Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 2.79)
 (14 голосов)
Поделиться статьей
Камран Гасанов

К.полит. н., м.н.с. Зальцбургского центра европейских исследований

Успех операции «Щит Евфрата», увенчавшейся взятием Эль-Баба в марте 2017 г., воодушевил Турцию на новое наступление в Сирии. В августе президент Реджеп Тайип Эрдоган объявил о возможном начале новой операции. Куда конкретно вонзится «Меч Евфрата», Эрдоган не разъясняет, однако в СМИ фигурируют два топонима — Африн и Идлиб.

Аргумент Р. Эрдогана о возврате арабам отобранных курдами земель конфликтует с обеспечением безопасности курдов Соединёнными Штатами. Выходом из ситуации может быть и точечная операция ВС Турции, осуществляемая в обход «минных полей», т.е. американского спецназа. Минобороны Турции через Anadolu даёт понять, что обладает оперативной информацией для такого манёвра.

Операцией «Меч Евфрата» Р. Эрдоган также пытается отвлечь турецкое и мировое общественное мнение от внутриполитических проблем и мобилизовать политический капитал. Расправа со сторонниками проповедника Фетхуллаха Гюлена, под огонь которой попадают даже немецкие журналисты и концерны (Siemens и BASF), продолжается. Июльский «Марш справедливости» в поддержку арестованного республиканца Энис Бербероглу, прошедший от Анкары до Стамбула, показывает, что очаги сопротивления централизации власти всё ещё сильны.

Даже если острие «Меча Евфрата» будет направлено на территории между двумя сирийскими городами, не вступая в прямую конфронтацию с Москвой или Вашингтоном, Анкаре придется добиваться дипломатического прикрытия.

Операция Турции против проамериканских курдских Отрядов народной самообороны стратегически выгодна России, т.к. вносит ещё одну линию разлома между США и её союзником по НАТО. Дело в том, однако, что Москва может потребовать определённых территориальных уступок от Анкары.

repruin17.jpg
EPA/YOUSSEF RABIE YOUSSEF
Солдат YPG рядом с ББМ США около сирийско-турецкой границы

Программа максимум — воспрепятствовать соединению курдских кантонов

Успех операции «Щит Евфрата», увенчавшейся взятием Эль-Баба в марте 2017 г., воодушевил Турцию на новое наступление в Сирии. В августе президент Реджеп Тайип Эрдоган объявил о возможном начале новой операции. Куда конкретно вонзится «Меч Евфрата», Эрдоган не разъясняет, однако в СМИ фигурируют два топонима — Африн и Идлиб. Первый контролируют курдские Отряды народной самообороны (YPG), второй — «Хайат Тахрир аш-Шам» (куда входит «Джабхат ан-Нусра»), вытеснившая из Идлиба союзников Турции и Катара — группировку «Ахрар аш-Шам». Программой максимум для Анкары было бы выполнение двух стратегических задач. Во-первых, выдворение YPG из Африна с целью помешать её соединению с двумя другими курдскими анклавами (Кобани и Джазира). Во-вторых, вытеснение из Идлиба «ан-Нусры», срывающей обеспечение Анкарой зон деэскалации в густонаселенном регионе. Тем не менее некоторые эксперты полагают, что турки вместе со Свободной сирийской армией (ССА) будут наносить удары по районам между Идлибом и Африном, чтобы не вступать в лобовое столкновение с основными силами «ан-Нусры» и YPG. В Анкаре просчитывают человеческие издержки.

Как отреагируют США?

В 2016 г. миссии ССА и Турции в Джераблусе и Эль-Бабе были нацелены на «Исламское государство», которое все без исключения игроки считают террористами. Другое дело — Африн, где расположены российские военные подразделения. За YPG, составляющую костяк Сирийских демократических сил (SFD) и вместе с американской коалицией штурмующих Ракку, твердо стоит Вашингтон. В начале августа в газете Hurriyet появилась добытая турецкими спецслужбами информация, согласно которой США поставили сирийским курдам не только винтовки и амуницию, но и порядка 10 танков. Турки, в свою очередь, заключили сделку на покупку российских «С-400», что вызвало открытое раздражение Пентагона. Пресс-секретарь Пентагона Джефф Дэвис назвал российские ЗРК несовместимыми с системами НАТО и потребовал от Анкары разъяснений. За месяц до визита министра обороны США Джеймса Мэттиса сотрудники агентства Anadolu рассекретили карту с местоположением 10 американских баз на территориях YPG. По мере ослабления ИГ Анкара активнее будет ставить вопрос о выводе американских ВМС из Кобани и Джазиры. Однако Вашингтон, заинтересованный сохранить влияние в постигиловской Сирии, где их главный союзник — курды, вряд ли сократит свое военное присутствие. Уход американцев означал бы команду «фас» для турецких ВС, считающих дни, чтобы зачистить Северную Сирию от YPG. Аргумент Р. Эрдогана о возврате арабам отобранных курдами земель конфликтует с обеспечением безопасности курдов Соединёнными Штатами. Выходом из ситуации может быть и точечная операция ВС Турции, осуществляемая в обход «минных полей», т.е. американского спецназа. Минобороны Турции через Anadolu даёт понять, что обладает оперативной информацией для такого манёвра.

Эрдоган мобилизует политический капитал

Операцией «Меч Евфрата» Р. Эрдоган также пытается отвлечь турецкое и мировое общественное мнение от внутриполитических проблем и мобилизовать политический капитал. Расправа со сторонниками проповедника Фетхуллаха Гюлена, под огонь которой попадают даже немецкие журналисты и концерны (Siemens и BASF), продолжается. Июльский «Марш справедливости» в поддержку арестованного республиканца Энис Бербероглу, прошедший от Анкары до Стамбула, показывает, что очаги сопротивления централизации власти всё ещё сильны.

Однако утверждать, что новая операция в Сирии — неподкрепленная реальной силой угроза, недальновидно. В Африне уже полным ходом идут перестрелки между ВС Турции и YPG. 16 июля 2017 г. турецкая артиллерия впервые нанесла удары по городу. «Мы скорее заплатим цену за расстройство планов против нашего будущего и свободы в Сирии и Ираке, чем на нашей собственной земле», — заявил турецкий президент на митинге в Малатье. Зачистка северо-западной Сирии от YPG и «ан-Нусры», т.е. избавление от террористов объявляется жизненно важной целью страны. Стягивание танков, бронетранспортёров и гаубиц в южнотурецкую провинцию Килис и заседание совета безопасности, созванное премьером Бинали Йылдырымом, указывают на готовность армии к боевым действиям.

Анкара проводит подготовительную работу с жителями северной Сирии, агитируя за возврат захваченных курдами земель арабам. В Азазе, Джераблусе и Эль-Бабе проходят демонстрации под лозунгами: «РПК (Рабочая партия Курдистана)/YPG захватили арабские провинции, предав сирийскую революцию. Мы хотим, чтобы «Щит Евфрата» вернул наши земли, оккупированные PYD». Недовольство арабов возникло не исключительно в результате турецкой пропаганды. В июле в Маре (провинция Алеппо) боевики РПК открыли огонь против рабочих в аграрных районах города. Начинавшаяся как борьба за выживание курдов война в Сирии для YPG трансформировалась в расширение собственных территорий. То же самое можно сказать и про иракских курдов, претендующих не только на Эрбиль, но и нефтеносные Киркук и Мосул.

Успеть к референдуму в Иракском Курдистане

Ещё один стимул для Р. Эрдогана — сентябрьский референдум в Иракском Курдистане, независимость которого для Директора Разведывательного управления Министерства обороны США (РУМО) Винсента Стюарта — fait accompli. Провозглашение суверенитета Эрбилем ускорит аналогичный процесс в Роджаве. Именно на это намекает Р. Эрдоган, угрожая: «Кто бы ни был на вашей стороне, вы должны знать, что Турция со своими вооружёнными силами не позволит создать государство в северной Сирии». Главный адресат этого месседжа — Белый дом. Турецкие СМИ, как отмечает Al-Monitor, уже давно воспринимают координатора коалиции США против ИГ Бретта Макгурка как второго Лоуренса Аравийского, строящего курдское государство ценой Турции. В преддверии визита начальника Генштаба ВС РФ Валерия Герасимова, глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу признался, что в отличие от Вашингтона Москва больше осознает озабоченность Анкары в отношении YPG и не вызывает подозрений в поставке оружия курдам.

Даже если острие «Меча Евфрата» будет направлено на территории между двумя сирийскими городами, не вступая в прямую конфронтацию с Москвой или Вашингтоном, Анкаре придется добиваться дипломатического прикрытия. Напомним, что освобождение Эль-Баба синхронизируется с выдворением террористов из восточного Алеппо, что говорит о взаимном одобрении действий России и Турции. Нечто аналогичное возможно и сейчас. Возможно, турецкий генштаб, пригласивший В. Герасимова, поднимет вопрос о реакции ВКС и координации с ней. Пока что армия Б. Асада занята удержанием подконтрольных территорий и наступлением на нефтеносный Дей-эз-Зор на востоке Сирии. В долгосрочной перспективе взятие аграрного Идлиба — неотъемлемая часть плана Дамаска по объединению страны и ее очистки от террористов. Переход контроля к от протурецкого «Ахрар аш-Шама» к отвергающей дипломатию просаудовской «Джабхат Ан-Нусре» сблизил интересы Турции и ССА с Россией и правительством Б. Асада.

Р. Эрдоган пытается договориться не только с Кремлем, но и Тегераном. 16 августа в Турцию направился глава генштаба Ирана Мохаммад Хосейн Багери, что большая редкость для двух соседей. У Ирана, если вынести за скобки легитимность Б. Асада, точек соприкосновения с Анкарой не меньше, чем с Россией. ИРИ с оглядкой на своих курдов выступает против референдума в Эрбиле и равно не заинтересована в создании Сирийского Курдистана. Позиции ИРИ и Турции совпадают и в противодействии «Джабхат Ан-Нусре» в Идлибе. Судьба «Меча Евфрата» во многом зависит от переговоров главкомов трёх стран. Односторонние шаги Анкары будут осуждены и могут сорвать переговоры в Женеве и Астане. Тем временем Daily Sabah намекает на кооперацию. Ссылаясь на утечки, турецкий таблоид сообщил, что российский спецназ якобы уже покинул Африн. Операция Турции против проамериканских YPG стратегически выгодна России, т.к. вносит ещё одну линию разлома между США и её союзником по НАТО. Дело в том, однако, что Москва может потребовать определённых территориальных уступок от Анкары.

Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 2.79)
 (14 голосов)
Поделиться статьей
array(3) {
  ["Безопасность"]=>
  string(24) "Безопасность"
  ["Ближний Восток"]=>
  string(27) "Ближний Восток"
  ["Система безопасности на Ближнем Востоке"]=>
  string(74) "Система безопасности на Ближнем Востоке"
}

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся