Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 130, Рейтинг: 4.88)
 (130 голосов)
Поделиться статьей
Игорь Иванов

Президент РСМД, министр иностранных дел России (1998–2004 гг.), профессор МГИМО МИД России, член-корреспондент РАН, член РСМД

Встреча президентов РФ и США не принесла прорывов, однако о ряде договоренностей все же было объявлено. Президент Российского совета по международным делам, бывший министр иностранных дел РФ Игорь Иванов объясняет, что нужно сделать, чтобы саммит не прошел зря.

Долгожданная встреча президентов Владимира Путина и Дональда Трампа наконец-то состоялась. Сам факт встречи — уже большое позитивное событие международной жизни. Ведь не может же считаться нормальным положение, когда главы двух ведущих мировых держав не встречаются годами! Слишком много в мире накопилось проблем и слишком велика ответственность наших двух стран за их решение, чтобы бесконечно откладывать российско-американский саммит.

Можно долго спорить о том, почему этот саммит не случился раньше. Но как бы там ни было, сторонам в конце концов удалось переступить через барьер, который на протяжении последних лет препятствовал развитию нормального диалога между странами.

В отличие от только что завершившегося чемпионата мира по футболу, саммит не подарил нам сенсаций. Политика — это не футбол. Никто и не рассчитывал на то, что в Хельсинки удастся добиться коренного перелома в двусторонних отношениях или крупных прорывных договоренностей по конкретным проблемам. Для этого еще не созданы соответствующие условия. Если футбольный матч всегда завершается победой одной и поражением другой команды, то говорить о том, кто выиграл, и кто проиграл по итогам Хельсинки, не имеет смысла: ни российский, ни американский лидер не рассчитывал на односторонние уступки другой стороны и сам не собирался делать такие уступки.

Но президенты сделали тот важнейший шаг вперед, без которого любые последующие шаги были бы попросту невозможны. Без личной встречи президентов в российско-американских отношениях мало чего можно добиться. Так было всегда, и едва ли общая схема развития связей между двумя странами по принципу «сверху вниз» изменится в обозримом будущем.

Отсутствие диалога с Вашингтоном, явная враждебность в двусторонних отношениях в последние годы объективно создавали существенные ограничения для внешнеполитического маневрирования России. После встречи в Хельсинки простор для такого маневрирования Москвы как на западном, так и на восточном направлениях расширится.

После Хельсинки наступает не менее сложный и ответственный период. Каким образом в максимальной степени использовать положительный импульс, который дала встреча? Как не допустить того, чтобы громоздкие и инерционные бюрократические машины с обеих сторон неосознанно или сознательно затянули нас обратно в трясину бессмысленной конфронтации?

Прежде всего, надо исходить из того, что у стоящих перед нашими странами и миром в целом проблем нет и быть не может быстрых и легких решений. История учит, что разрушать отношения намного легче, чем их строить или восстанавливать. Здесь недостаточно одной политической воли, хотя она всегда должна присутствовать. Еще требуется стратегическое видение национальных интересов в контексте объективных процессов мирового развития. Требуется и высокий профессионализм участников переговорного процесса, требуется терпение, готовность к взаимным подвижкам, умение выходить на взаимовыгодные договоренности, учитывающие законные интересы и озабоченности сторон. И даже если все эти слагаемые успеха есть в наличии, переговоры по сложным вопросам могут длиться месяцы, а то и годы.

Как показало обсуждение в Хельсинки, центральной темой отношений между Россией и США остаются проблемы безопасности во всех ее многочисленных измерениях. Так будет до тех пор, пока наши страны будут в состоянии уничтожить друг друга, а заодно и весь остальной мир. Иными словами, еще очень и очень долго. И в то же время любые договоренности в области безопасности дают максимальный положительный эффект, способствуют восстановлению доверия, открывают возможности для сотрудничества в других, мирных областях.

Поэтому основное внимание сторон должно быть направлено на выполнение договоренностей президентов России и США о налаживании постоянно действующих механизмов переговоров и консультаций по военно-политическим проблемам. Для этой цели требуется безотлагательно возобновить работу в формате «два плюс два» глав внешнеполитических и оборонных ведомств, сформировать повестку дня наиболее острых, не терпящих отлагательства проблем и запустить соответствующие переговорные процессы. К первоочередным задачам относится недопущение неспровоцированных военных инцидентов. В более долгосрочном плане на повестке дня переговоры по продлению Договора СНВ и о будущем Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. При всей неоднозначности и деликатности этого сюжета Москве и Вашингтону настоятельно требуется диалог на экспертном уровне по проблемам кибербезопасности.

На сирийском направлении Соединенные Штаты фактически смирились с сохранением в Дамаске на определенное время режима Башара Асада и не претендуют на центральную роль в процессе мирного урегулирования. Но и уходить из региона по понятным причинам американцы не собираются. И в Москве, и в Вашингтоне хорошо понимают, что сирийский кризис — это надолго. Поэтому на данном этапе для России и США главное не допускать инцидентов с участием российских и американских военных в Сирии и продолжать обмен мнениями по ситуации в стране с целью содействовать выполнению женевских договоренностей 2012 года.

По проблеме денуклеаризации Корейского полуострова фундаментальные интересы России и США объективно совпадают. Вместе с тем имеются и серьезные разногласия в том, что касается как долгосрочного решения проблемы, так и ближайших приоритетов. Вашингтон по понятным причинам хотел бы быть лидером этого процесса и получить все лавры победителя. Дональду Трампу очень нужен хотя бы один видимый внешнеполитический успех, и добиться его в Вашингтоне намереваются путем усиления давления на Пхеньян. Москву, а вместе с ней и Пекин вряд ли устроит такой сценарий, поэтому можно ожидать, что они будут добиваться комплексного урегулирования в рамках многосторонних механизмов с их участием.

Что касается украинского кризиса, то Россия и США, исходя из своих интересов, не заинтересованы в усилении военного противостояния на Украине. Поэтому двусторонние консультации будут продолжаться. Одновременно нельзя исключать, что на определенном этапе может встать вопрос и о подключении Вашингтона к нормандскому формату урегулирования — такой шаг позволил бы избежать опасности дублирования переговорных механизмов и ложной интерпретации разнообразных дипломатических сигналов всеми участниками конфликта.

Учитывая незначительный уровень экономического сотрудничества между Россией и США, эти вопросы не доминировали в ходе переговоров в Хельсинки. К тому же в Москве хорошо понимают, что президент США не в состоянии самостоятельно решать вопросы о снятии или смягчении санкций, введенных в отношении России. В условиях открытой враждебности в отношении России со стороны Конгресса США в Москве фактически смирились с тем, что под санкциями придется жить еще долго. Поэтому расчеты строятся на том, что с постепенным возобновлением диалога удастся хотя бы избежать дальнейшего ужесточения санкций со стороны США и добиться большей ясности в этом вопросе.

Еще одна тема, которая находится на стыке безопасности и экономики, — это энергетический сектор. Россия и США являются одними из крупнейших в мире производителей углеводородов. И хотя взаимной торговли в энергетической области практически нет, налаживание стратегического диалога и здесь отвечало бы долгосрочным интересам сторон. Российская сторона никогда не боялась конкуренции, но конкуренция между нашими странами на мировых энергетических рынках должна быть честной и не включать в себя политическое давление на своих партнеров и союзников, принуждающее их к заведомо невыгодным сделкам.

Русская поговорка гласит: «Доверяй, но проверяй». Этот принцип относится не только к отношениям между президентами, но и к отношениям самих президентов к тем, кто призван претворять в жизнь решения, принятые на высшем уровне. Поэтому чем раньше будут определены время и место следующей встречи президентов России и США, тем выше шансы на то, что договоренности, достигнутые в Хельсинки, будут выполняться, а в российско-американских отношениях наметится положительная динамика.

Впервые опубликовано в Коммерсанте.


Оценить статью
(Голосов: 130, Рейтинг: 4.88)
 (130 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся