Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 15, Рейтинг: 3.13)
 (15 голосов)
Поделиться статьей
Наталия Травкина

Д.полит.н., руководитель Центра внутриполитических исследований Института США и Канады РАН, эксперт РСМД

Встреча в Хельсинки может претендовать на то, чтобы войти в летопись «исторических», поскольку, пожалуй, впервые в истории контактов на высшем уровне президент США по итогам саммита был обвинен в государственной измене.

Совместная пресс-конференция Д. Трампа и В. Путина и в широком смысле российская карта немедленно стали составной частью идущей полным ходом политической кампании, но как бы это ни звучало парадоксально, на это, возможно, и рассчитывал Д. Трамп. Общая направленность стратегической линии Д. Трампа становится понятной, если предположить, что промежуточные выборы в ноябре 2018 г. окажутся успешными для Республиканской партии и ей удастся сохранить контроль над обеими палатами Конгресса. Тогда Д. Трамп, без сомнения, представит этот успех как одобрение большей частью американских избирателей его внутренней и внешней политики, в том числе и курса на улучшение отношений с Россией.

Усредненные данные по итогам опросов общественного мнения 10 социологических служб за период с 17 по 27 июля показали, что результаты саммита в Хельсинки никак не повлияли на изменение степени общественной поддержки Д. Трампа.

Становится более понятным острейший конфликт в Вашингтоне между Д. Трампом и подавляющей частью вашингтонского внешнеполитического истеблишмента. Этот конфликт носит не личностный характер, а мировоззренческий: инерция мышления и стереотипы сознания времен холодной войны настолько пронизали «вашингтонское внешнеполитическое болото», что формирование миропорядка не на идеологизированных геополитических постулатах, а на прагматических геоэкономических принципах, по сути, предполагает и коренное обновление вашингтонской «гвардии» времен падения Берлинской стены и сравнительно бескровного распада СССР.

Российско-американские встречи на высшем уровне традиционно рассматривают под углом зрения того, может ли очередной саммит быть отнесён к категории «исторических». Такой трактовке подобного рода встреч в последние годы способствовало резкое ухудшение отношений между Россией и США, настолько резкое, что они стали рассматриваться и анализироваться даже в серьезных академических изданиях как начало и постепенное сползание в холодную войну 2.0. В современном мире, когда чуть ли не каждую неделю появляются статьи и публикации о «неизбежности» Третьей мировой войны [1], встречи российских и американских лидеров неизбежно оказываются в центре внимания мировой общественности, которая с большими надеждами ждет долгожданных известий о начале кардинального сдвига в сторону улучшения как российско-американских отношений, так и мировой обстановки в целом.

Игорь Иванов:
Хельсинки и далее

Встреча в Хельсинки, безусловно, может претендовать на то, чтобы войти в летопись «исторических» встреч, поскольку, пожалуй, впервые в истории контактов на высшем уровне президент США по итогам саммита был обвинен в государственной измене. Бывший директор ЦРУ Дж. Бреннан написал в Твиттере, что заявления Д. Трампа на пресс-конференции в Хельсинки 16 июля «превышают порог самых серьезных преступлений и проступков. Они стали не чем иным, как государственной изменой». А известный внешнеполитический корреспондент газеты New York Times Т. Фридман нашёл «убедительные доказательства того, что поведение президента США впервые в американской истории намеренно или по неосторожности, обусловленной противоречивостью его личности, обнаружило явные признаки измены».

Стратегический расчет/просчёт Д. Трампа или «импровизация по-фински»?

Пожалуй, ни одно высказывание Д. Трампа на совместной пресс-конференции с президентом РФ В. Путиным не вызвало такого непринятия в США, как его заявление о том, что «и та, и другая сторона несут ответственность» за ухудшение состояния российско-американских отношений. «Считаю, — заявил Д. Трамп, — что США ведут себя глупо, мы должны были начать этот диалог давно, даже до того, как я пришел к власти. Считаю, что мы все виновны, и США сейчас фактически вместе с Россией налаживают эти отношения». В совокупности с другими 8 эпизодами «предательского поведения», вмененных Д. Трампу его политическими противниками, не приходится сомневаться в том, что Д. Трамп совершенно сознательно взял курс на максимально возможное сближение с Россией, стремясь вывести эти отношения если не на качественно новый, то во всяком случае на нормальный уровень деловых и прагматичных отношений.

Это высказывание Д. Трампа в сочетании с заявлением В. Путина о том, что российская сторона предложила президенту США «подумать не только над практическими вопросами, но и над философией выстраивания двусторонних отношений на долгосрочную перспективу», наводит на мысль о том, что в ходе личных переговоров между президентами Д. Трамп, возможно, изложил собственное видение миропорядка, в котором США и Россия являются не «противниками», балансирующими на грани ядерной войны, а «партнерами и конкурентами». Свое выступление на совместной пресс-конференции В. Путин начал с заявления о том, что «холодная война давно закончилась, эпоха острого идеологического противостояния двух стран ушла далеко в прошлое, обстановка в мире кардинально изменилась. Сегодня и Россия, и США сталкиваются с совершенно иными вызовами: это и опасная разбалансировка механизмов международной безопасности, стабильности, региональные кризисы, расползание угроз терроризма и трансграничной преступности, криминалитета, нарастание проблем в мировой экономике, экологические и другие риски. Справиться со всем этим можно, только объединяя усилия». И выразил надежду, что именно к такому пониманию удастся прийти «вместе с американскими партнёрами».

К этому заявлению российского президента, возможно, следует отнестись более внимательно, так как оно отражает, судя по реакции Д. Трампа во время этой части выступления В. Путина, совместное понимание лидерами двух стран проблем формирования миропорядка, отвечающего вызовам и реалиям первой половины XXI в. В этом плане становится более понятным острейший конфликт в Вашингтоне между Д. Трампом и подавляющей частью вашингтонского внешнеполитического истеблишмента. Этот конфликт носит не личностный характер (малоопытный «неофит» против искушенных «внешнеполитических мудрецов»), а мировоззренческий: инерция мышления и стереотипы сознания времен холодной войны настолько пронизали «вашингтонское внешнеполитическое болото», в том числе и внешнеполитические аналитические центры, что формирование миропорядка не на идеологизированных геополитических постулатах, а на прагматических геоэкономических принципах, по сути, предполагает и коренное обновление вашингтонской «гвардии» времен падения Берлинской стены и сравнительно бескровного распада СССР.

Своим поведением и заявлениями на совместной пресс-конференции с российским президентом Д. Трамп и продемонстрировал этот новый подход, обращенный не к официальному Вашингтону, не к политической элите США, а к рядовому американскому избирателю. Совместная пресс-конференция Д. Трампа и В. Путина и в широком смысле российская карта немедленно стали составной частью идущей полным ходом политической кампании, но как бы это ни звучало парадоксально, на это, возможно, и рассчитывал Д. Трамп. Общая направленность стратегической линии Д. Трампа становится понятной, если предположить, что промежуточные выборы в ноябре 2018 г. окажутся успешными для Республиканской партии и ей удастся сохранить контроль над обеими палатами Конгресса. Тогда Д. Трамп, без сомнения, представит этот успех как одобрение большей частью американских избирателей его внутренней и внешней политики, в том числе и курса на улучшение отношений с Россией.

Ключевая роль промежуточных выборов в ноябре 2018 г.

Совместная пресс-конференция Д. Трампа и В. Путина и в широком смысле российская карта немедленно стали составной частью идущей полным ходом политической кампании, но как бы это ни звучало парадоксально, на это, возможно, и рассчитывал Д. Трамп.

В этой связи можно отметить, что основная ставка, которую делает администрация Д. Трампа на возможный успех на промежуточных выборах, — это состояние экономики и ускорение экономического роста как следствие главным образом налоговой реформы, обретшей статус закона в конце 2017 г. В частности, по итогам второго квартала 2018 г. (с апреля по июнь) темп роста реального ВВП США составил 4,1%, что стало рекордным показателем за последние четыре года. В июне число занятых в экономике США увеличилось на 213 тыс. человек, и вполне возможно, что на момент выборов безработица снизится до отметки 3,7%, что станет самым низким показателем за последние 50 лет (!). Как указывалось в аналитическом обзоре агентства Bloomberg, «индекс потребительской уверенности американцев вырос до самого высокого уровня с февраля 2001 г. Уверенность американских потребителей в своем будущем растет, поскольку американцы продолжают пользоваться плодами снижения налогов и сильного рынка труда, а данные прошлой недели показывают, что заявки на пособие по безработице упали до самого низкого уровня с 1969 года».

Несмотря на мощную антитрамповскую кампанию, развязанную в американских СМИ после встречи в Хельсинки, согласно опросу общественного мнения социологической службы Гэллапа, в период с 16 по 22 июля степень общественной поддержки Д. Трампа уменьшилась всего на 1% по сравнению с предыдущей неделей — с 43% до 42%, а степень неодобрения возросла на 2% — с 52% до 54%. Усредненные данные по итогам опросов общественного мнения 10 социологических служб за период с 17 по 27 июля показали, что результаты саммита в Хельсинки никак не повлияли на изменение степени общественной поддержки Д. Трампа: разрыв в показателях превышения доли лиц, неодобрительно относящихся к его деятельности на посту президента США, по отношению к доли лиц, положительно воспринимающих главу Белого дома, так и остался на уровне примерно 10%.

Д. Трамп поневоле вынужден играть в политическую игру «пан или пропал». Как отметил его главный политтехнолог Дж. Бэннон, которому Д. Трамп обязан своей победой на президентских выборах 2016 г., «промежуточные выборы 2018 г. станут первой кампанией по переизбранию Д. Трампа, поскольку демократы наверняка попытаются организовать процесс его импичмента в том случае, если им удастся установить свой контроль над обеими палатами Конгресса».

В настоящее время российско-американские отношения стали заложниками внутриполитической борьбы в США, и именно этим и объясняется тот факт, что 19 июля Белый дом пригласил президента России В. Путина прибыть в США с визитом в начале осени, а спустя примерно неделю — 25 июля — визит был перенесен на начало 2019 г. Как отмечалось в заявлении помощника президента США по национальной безопасности Дж. Болтона, «президент считает, что следующая двусторонняя встреча с президентом Путиным должна состояться после окончания “охоты на российских ведьм”», которая, как можно было понять из заявления, должна закончиться в США к концу 2018 г. Закончится ли этот «сезон охоты» новой встречей между двумя лидерами или же импичментом Д. Трампа, пока под вопросом.

1.      См., например, статью «Are we heading towards World War 3? Mounting tensions over Syria, Iran and the Gaza strip coupled with militarisation in South China Sea are fuelling fears of a global conflict» в американо-британском еженедельнике The Week за 24 июля 2018 г.

(Голосов: 15, Рейтинг: 3.13)
 (15 голосов)

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся