Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 20, Рейтинг: 3.65)
 (20 голосов)
Поделиться статьей
Дмитрий Наркевский

Независимый обозреватель

В то время как внимание мировых СМИ приковано к Северной Корее, ситуации на Ближнем Востоке и российско-американским отношениям, затерянное в горах плато Доклам может оказать серьезное влияние как на азиатский регион, так и на мировую политику в целом.

Ситуация в Южной Азии все больше напоминает европейскую. США, втянув европейских союзников в долгосрочное противостояние с Москвой, обеспечили продвижение собственных военно-политических и экономических интересов и значительно ослабили претензии Европы на самостоятельную позицию. При этом и у России надолго оказались связаны руки украинским и сирийским конфликтами. Ситуация в Гималаях может пойти по аналогичному сценарию. Индия представляется Америке хорошим средством сдерживания ощутившего свою силу восточного дракона.

В отличие от США, для России подобное развитие ситуации имеет исключительно негативный оттенок. Оказавшись перед лицом блокады со стороны Запада, Россия старается компенсировать потери за счет активизации восточного вектора внешней политики. В случае обострения Москва может оказаться перед сложным выбором: или экономические связи с Пекином, или политическое партнерство с историческим союзником в лице Дели. Если в ходе намеченного на 3–5 сентября 2017 г. саммита БРИКС России удастся снизить градус напряженности между Дели и Пекином, Москва получит в руки дополнительный козырь в глобальной политике.

Менее месяца остается до встречи лидеров стран БРИКС в Китае, где пройдет очередной саммит под лозунгом «Углублению партнерства БРИКС для более светлого будущего». И хотя одной из главных тем переговоров заявлено развитие сотрудничества, отношения между некоторыми из стран-участниц накалены настолько, что заставляют сомневаться в результативности грядущей встречи.

Взаимоотношения Индии и Китая всегда несли отпечаток противостояния, подпитывающегося, с одной стороны, изобилием конфликтов, включая и вооруженные, а с другой — растущими амбициями двух стран, претендующих на лидерство в азиатском регионе.

Потасовка в горах

Очередной виток напряженности в индийско-китайских отношениях начался два месяца назад, 16 июня, когда группа китайских строителей в сопровождении солдат попыталась начать прокладку дороги в труднодоступном и мало кому известном за пределами региона горном районе Доклам (название на китайском языке — Дунлан). Между тем для Китая, Индии и зажатого между ними Бутана это горное плато играет стратегическую роль и долгие годы остается яблоком раздора. Показательно, что Китай и Бутан с 1984 г. провели 24 раунда двусторонних переговоров по вопросу определения границ в этом районе и к лету 2017 г. так и не пришли к соглашению.

И Китай, и Бутан считают Доклам своей территорией. Пекин ссылается на договор 1890 г., разграничивавший в то время британскую Индию и территорию Поднебесной. Со своей стороны Тхимпху аргументирует свою позицию более поздними международными соглашениями. Индия поддерживает Бутан, отвергая китайскую позицию на основе того, что договор 1890 г. необязателен для Бутана, не являвшегося на тот момент самостоятельной стороной и не подписывавшей вышеуказанный договор.

Едва ли стоит рассчитывать, что соседи Поднебесной не отметили готовность Пекина более радикально решать многочисленные территориальные споры.

Не находя юридического решения территориального спора, стороны пошли по пути наращивания военного присутствия. В какой-то момент осознав вероятность военного столкновения, они смогли договориться о соблюдении статус-кво, обеспечившего сохранение мира в регионе.

Но начало строительства дороги китайцами вновь обострило тлеющий конфликт. Появление строителей в Докламе вызвало незамедлительную реакцию Бутана. Понимая, что исход военного противостояния со столь грозным соседом для гималайского королевства закончится поражением, Тхимпху обратился к Дели. Существующий между Бутаном и Индией Договор о дружбе позволил Дели ввести свои войска в Доклам для защиты интересов союзника под предлогом защиты собственных национальных интересов. Перегородившие китайцам дорогу индийские солдаты специально не были вооружены, чтобы не спровоцировать реальный конфликт. Фактически противостояние пока ограничилось незначительными потасовками.

Несмотря на то что стороны понимают опасность вооруженного конфликта, напряженность вокруг Доклама сохраняется уже два месяца, и, судя по риторике сторон, отступать никто не хочет.

Стратегическая подоплека

В этом территориальном споре есть и более масштабный, стратегический аспект, выходящий далеко за границы китайско-бутанских отношений. Затерянное в Гималаях плато — ключ к военному превосходству одной из сторон в регионе. По мнению Дели, заняв Доклам, китайцы получат прекрасную позицию для продвижения своих войск дальше на юг в индийский Сикким. В случае открытого военного столкновения с Китаем, а этого индийские власти, наученные горьким опытом войны 1962 г., не исключают, захват Сиккима, а за ним и коридора Силигури означает полную потерю связи с восточными штатами. Сейчас Китай претендует на территорию одного из восточно-индийских штатов Аруначал-Прадеш, но в случае успеха в Сиккиме все восточные территории Индии окажутся один на один с китайской армией.

Со своей стороны и Китай рассматривает Доклам как удобный плацдарм для окружения потенциальными противниками собственной долины Чамби, зажатой между индийской и бутанской территорией.

Подобное развитие событий может показаться чересчур пессимистичным, однако с учетом того, что за последние два десятилетия все большее число конфликтов в мире решается военным путем, ни политики, ни тем более военные в регионе не сбрасывают со счетов этот вариант.

Нестабильность в отношениях Пекина и Дели играет на руку Вашингтону.

Таким образом, ситуация вокруг Доклама носит принципиальный характер. Когда на праздновании Дня народно-освободительной армии Си Цзиньпин говорил о готовности защитить интересы и территорию Китая, западные наблюдатели, да и многие в России, увидели в этом угрозу в адрес США. Действительно, трения в американо-китайских отношениях ощущаются все явственнее, но едва ли стоит рассчитывать, что соседи Поднебесной не отметили в подобной риторике готовность Пекина более радикально решать многочисленные территориальные споры. Неслучайно, что в тот же день, когда выступал Си Цзиньпин, посол КНР в Индии потребовал безусловного вывода индийских войск из Доклама.

Так или иначе, но Доклам стал ярким примером проблем в индийско-китайских отношениях. Помимо военной составляющей китайского продвижения вглубь спорной с Бутаном территории, Индия опасается и других возможных последствий. Например, ряд индийских изданий обратил внимание на очередной подъем в китайских околонаучных кругах и СМИ темы искусственного орошения засушливых территорий Синьцзян-Уйгурского автономного района. Одно из предложений предполагает использование водных ресурсов Тибета. Но на китайской стороне Тибета и Гималаев берут начало жизненно важные для востока Индии, Бутана и Бангладеш реки, в частности, Брахмапутра. Снижение объемов поступающей с гор воды может обернуться катастрофой для территорий, лежащих ниже по течению этих рек.

repruin17.jpg
Михаил Конаровский:
Важнейший рубеж в жизни ШОС

В дополнение к военным, экономическим и экологическим последствиям четко просматриваются и политические. И Индия, и Китай претендуют на лидирующие позиции в Азии. Их политический вес в регионе в значительной степени зависит от исхода нынешнего противостояния в Докламе. С одной стороны, КНР демонстрирует соседям, что Пекин готов решать двусторонние проблемы более агрессивно и даже с привлечением вооруженных сил. С другой стороны, Индия хочет показать своим союзникам, что готова защищать свои интересы и выполнять обязательства в сфере безопасности даже перед лицом столь мощного соперника.

Таким образом, события вокруг Доклама серьезно обостряют и без того сложные индийско-китайские отношения. В последнее время обе страны ведут себя довольно противоречиво. Объединяющими факторами можно считать вступление Индии (пусть и вместе с Пакистаном) в ШОС, назначение главой банка БРИКС индийца, экономическое сотрудничество и довольно частые в последние годы встречи лидеров двух стран в рамках международных форумов. Но вместе с тем нельзя не вспомнить и блокирование Китаем попыток Индии вступить в Группу ядерных поставщиков, демонстративное игнорирование Индией саммита в рамках китайской инициативы «Один пояс – один путь», активное сближение с региональными конкурентами Китая — Японией, Вьетнамом, решение Китая строить транспакистанскую дорогу по спорной территории Кашмира и два конкурирующих проекта транспортных коридоров китайцами через порт Гвадар (Пакистан) и индийцами через Чабахар (Иран).

Столь разновекторая политика свидетельствует о том, что и та, и другая стороны пытаются найти выгодный каждой баланс между полюсами двусторонних отношений и собственными амбициями, включая претензии как минимум на региональное лидерство. Пока Индии и Китаю удавалось удержаться от прямых военных столкновений, но опасность расширения числа участников противостояния за счет соседей и союзников значительно повышает вероятность неконтролируемого развития ситуации.

Кроме того, под влиянием докламских событий может ухудшиться внутриполитическая ситуация в обеих странах. Поражение в войне 1962 г. до сих пор будоражит умы индийской общественности, тем более что северный сосед нет-нет да напомнит о своей прежней победе. Отступление правительства Н. Моди, акцентирующего свою политику на национальных интересах, может стать проблемой для правящей партии. Но и для Си уступки индийцам или даже затягивание с решением конфликта могут обернуться проблемами на осеннем съезде КПК, где будет рассматриваться вопрос его переизбрания.

США, втянув европейских союзников в долгосрочное противостояние с Москвой, обеспечили продвижение собственных военно-политических и экономических интересов и значительно ослабили претензии Европы на самостоятельную позицию.

В контексте геополитики

Соседние страны и крупные геополитические игроки стараются использовать столкновение интересов Китая и Индии в своих целях. Если более слабые или меньшие по размеру государства Азии пытаются по большей части спрятаться за силой и авторитетом одного из азиатских титанов, то у такого игрока, как США, задачи куда более масштабные. Нестабильность в отношениях Пекина и Дели играет на руку Вашингтону.

США, резко нарастившие поставки вооружений в Индию в последние годы, не прочь воспользоваться ситуацией и потеснить своего главного конкурента — Россию. Вашингтон еще при Б. Обаме прилагал значительные усилия, направленные на втягивание Индии в орбиту своих интересов. Помимо торговли оружием, это предложения по строительству американских АЭС, выход на индийский рынок таких гигантов, как Apple, переговоры о поставках сланцевого газа из США и т. д. Именно поэтому американские СМИ демонстрируют большую симпатию по отношению к Дели, намекая на китайскую экспансию и использование политики «нарезки салями», позволяющей по кусочкам отрезать спорные территории у соседей. Кроме того, используются и ставшие традиционными в отношении России методы информационного давления, в частности, обвинения Китая во вмешательстве во внутренние дела Бутана и спонсирование Пекином оппозиционных и экстремистских движений в соседней стране.

repruin17.jpg
Нандан Унникришнан, Умма Пурушотхаман:
Перспективы индийско-китайских отношений

Ситуация в Южной Азии все больше напоминает европейскую. США, втянув европейских союзников в долгосрочное противостояние с Москвой, обеспечили продвижение собственных военно-политических и экономических интересов и значительно ослабили претензии Европы на самостоятельную позицию. При этом и у России надолго оказались связаны руки украинским и сирийским конфликтами. Ситуация в Гималаях может пойти по аналогичному сценарию. Индия представляется Америке хорошим средством сдерживания ощутившего свою силу восточного дракона.

В отличие от США, для России подобное развитие ситуации имеет исключительно негативный оттенок. Оказавшись перед лицом блокады со стороны Запада, Москва старается компенсировать потери за счет активизации восточного вектора внешней политики. Действия России на этом направлении уже приносят свои плоды: укрепляются экономические взаимоотношения с Китаем, Индия интегрируется в структуру ШОС, расширяется работа в рамках БРИКС, идут переговоры Индии и КНР с ЕАЭС, по многим мировым проблемам Москва, Дели и Пекин занимают схожие позиции.

В сфере безопасности контакты еще более тесные. Россия — крупнейший поставщик оружия как для КНР, так и для Индии. Но в случае обострения Москва может оказаться перед сложным выбором: или экономические связи с Пекином, или политическое партнерство с историческим союзником в лице Дели.

Если в ходе переговоров России удастся снизить градус напряженности между Дели и Пекином, Москва получит в руки дополнительный козырь в глобальной политике.

Весь этот клубок проблем станет негативным фоном для намеченного на 3-5 сентября 2017 г. саммита глав государств БРИКС. Официально ситуация вокруг Доклама не будет внесена в повестку дня, и данный вопрос может быть затронут исключительно в ходе кулуарных переговоров. Россия может попытаться сгладить напряженность между Индией и Китаем. Конечно, говорить о скором решении этой, как, впрочем, и других территориальных проблем между двумя государствами, не стоит. Однако, если в ходе переговоров России удастся снизить градус напряженности между Дели и Пекином, Москва получит в руки дополнительный козырь в глобальной политике, тем более что многие эксперты, рассматривая потенциальный тройственный союз Индии, Китая и России, часто отводили последней именно роль посредника, цементирующего этот глобальный блок.

В то время как внимание мировых СМИ приковано к Северной Корее, ситуации на Ближнем Востоке и российско-американским отношениям, затерянное в горах плато Доклам может оказать серьезное влияние как на азиатский регион, так и на мировую политику в целом. И крайне важно, чтобы результатом нынешнего конфликта не стало более затяжное противостояние, способное перекроить политическую карту мира и серьезно изменить баланс сил как в Азии, так и в мире.

Оценить статью
(Голосов: 20, Рейтинг: 3.65)
 (20 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся