантий безопасности в первую очередь КНДР и Республики Корея, а также России, Китая, Японии и США. Такие гарантии должны быть прочными и достаточно убедительными, чтобы ни у кого не было подозрений на этот счет.

Путь к решению ядерного вопроса предлагает российско-китайская дорожная карта, отправной точкой которой предлагается сделать так называемую двойную заморозку — приостановку КНДР своих ракетных пусков и ядерных испытаний в обмен на приостановку военных учений со стороны США и Южной Кореи. Это предложение вполне может быть принято Пхеньяном — аналогичные идеи уже озвучивались ранее северокорейским руководством в январе 2015 г. и январе 2016 г.

Нужно учитывать и еще один чрезвычайно важный аспект. Ракетно-ядерная программа КНДР — прямое следствие нерешенности корейского вопроса, предопределившей многолетнее противостояние между Севером и Югом Кореи. Поэтому решение ядерной проблемы Корейского полуострова теснейшим образом связано с межкорейской нормализацией — развитием отношений КНДР с Южной Кореей. Необходимо одновременно решать обе задачи — замораживания военной ядерной программы Северной Кореи с ее последующим прекращением и разрядки политической напряженности на Корейском полуострове.

Свою положительную роль могло бы сыграть и возвращение корейского вопроса в повестку дня ООН. Сейчас для этого подходящий момент. Пан Ги Мун, который будучи южнокорейцем не мог быть беспристрастным в подходах к КНДР и которого Пхеньян подчеркнуто игнорировал, завершил свое пребывание на посту генерального секретаря ООН. Его преемник А. Гуттериш прежде никаким образом не был связан с Кореей и поэтому может показать достаточно объективный и конструктивный подход к делу межкорейского урегулирования.

Резолюции, принятые Советом Безопасности ООН по северокорейским ядерным и ракетным испытаниям, жёсткие. Тем не менее не должно быть необоснованно расширительного толкования оговорённых санкций. Резолюции Совета Безопасности ООН нельзя рассматривать как основание для обострения экономического и гуманитарного положения народа КНДР.

Несмотря на настойчивое давление США, Республика Корея не присоединилась к санкциям против России в связи с событиями на Украине.

Вашингтон и Сеул также должны взвесить и все издержки размещения американской системы противоракетной обороны THAAD в Южной Корее. Появление там THAAD несомненно подтолкнет Пхеньян к дальнейшему наращиванию его военного потенциала. Даже если не будет новых ядерных взрывов, следует обязательно ожидать новых волн воинственной риторики и новых ракетных запусков с северокорейской стороны, как и появления новых элементов военной инфраструктуры США в Южной Корее. Не следует исключать и определенных мер со стороны других государств. Мир уже видел соответствующие шаги, предпринятые Китаем.

Взаимодействие с Сеулом

Важную роль в решении вопроса безопасности на Корейском полуострове и в целом в регионе Северо-Восточной Азии Москва отводит взаимодействию с Сеулом. Крупным событием в этой связи стала встреча президента России В. Путина с президентом Республики Корея Мун Чжэ Ином 6 сентября 2017 г. в ходе Восточного экономического форума во Владивостоке.

Российско-южнокорейский саммит подтвердил во многом близкий подход двух государств к вопросам сотрудничества в интересах безопасности в регионе. Цель этого подхода, по словам президента Мун Чжэ Ина, — денуклеаризация Корейского полуострова и процветание Евразии. При этом отмечена важность трехстороннего сотрудничества с участием Северной Кореи, в частности, готовность и к реализации трехсторонних проектов в формате Россия — Республика Корея — КНДР. Речь могла бы идти о поставках в Корею российского трубного газа, интеграции электросетей, железнодорожных систем России, Республики Корея и Северной Кореи. Осуществление таких инициатив принесло бы не только экономическую выгоду, но и способствовало бы укреплению доверия и стабильности на полуострове.

С Республикой Корея у России традиционно поддерживаются тесные и взаимовыгодные экономические связи. В первой половине 2017 г. двусторонний товарооборот вырос почти на 50% и составил 10 млрд долл. В России работают более 600 компаний из Южной Кореи, а южнокорейские капиталовложения в российскую экономику превышают 2 млрд долл. Среди наиболее успешных проектов — создание в Санкт-Петербурге автозавода «Хёндэ Мотор», который выпускает до 200 тыс. машин в год, строительство «Лотте групп» делового и гостиничного комплекса в Москве, кондитерской фабрики в Калужской области, масштабное производство в России бытовой электроники компаниями «Самсунг» и «Эл Джи». Примером высокого интереса южнокорейских деловых кругов к углублению сотрудничества с Россией служит и присутствие на Восточном экономическом форуме почти 100 бизнесменов из 50 компаний.

Южнокорейцы также готовы к сотрудничеству с Россией в области освоения космоса и атомной энергетики. Свидетельство этому — участие Роскосмоса в сооружении Национального космического центра Республики Корея «Наро», совместный полет российских и южнокорейских космонавтов на российском космическом корабле в апреле 2008 г., запуск российско-южнокорейской ракеты-носителя KSLV-1 в феврале 2013 г., закупка российских вертолетов, импорт российского топлива для атомных электростанций Южной Кореи, за счет которого удовлетворяется более трети соответствующих потребностей страны.

На встрече президентов двух стран во Владивостоке достигнута договоренность сформировать пакет перспективных проектов, прежде всего на Дальнем Востоке России при широком использовании возможностей территорий опережающего развития и свободного порта Владивосток. Поворотным моментом в наращивании торгово-экономического сотрудничества стало бы заключение Соглашения о свободной торговле между Республикой Корея и ЕАЭС, обсуждение которого проходит в настоящее время.

Имеющиеся у Южной Кореи технологии и опыт могут помочь реализовать хозяйственный потенциал российского Дальнего Востока. Речь идет о таких сферах, как инфраструктура и логистика, включая освоение Северного морского пути. Многообещающими выглядят развитие железнодорожного транспорта, портов, судостроения и автодорожного хозяйства. Широкие перспективы открываются в областях сельского хозяйства, рыболовства, здравоохранения и медицины. Успешно развивается сотрудничество в энергетической сфере. Южнокорейские компании участвуют в проектах «Сахалин-1» и «Сахалин-2». Идёт проработка вопроса об увеличении закупок сжиженного природного газа. Для транспортировки продукции «Ямал СПГ» на южнокорейских верфях будут построены 15 танкеров.

Развиваются двусторонние гуманитарные связи. Республика Корея — единственная страна в Северо-Восточной Азии, с которой у России заключено соглашение о безвизовом режиме. В мае–июне 2017 г. в России с большим успехом прошёл Фестиваль корейской культуры, ответный состоится в 2018 г. в Корее. В июле в рамках форума «Диалог Россия — Республика Корея» в Сеуле и Пхёнчхане был организован VIII Молодёжный диалог. Южнокорейские юноши и девушки примут активное участие в XIX Всемирном фестивале молодёжи и студентов в Сочи в октябре 2017 г.

***

В российско-южнокорейских отношениях нет спорных вопросов, и их возникновение маловероятно. В Республике Корея нет политических партий или организаций, выступающих с антироссийских позиций. По вопросу отношений с Россией в стране сформировался своего рода общенациональный консенсус в пользу развития стратегического партнёрства, и эти настроения создают уникальные возможности для России. Примечательно в этом плане то, что, несмотря на настойчивое давление США, Республика Корея не присоединилась к санкциям против России в связи с событиями на Украине.

Исторически сложилось так, что круг традиционных союзников, как и международного общения в целом, у России и Республики Корея во многом различается. Это, однако, не препятствует обеим странам ставить задачу вывести свои двусторонние отношения на уровень стратегического партнёрства. Для России отношения с Республикой Корея имеют самостоятельную ценность и не определяются её или нашими отношениями с третьими странами. В Москве отдают себе отчёт о союзнических отношениях Республики Корея с Соединёнными Штатами, но видят в ней прежде всего не союзника США, а одного из ключевых партнёров России в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Оценить статью
(Голосов: 25, Рейтинг: 2.56)
 (25 голосов)
Поделиться статьей
array(4) {
  ["АТР"]=>
  string(6) "АТР"
  ["Безопасность"]=>
  string(24) "Безопасность"
  ["Восточная Азия и АТР"]=>
  string(37) "Восточная Азия и АТР"
  ["Россия и Республика Корея: перспективы двусторонних отношений"]=>
  string(115) "Россия и Республика Корея: перспективы двусторонних отношений"
}

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся