Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 27, Рейтинг: 3.11)
 (27 голосов)
Поделиться статьей
Руслан Мамедов

Программный координатор РСМД

Курды не могут не осознавать временный характер ближневосточных альянсов. После освобождения Ракки они рискуют потерять поддержку США. Сохранение контактов с Россией дает им возможность выйти на договоренность с режимом и при удачном стечении обстоятельств защитить себя от Турции. Однако многое будет зависеть от принятого США решения после освобождения Ракки и способности Москвы существенно сдвинуть политический процесс по межсирийскому урегулированию.

Анкара надеялась заставить Вашингтон отказаться от идеи использовать силы SDF в операции по освобождению Ракки.

Операция по освобождению Ракки от ИГ поставила вопрос будущего урегулирования сирийского кризиса на первое место в региональной и мировой повестке. Чем ближе история с ИГ к развязке, тем больше аналитиков пишут о Сирии, разделенной на сферы влияния. В 2015 г. достаточно популярным стал термин «Полезная Сирия». Тогда этим термином обозначали в основном жизненно необходимые, по мнению правительства в Дамаске, наиболее населённые зоны западной части страны. Эти территории включали побережье Средиземного моря и четыре крупнейших города — Дамаск, Хомс, Хама, Алеппо. Однако сегодня ситуация изменилась. Дамаск претендует на выход к Дейр аз-Зойру и границе с Ираком, в то время как все актуальнее встает курдский вопрос в северо-восточной части Сирии.

Подхваченная в американских «мозговых центрах» идея о формировании некоего курдско-арабского альянса на Северо-Востоке Сирии нашла свою реализацию в Сирийских демократических силах (SDF) с доминированием в них курдского народного ополчения (YPG). Именно эти силы США выбрали в качестве союзника для борьбы с ИГ на земле. Были и другие претенденты на эту роль. Турция, начав операцию «Щит Евфрата» на Севере Сирии, стремилась не допустить объединения сил курдов между кантоном Африн и двумя другими кантонами — Кобани и Джазира. Кроме того, Анкара надеялась заставить Вашингтон отказаться от идеи использовать силы SDF в операции по освобождению Ракки. Анкара считает, что в составе курдско-арабских SDF на различных уровнях представлены бойцы турецкой Рабочей партии Курдистана (признана террористической в Турции). Невнятное наступление на город аль-Баб сирийских оппозиционных группировок при содействии турецких вооружённых сил убедило США в правильности своего тактического взаимодействия с курдами на Севере Сирии. В результате отношения между Анкарой и Вашингтоном ухудшились. Дополнительным источником напряжения служит то, что названный в Турции организатором попытки военного переворота в июле 2016 г. Фетхуллах Гюлен проживает в США.

Ракка — американцам, Дейр аз-Зойр — русским

Путём сложных переговоров американцам удалось убедить курдов начать операцию по освобождению Ракки от ИГ. США оказали курдам военно-техническую поддержку, осуществили поставки тяжёлых вооружений и гарантировали помощь своей воздушной коалиции. Американцы и курды провели предварительную работу: сначала затопили Ракку, используя подконтрольную им дамбу, затем осуществили бомбардировки белым фосфором, использовали артиллерию и авиацию. Уже с самого начала наступление обещало быть непростым. Несмотря на то что курды взяли город в окружение и заняли окраины и части городских кварталов, операция проходит трудно — с потерями и жестким сопротивлением со стороны ИГ.

У Ракки в непосредственной близости к курдам располагаются сирийские войска. Сбитый 19 июня 2017 г. коалицией сирийский самолет обозначил «рамки» для сирийцев и поддерживавших их сил. Несмотря на то что Минобороны России объявило о прекращении деконфликтации в небе над Сирией, стороны в скором времени продолжили взаимодействие. Возможно, Москва и Вашингтон достигли негласного компромисса — Дейр аз-Зойр в обмен на Ракку. Напомним, что подготовленные американцами и иорданцами силы из числа сирийцев восточных провинций смогли ранее занять позиции у местечка ат-Танф на Юго-Востоке на границе с Ираком и Иорданией. Продвижение этих сил на север к Дейр аз-Зойру ставило в очень неудобное положение Дамаск и поддерживавших их иранцев. Последние стремились выйти к границе между Сирией и Ираком, что позволило бы перебрасывать материальные и людские ресурсы. Такое движение вдоль сирийско-иракской границы проамериканских сил оппозиции, состоявших из нескольких сотен человек, вряд ли бы закончилось чем-то серьезным без, допустим, подкрепления со стороны SDF. Тем не менее правительственным силам удалось не допустить дальнейшего продвижения проамериканских групп и соединиться на границе с иракскими силами. Таким образом, Вашингтон уступил эту территорию.

На данный момент наиболее важной тактической целью для сирийцев на восточном направлении является город Сухне — последний относительно крупный населенный пункт на пути к осажденному и нефтеносному Дейр аз-Зойру. К Сухне стягиваются как силы сирийской армии, так и боевики ИГ, которые, видимо, не намерены уступать город без боя. Наступление от Ракки вдоль Евфрата к Дейр аз-Зойру также ведут элитные «Силы Тигра» во главе с Хасаном Сухейлем. Их поддерживают и насчитывающие в своих рядах несколько тысяч бойцов суннитские племенные ополчения «Силы племен» во главе с кровными врагами ИГ племенем аш-Шаийтат. Командиром «Сил племен» является шейх Турки Альбу Хамад, который ранее получил награду от российских военных. Дамаск ведет работу с племенами на Востоке Сирии. Напомним, ранее восставший против Б. Асада шейх Наваф аль-Башир, лидер одного из крупнейших племен баггара в восточной провинции Дейр-эз-Зор, в начале 2017 г. вернулся из Турции и перешел на сторону Дамаска.

Восток Сирии после ИГ для США

Что будет после того, как Ракку займут курды? Одно время Вашингтон заявлял, что после окончания операции в Ракке американцы покинут эту территорию. Однако курдам будут необходимы вооружение и техника для обеспечения безопасности на занятых территориях. Напомним, Ракка — город, населенный арабами. Лояльность его населения силам в основном курдских SDF еще под вопросом. В этом контексте присутствие американцев, как ни парадоксально, является скорее даже необходимым для предотвращения возможных негативных последствий. Кроме того, тяжело представить, чтобы курды, проливавшие кровь за эти земли, добровольно позволили бы американцам себя разоружить. В пользу того, что присутствие США на этой территории продолжится, говорит и то, что американцы активно размещают и оснащают свои военные базы и иную военную инфраструктуру на подконтрольных сирийским курдам территориях.

Тем не менее многое зависит от того, посчитает ли Д. Трамп необходимым продолжить американское присутствие в этой зоне. Какова стратегия выхода для США и будет ли им выгодна поддержка курдов в Сирии? Последний вопрос особенно актуален, поскольку в противном случае Вашингтон может попытаться нормализовать свои отношения с Анкарой и выиграть гораздо больше. Часть американских экспертов подчеркивает необходимость сохранения единого политического пространства в Сирии через диалог курдов и Дамаска при помощи Москвы. В этих условиях США смогут устраниться от ответственности и затрат на поддержание своих сил в Сирии. Другая часть специалистов считает, что после вывода американского контингента ИГ снова возродится. По их мнению, сохранение сил США должно рассматриваться в качестве превентивной меры от возникновения нового ИГ и, кроме того, сдерживания Ирана. Таким образом, от принятого Д. Трампом решения будет зависеть будущее Сирии.

Россия и сирийские курды

Возможно, Москва и Вашингтон достигли негласного компромисса — Дейр аз-Зойр в обмен на Ракку.

Для Москвы же важно продумывать стратегию выхода. Прямое вовлечение России в сирийский кризис в 2015 г. сопровождалось заявлениями о том, что Москва стремится к сохранению связей между Дамаском и сирийскими курдами. Россия оказывала дипломатическую поддержку курдам и лоббировала участие в переговорном процессе главы партии PYD Салеха Муслима. Позиция Москвы заключается в сохранении территориальной целостности Сирии и установлении путем переговоров будущего устройства государства всеми сторонами конфликта, в том числе при участии курдов. Представленный Россией на межсирийских переговорах проект Конституции предлагал создание для сирийских курдов широкой культурной автономии. Это подчеркивает заинтересованность России в сохранении целостности Сирии при обеспечении прав курдского населения. Кроме того, в 2016 г. в Москве было открыто первое в мире представительство т.н. Западного Курдистана (Рожава) в виде российской некоммерческой организации.

Работа Россией на данном направлении велась как по дипломатическим каналам, так и на земле. Так, в марте 2017 г. при российском участии удалось достигнуть договоренности о передаче со стороны SDF территорий к западу от Манбиджа сирийским правительственным силам. Это позволило создать буферную зону между протурецкими группировками «Щита Евфрата» и курдскими SDF. Анкара была вынуждена отказаться от наступления на восток, что играло на руку и Дамаску, и курдам, и США. Кроме того, с продвижением Сирийской арабской армии на восток провинции Алеппо удалось открыть логистический коридор между подконтрольными курдам и правительству территориями. Это создало задел для восстановления экономических связей сирийских регионов. Стратегически эти договоренности стали одним из элементов поддержания диалога Дамаска и курдов по вопросу будущего устройства сирийского государства. Подтверждение тому — секретные Укайришские соглашения, по которым курды передали часть занятой ими территории к югу-востоку от Ракки сирийскому правительству при посредничестве России.

17 марта 2016 г. курды провозгласили в одностороннем порядке создание федеративного региона на Севере Сирии, который не был признан какой-либо из внутрисирийских и внешних сил. Официальная позиция сирийских курдов не преследует достижения независимости. Де-факто они, получая широчайшую американскую поддержку и ведя наступление на Ракку, работают на будущие договоренности с режимом относительно курдской автономии. Москва приветствует то, что курды выступают за целостность Сирии и сосредоточивают свои усилия на борьбе с ИГ. России желательно сохранение единства Сирии. Однако Москва оставляет себе пространство для маневра в случае обретения сирийскими курдами любой формы самоуправления. Даже в случае максимальной самостоятельности курдов при грамотном подходе Москва может получить дополнительные рычаги влияния на четыре столицы региона. При этом прагматизм во внешней политике России и контакты с курдскими представителями на земле позволяют подстраиваться под различные сценарии, какой бы статус курдские политические образования ни обретали.

***

Сейчас Москва и Вашингтон должны чётко просчитывать последствия своих действий. Следующий этап после ликвидации ИГ во многом станет определяющим. Вес региональных держав все-таки стал больше. Только прямой диалог, нахождение компромиссов, понимание внутрирегиональных «рамок», коллективный подход к безопасности даст возможность выйти из порочного круга. Однако на данный момент все движется к такой региональной архитектуре отношений, при которой Вашингтону и Москве придётся брать на себя роль проводников безопасности. Регион снова будет страдать от своей хронической болезни — зависимостью от внерегиональных игроков.

Сокращённая версия опубликована в «Независимой газете»


(Голосов: 27, Рейтинг: 3.11)
 (27 голосов)

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся