Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 2.33)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Канвал Сибал

Бывший первый заместитель министра иностранных дел Индии, член Консультативного комитета и руководитель Центра международных отношений и дипломатии Международного фонда им. Вивекананды

Основным локомотивом индо-российских отношений традиционно выступают государственные власти двух стран, и, хотя это обстоятельство придает определенную стабильность нашим связям, оно также сужает их диапазон. Россия и Индия на официальном уровне признают, что сотрудничество выгодно обеим сторонам, и, несмотря на радикальные изменения в международной обстановке, стремятся поддерживать высокий уровень взаимопонимания. Встречи на высшем уровне способствуют поддержанию правильного вектора отношений, однако расширение связей за пределы оборонной промышленности и энергетики — секторов, контролируемых государством, — пока происходит в недостаточных масштабах. Несмотря на усилия, предпринимаемые на высшем уровне с использованием доступных институциональных механизмов, уровень взаимной торговли остаётся крайне низким; не наблюдается и роста взаимных инвестиций. Необходимо осознать меняющиеся экономические приоритеты Индии и России и соответствующим образом перестроить сотрудничество.

Начиная с середины 1950-х гг., Индия и Россия прилагают значительные усилия для развития двусторонних отношений, и плоды этого сотрудничества необходимо сохранить. России необходимо более активно использовать свой репутационный капитал в Индии для придания нового импульса двусторонним связям. Взаимопонимание на самом высшем уровне недавно было вновь подтверждено, и это может способствовать развитию отношений в эпоху перемен.


Канвал Сибал

Российские и индийские эксперты-международники до сих пор мало проводили критический анализ состояния отношений между двумя странами. Потребность в подобных исследованиях не ощущалась, по всей видимости, из-за убежденности в том, что российско-индийские связи, несмотря на явные слабые стороны, поддерживались на уровне правительств двух стран и без спроса со стороны официальных лиц более широкое рассмотрение этой темы и выработка рекомендаций независимыми экспертами не нужны. Вероятно, недостаточная вовлеченность аналитиков обеих стран в совместную работу по оценке двусторонних отношений связана с тем, что до недавнего времени эти отношения представлялись в целом успешными и отвечающими интересам обеих сторон.

Индийское общество в целом воспринимает Россию как проверенного временем друга; это мнение не претерпело значительных изменений и в связи с заметным падением внимания к России в Индии. По мнению индийцев, Россия относится к Индии как к дружественной стране, но не рассматривает ее как один из основных приоритетов своей внешней политики. Индия не испытывает дискомфорта от того, что обе страны придают двусторонним отношениям неодинаковое значение, признавая неравенство сил и глобальной ответственности государств. Однако в последние годы баланс сил Индии и России начал меняться. Позиции России на международной арене ослабли; в экономике страны не наблюдается заметного роста; уровень производства также снизился; Россия не смогла использовать свою впечатляющую технологическую базу для того, чтобы стать мировым лидером в инновациях; ее отношения с Западом ухудшились (во многом из-за его политической близорукости). В свою очередь, международный статус Индии укрепляется, несмотря на многочисленные трудности; ее экономика активно развивается; страна модернизируется и использует ценный человеческий капитал; расширяется и спектр внешнеполитических интересов государства. Рост, показываемый Индией, требует пересмотра индо-российских отношений на новой, ориентированной на перспективу основе.

Основным локомотивом индо-российских отношений традиционно выступают государственные власти двух стран, и, хотя это обстоятельство придает определенную стабильность нашим связям, оно также сужает их диапазон. Россия и Индия на официальном уровне признают, что сотрудничество выгодно обеим сторонам, и, несмотря на радикальные изменения в международной обстановке, стремятся поддерживать высокий уровень взаимопонимания. Свидетельством этому служат индо-российские саммиты, регулярно проходящие с 2000 г. Однако этот уникальный аспект двусторонних отношений так и не создал основы для развития экстенсивных связей между двумя обществами на различных уровнях — будь то в бизнесе, образовании, культуре, взаимодействии СМИ или в межнациональных контактах. Встречи на высшем уровне способствуют поддержанию правильного вектора отношений, но расширение связей за пределы оборонной промышленности и энергетики — секторов, контролируемых государством, — пока происходит в недостаточных масштабах. Несмотря на усилия, предпринимаемые на высшем уровне с использованием доступных институциональных механизмов, уровень взаимной торговли остаётся крайне низким; не наблюдается и роста взаимных инвестиций.

В последнее время все чаще звучат мнения о том, что индо-российские отношения развиваются недостаточно успешно и на самом деле позиции стран постепенно расходятся, приводя к определенному взаимному непониманию. С точки зрения Индии, тесные связи с Россией позволяют сбалансировать нашу внешнюю политику и дают нам желаемую стратегическую автономию. Мы заинтересованы в том, чтобы Москва не воспринимала значительное укрепление связей Индии с США, развивающееся стратегическое сближение взглядов на Азиатско-Тихоокеанский регион и регион Индийского океана и значительные объемы закупок американского вооружения как попытку отойти от сотрудничества с Россией. Тем более укрепление индо-американских связей происходит на фоне серьезного ухудшения американо-российских отношений. Мы рассчитываем, что Россия признает, что расширение взаимодействия с США необходимо для удовлетворения потребностей, которые не могут быть в достаточной степени реализованы Москвой. Факторы, играющие роль в индо-американских отношениях, гораздо более разнообразны, чем в случае с любой другой крупной державой: речь идет и об объеме взаимной торговли и инвестиций, и о масштабе связей в области образования, НИОКР, научно-технического сотрудничества, отношений на уровне диаспор и других сфер, включая совместные военные учения. Тем не менее Индия считает необходимым убедить Россию в том, что страна расширяет связи с США не за счет связей с Москвой. Заигрывания России с Пакистаном, особенно в военной сфере, воспринимаются в Индии как следствие более тесных отношений между Нью-Дели и Вашингтоном. Недоумение вызывает изменение российского подхода к Афганистану и к роли Пакистана и Талибана в разрешении ситуации, в особенности заявления официальных лиц, работающих с данным регионом, не принимающие всерьез обеспокоенность Индии связанными с Афганистаном проблемами. Тот факт, что Пакистан начал продвигать ось «Пакистан – Китай – Россия» в противовес оси «Индия – США» в регионе, свидетельствует о дипломатических последствиях пересмотра Россией своих взглядов.

Индия четко заявляет, что политика США по отношению к России ошибочна и усугубляет неравновесие в системе международных отношений. От усилий Запада по ослаблению позиций Москвы на международной арене прежде всего выигрывает Пекин. Россия вынуждена усилить стратегическое взаимодействие с Китаем, который, учитывая его феноменальный экономический рост и обширные финансовые ресурсы, получает преимущества в отношениях, в которых ранее доминировала Россия. Именно Россия инициировала создание треугольника «Россия – Индия – Китай» и форума БРИК, который в дальнейшем расширился до формата БРИКС. Однако сейчас ведущим партнером становится Китай. Он перехватывает инициативу, чтобы изменить характер БРИКС и укрепить свою лидирующую роль в рамках форума путем продвижения идеи БРИКС+, которая служила бы платформой для реализации геополитических и геоэкономических целей Китая, снижая при этом значение России и Индии в форуме.

По мнению Индии, убежденность России в том, что БРИКС может содействовать многополярности, предлагать альтернативное видение глобального управления, потенциально предотвращать перегибы политики Запада и т. п., не принимает во внимание неконструктивное поведение Китая, его территориальный ирредентизм, пренебрежение международным правом и стремление к господству в Азии. Китай продолжает предъявлять претензии на значительные участки нашей территории, что является источником постоянного напряжения в двусторонних отношениях. Россия, в свою очередь, разрешила территориальные споры с Китаем и может по-другому оценивать территориальные претензии Пекина, основанные на давнем прошлом.

Индия и Россия придерживаются весьма различных взглядов на китайскую инициативу «Один пояс — один путь». С точки зрения Индии, планы по созданию Китайско-Пакистанского экономического коридора нарушают суверенитет страны, политика, проводимая Китаем в непосредственной близости от индийских границ, подрывает интересы Индии, а китайские проекты в акватории Индийского Океана представляют угрозу безопасности страны. На Россию эти аспекты политики Китая не оказывают существенного влияния, и Москва может иначе воспринимать проекты и планы Пекина. Но следует обратить внимание и на то, что Китай, успешно прикрыв свой стратегический фланг со стороны России, может находиться в более выгодном положении для того, чтобы бросить вызов США и создать своего рода «Большую двойку», нанося ущерб как Индии, так и России. Вопрос, таким образом, заключается в том, должны ли Индия и Россия стать партнерами в этом процессе, или же им стоит пересмотреть свои стратегии таким образом, чтобы предупредить скорую реализацию уже ставших очевидными геополитических и морских амбиций Китая. Можно понять нынешний сдвиг интересов России в сторону Азии в результате возникшего давления на ее западных рубежах. Однако Индия не хотела бы, чтобы этот процесс привел к утверждению главенства Китая в регионе. Индия, вторая крупнейшая азиатская держава во всех отношениях (размеры индийской экономики, по ряду прогнозов, превысят размеры экономики Японии к 2030 г.), должна занять куда более существенное место в азиатской стратегии России.

Убежденность определенных кругов в России в том, что Пакистан может стать участником крупных инфраструктурных и иных проектов ШОС или БРИКС в рамках индо-российского стратегического партнерства, вряд ли найдёт понимание в Индии, учитывая опыт противостояния хронической враждебности Пакистана на протяжении последних семи десятилетий. Меняющаяся позиция России по отношению к Пакистану подрывает традиционно глубокое геополитическое взаимопонимание с Индией в регионе.

Георгий Толорая, Валерия Горбачева:
БРИКС: будет ли будущее светлым?

Разумеется, финансовые ресурсы Китая и его планы по развитию транспортных сетей могут быть использованы с выгодой для Индии, России и других государств в ряде областей. Россия, Иран и Индия при должном желании могли бы уже реализовать проект Международного транспортного коридора (МТК). Китай сегодня мог бы принять участие в этом проекте, однако МТК не должен статью частью китайской инициативы «Один пояс — один путь», тем более что идея МТК была предложена за много лет до этого плана. Россия, учитывая тесные связи с Ираном, должна участвовать в проекте развития иранского порта Чехбехар, в который инвестирует Индия, путем строительства железнодорожной ветки в Захедане, что способствовало бы международному сообщению с Россией, Афганистаном и Центральной Азией.

Очертив общие тенденции и назревающие проблемы в индо-российских отношениях, нужно подчеркнуть, что основа нашего взаимодействия остается прочной. Россия по-прежнему является жизненно важным партнером Индии, и можно рассчитывать на то, что развивающаяся Индия будет ценным партнером для России как в Азии, так и за ее пределами, тем более что взгляды обеих стран на ряд ключевых аспектов глобального управления, таких как уважение к суверенитету, невмешательство во внутренние дела государств и недопущение двойных стандартов в области терроризма, прав человека и демократии, совпадают. Начиная с середины 1950-х гг., Индия и Россия прилагают значительные усилия для развития двусторонних отношений, и плоды этого сотрудничества необходимо сохранить. России необходимо более активно использовать свой репутационный капитал в Индии для придания нового импульса двусторонним связям. Взаимопонимание на самом высшем уровне недавно было вновь подтверждено, и это может способствовать развитию отношений в эпоху перемен.

С учетом вышеизложенного, совместный доклад Международного фонда им. Вивекананды и Российского совета по международным делам подготовлен крайне своевременно. В документе рассмотрены все сферы сотрудничества Индии и России, включая взаимодействие на международной арене, экономические и военно-технические связи, контакты в области образования, науки и культуры, а также сотрудничество СМИ двух стран. В докладе представлена критическая оценка отношений двух стран в различных областях. Авторы признают, что для достижения существенного прогресса в двусторонних связях необходимо пересмотреть их стратегическую парадигму с учетом новых реалий. Необходимо осознать меняющиеся экономические приоритеты Индии и России и соответствующим образом перестроить сотрудничество. Значительное внимание в докладе уделено двусторонним торгово-экономическим связям, самому слабому звену в отношениях двух стран. Относительно подробно рассматриваются требующие внимания вопросы в области военного сотрудничества — самому прочному направлению сотрудничества, которое сегодня сталкивается с новыми вызовами. Доклад представляет собой не просто аналитический материал: в его завершающей части содержатся конкретные рекомендации в области внешней политики, двусторонних отношений, торгово-экономического и военно-технического сотрудничества, контактов в области культуры, науки, образования и СМИ. Остается надеяться, что доклад и содержащиеся в нем рекомендации будут тщательно изучены лидерами общественного мнения и лицами, принимающими решения, в обоих государствах.


(Голосов: 3, Рейтинг: 2.33)
 (3 голоса)

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся