Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 13, Рейтинг: 3.85)
 (13 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Хлебников

Эксперт по Ближнему Востоку и российской внешней политике, магистр международной политики, Школа Публичной Политики им. Хьюберта Хамфри Университета Миннесоты, магистр международных отношений ННГУ имени Н.И. Лобачевского.

В ночь на 26 июня 2017 г. Белый дом выпустил заявление, в котором обвинил режим Б. Асада в подготовке новой атаки с использованием химического оружия против гражданского населения Сирии. Также в заявлении было указано, что в случае атаки «Б. Асад и его военные заплатят высокую цену».

Подобные заявления стали уже привычными. Однако в этот раз правительство Сирии обвиняется в еще не совершенном действии, что вызывает удивление.

Д. Трамп создал прецедент, после которого, в случае повторения подобной ситуации, США будут вынуждены отреагировать — нанести удар по позициям сирийской армии. Это накладывает на президента ряд обязательств. Если они не будут выполнены, рейтинги Д. Трампа могут значительно понизиться.

Кремль уже отреагировал на заявление Белого дома, отметив, что без проведения расследования возлагать вину на Б. Асада невозможно, нелегитимно и абсолютно неверно, а подобные угрозы законному руководству Сирии неприемлемы. Москва указала и на то, что США снова не предоставили никаких доказательств готовящейся атаки. В Москве не спешат и понимают, что выше поднимать градус напряженности опасно.

Заявление Белого дома значительно повысило риск эскалации сирийского конфликта и создает определенные трудности как для США, так и для России. Подобное повышение градуса напряженности играет на руку только террористам, действующим в Сирии. Поэтому и Москве, и Вашингтону необходимо договариваться, чтобы избежать негативных последствий очередного витка эскалации.


В ночь на 26 июня 2017 г. Белый дом выпустил заявление, в котором обвинил режим Б. Асада в подготовке новой атаки с использованием химического оружия против гражданского населения Сирии. Также в заявлении было указано, что в случае атаки «Б. Асад и его военные заплатят высокую цену».

Подобные заявления стали уже привычными. Однако в этот раз правительство Сирии обвиняется в еще не совершенном действии, что вызывает удивление. Во всех предыдущих случаях США обвиняли сирийское правительство в уже свершившихся атаках с применением химического оружия, будь то 2013 г. в Гуте, 2014 г. в Хаме, в 2015 г. в Хомсе, или в 2017 г. в Хан-Шейхуне. В целом это работало против сирийского правительства. Сегодня Вашингтон предвосхищает события и посылает явный сигнал сирийскому правительству, что в случае применения химического оружия его ждут тяжелые последствия.

В апреле 2017 г. после инцидента в Хан-Шейхуне США нанесли удар 59 ракетами «Томагавк» по сирийской военной базе. Таким образом Вашингтон дал понять Дамаску, России и Ирану, что не оставит действия сирийского режима безнаказанными, даже если они еще не доказаны. Объективного международного расследования так и не состоялось.

Ловушка для Трампа и России

Д. Трамп создал прецедент, после которого, в случае повторения подобной ситуации, США будут вынуждены отреагировать — нанести удар по позициям сирийской армии. Это накладывает на президента ряд обязательств. Если они не будут выполнены, рейтинги Д. Трампа могут значительно понизиться.

С другой стороны, будет выглядеть странно, если в ближайшие дни на территории Сирии произойдет химическая атака и США обвинят в ней сирийское правительство.

Для Б. Асада нет смысла «лезть на рожон». 4–5 июля 2017 г. планируется проведение очередного раунда переговоров в Астане, к тому же сирийская армия в последние месяцы действует весьма успешно. Использование химического оружия — абсурдный шаг, который поставит под удар все достигнутое.

Сложившаяся ситуация напоминает события 2013 г. и скандально известную «красную линию» Обамы. После химической атаки в Гуте (пригород Дамаска) президент США не сдержал свое слово и не наказал виновных. Д. Трамп демонстрирует решительность и твердость, противопоставляя свои действия предыдущей администрации и заявляя о намерении наказать сирийский режим. Апрельский инцидент служит тому ярким подтверждением.

Усугубление ситуации и возможная химическая атака могут привести к открытой конфронтации с Москвой, чего вряд ли хочет Вашингтон. Д. Трамп может оказаться в такой же ситуации, что и Б. Обама в 2013 г. — сдержать свое слово и ввязаться в очередную войну с непредсказуемыми последствиями или потерять авторитет. В 2013 г. Москва буквально пришла на помощь, предложив план о химическом разоружении Сирии, что помогло предотвратить дальнейшую эскалацию. В этот раз вероятность такого сценария также исключать не стоит.

С другой стороны, заявление Белого дома дает России дополнительное время для сбора доказательств, подтверждающих, что химическую атаку в Сирии готовят ИГ или другие террористические группировки, а не Б. Асад. Известно, что террористы в Сирии и Ираке обладают определенным запасом химического оружия, который им достался от сирийской армии еще до 2014 г. Бойцы ИГ уже использовали снаряды с отравляющим газом в Ираке в 2016 г. Однако, по предыдущему опыту, к доказательствам Москвы мало кто прислушивается. Даже если Россия сможет убедить Б. Асада прекратить военные действия и полеты всей сирийской авиации на ближайшие несколько суток, это не поможет избежать обвинений в случае химической атаки.

Не стоит также исключать и вариант с саботажем со стороны более агрессивно настроенных приближенных Б. Асада, которые добиваются разрешения конфликта военным путем и хотят столкнуть США и Россию. Химическая атака с их стороны может привести к эскалации конфликта, что поставит Москву в крайне неприятное положение. В любом случае Москва будет настаивать на проведении независимого международного расследования.

Любопытно, что после заявления Белого дома постоянный представитель США при ООН Никки Хейли в своем твиттере написала, что «вина за любую следующую атаку против сирийцев будет возложена не только на Б. Асада, но и на Россию и Иран, которые поддерживают его и уничтожение им собственного населения». Таким образом, ситуация явно движется в сторону эскалации и не способствует налаживанию конструктивного диалога между Россией и США по Сирии.

Проверка на прочность

Администрация Д. Трампа хочет пойти еще дальше и испытать терпение России и Ирана в Сирии. Вашингтон постоянно поднимает ставки в надежде проверить реакцию Москвы и Тегерана. Заявление Белого дома продолжает линию Соединенных Штатов в предыдущие месяцы — США трижды атаковали проправительственные силы на юге Сирии в районе города Ат-Танф, а 18 июня сбили Су-22 сирийских ВВС. Также не стоит забывать и о том, что после сбитого ВВС США сирийского Су-22 Министерство обороны РФ заявило о том, что все воздушные объекты западнее реки Евфрат будут приниматься на сопровождение.

Если химическая атака произойдет и США решат нанести удар по силам Б. Асада, то Россия должна будет отреагировать. В противном случае это приведет к потере авторитета Москвы. Однако вряд ли Москва решится сбить самолет ВВС США над Сирией. Тем не менее, если США решат вновь ударить по Сирии крылатыми ракетами «Томагавк», существует возможность отражения удара. По сообщениям Министерства обороны РФ, в апреле 2017 г. из 59 ракет «Томагавк» целей достигли лишь 23.

Кремль уже отреагировал на заявление Белого дома, отметив что без проведения расследования возлагать вину на Б. Асада невозможно, нелегитимно и абсолютно неверно, а подобные угрозы законному руководству Сирии неприемлемы. Москва указала и на то, что США снова не предоставили никаких доказательств готовящейся атаки. В Москве не спешат и понимают, что выше поднимать градус напряженности опасно.

Единственным действием в ответ на заявление Белого дома стало посещение 27 июня сирийским президентом российской военной базы Хмеймим — демонстрация поддержки Дамаска Москвой.

Показательным также является и телефонный разговор между главой российского МИД С. Лавровым и госсекретарем США Р. Тиллерсоном вечером 26 июня. В заявлении МИД России говорится, что министры «обсудили необходимость наращивания борьбы против террористических группировок и пресечения попыток применения химических отравляющих веществ, а С. Лавров призвал Вашингтон принять меры для недопущения провокаций в отношении сирийских правительственных войск, ведущих операции против террористов». Уже через несколько часов Белый дом выпустил свое заявление. По всей видимости, Госдепартамент не был проинформирован об этом шаге Москвы, что указывает на отсутствие синхронизации между ведомствами.

Заявление Белого дома значительно повысило риск эскалации сирийского конфликта и создает определенные трудности как для США, так и для России. Подобное повышение градуса напряженности играет на руку только террористам, действующим в Сирии. Поэтому и Москве, и Вашингтону необходимо договариваться, чтобы избежать негативных последствий очередного витка эскалации.


Оценить статью
(Голосов: 13, Рейтинг: 3.85)
 (13 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся