Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.67)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Елена Дунаева

К.и.н., ст.н.с. Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока ИВ РАН, доцент МГИМО (У) МИД России, эксперт РСМД

19 мая в Иране пройдут президентские выборы. Х. Роухани, который в своей предвыборной кампании 2013 г. сделал ставку на вывод страны из международной изоляции, предстоит серьезно скорректировать свою программу действий. В случае его переизбрания отношения с Россией останутся одним из приоритетных направлений внешней политики ИРИ, и все договоренности, достигнутые в ходе визита Х. Роухани в Москву в марте 2017 г., будут реализованы.

Действующего президента критикуют за то, что он возложил много надежд на развитие отношений с Западом, пошел ему на уступки в СВПД и тем самым поставил под удар национальные интересы. Консерваторы ввиду усиления давления со стороны США и резких антииранских высказываний Д. Трампа не видят дальнейшей возможности взаимодействия с Западом и заявляют о необходимости заменить умеренно настроенного Х. Роухани на президента, занимающего более жесткую позицию в международных делах.

Из 1 600 кандидатов Наблюдательный совет допустил до предвыборной гонки только шесть кандидатов, трое из которых — представители либеральных сил. Самый сильный кандидат – действующий президент Х. Роухани. Его устойчивый электорат — это представители новых средних слоев, т. е. население крупных городов, интеллигенция, молодежь, оцениваемый в 20%.

Среди оппонентов президента по опросам пока лидирует мэр Тегерана Мохаммад Багер Галибаф. М.Б. Галифаб представляет консервативно настроенных технократов. Он уже дважды принимал участие в выборах (2005 и 2013 гг.) и проиграл Х. Роухани. Его предвыборные заявления отличаются популизмом и обращены к малоимущим слоям населения.


19 мая 2017 г. граждане Ирана будут выбирать нового президента страны. Согласно конституции, Хасан Роухани — нынешний глава исполнительной власти, представляющий интересы умеренных и прореформаторски настроенных сил, — может сохранить за собой этот пост еще на четыре года. Два президентских срока стали уже традицией в Исламской Республике. Однако на этот раз оппозиционные правительству силы выходят на выборы, чтобы не допустить переизбрания Х. Роухани.

Целью политики нынешнего президента было достижение договоренностей с международным сообществом о снятии санкций, чтобы обеспечить возможности для развития экономики страны и решения основных социальных проблем. Несмотря на достижение соглашения о Совместном всеобъемлющем плане действий (СВПД) и снятие санкций ООН, правительству не удалось добиться устранения всех ограничений, наложенных на Иран. А падение цен на нефть, низкий уровень иностранных инвестиций в значительной степени ограничили возможности Х. Роухани по улучшению экономической ситуации. Хотя президент и заявляет о снижении инфляции с 40 до 9%, экономическом росте более 6% и сокращении зависимости от нефтяного экспорта, промышленные предприятия продолжают закрываться, безработица растет, платежеспособность населения снижается, а ареал бедности расширяется. Х. Роухани критикуют за то, что он возложил много надежд на развитие отношений с Западом, пошел ему на уступки в СВПД и тем самым поставил под удар национальные интересы. Консервативно настроенные политические силы такую политику рассматривают как угрозу режиму и предательство идеалов исламской революции. Поэтому их цель — не допустить переизбрания Х. Роухани.

Консервативный фланг, в котором в последнее десятилетие наблюдается усиление конфронтации между политическими элитами и партиями, предпринял попытки прийти к согласию и сформировать «Народный фронт сил исламской революции», который выдвинул бы единого кандидата. В руководство Фронта в своем большинстве вошли представители нового поколения консерваторов, многие из которых работали в правительстве М. Ахмадинежада. С первых шагов его деятельности возникли трудности. Фронту так и не удалось договориться о выдвижении общих кандидатов с радикальным крылом консерваторов, руководителем которого считается аятолла Месбах Йазди, и «консерваторами-традиционалистами», или умеренными. Старейшая партия традиционалистов — «Исламская коалиция» — сразу же заявила о выдвижении своим кандидатом Сейеда Мостафы Мирсалима (бывшего министра культуры и исламской ориентации, в настоящее время председателя Центрального совета партии). Отражением внутренних разногласий среди сил, вошедших в «Народный фронт», стало выдвижение от его имени пяти кандидатов, лишь двое из которых допущены к выборам.

Консервативно настроенные политические силы такую политику рассматривают как угрозу режиму и предательство идеалов исламской революции. Поэтому их цель — не допустить переизбрания Х. Роухани.

Бывший президент М. Ахмадинежад предпринял попытку принять участие в выборах особняком от лагеря консерваторов. Вначале он представил своего бывшего заместителя Хамида Багаи как кандидата в президенты, однако затем сам зарегистрировался кандидатом. Такие действия бывшего президента вызвали шок в политических кругах. Осенью 2016 г. духовный глава А. Хаменеи рекомендовал ему не накалять обстановку внутри общества и отказаться от участия в кампании. Тем не менее М. Ахмадинежад пошел наперекор указаниям лидера. В Иране такой шаг оценили как неуважение принципа «валийат-е факих», что может повлечь за собой серьезные ограничения в его политической деятельности.

Действия бывшего президента вызвали шок в политических кругах.

Особенностью нынешней выборной кампании стало резкое увеличение числа зарегистрированных кандидатов — было подано более 1600 заявлений. Такая ситуация — следствие отсутствия системы современных политических партий, выражающих интересы тех или иных слоев, выставляющих своих кандидатов. Однако Наблюдательный совет — орган, который подтверждает соответствие всех зарегистрированных кандидатов требованиям Закона о выборах президента, — допустил к предвыборной гонке лишь шесть кандидатов. Трое — представители либеральных сил: президент Хасан Роухани, вице-президент Эсхаг Джахангири и Мостафа Хашемитаба, бывший министр промышленности, вице-президент, руководитель Национального олимпийского комитета. Х. Роухани — основной кандидат, представляет коалицию умеренных и реформаторских сил, к которой примкнула и часть умеренных консерваторов. Эти силы обеспечили ему победу в 2013 г. Его заместитель, Э. Джахангири, не рассматривается как прямой соперник президента. Он, участвуя в пропагандистской кампании от имени реформаторов, должен способствовать мобилизации их электората и поддержать президента в ходе прямых дискуссий с кандидатами от консерваторов. Весьма вероятно, что накануне выборов он снимет свою кандидатуру в пользу Х. Роухани.

М. Хашемитаба, шансы которого оцениваются как довольно слабые, не может считаться конкурентом Х. Роухани. Свою кампанию он, очевидно, будет проводить, также поддерживая в целом деятельность президента.

Х. Роухани, как, впрочем, и все другие кандидаты, пока еще не обнародовал свою программу. В отдельных заявлениях он отмечает необходимость довести реализацию СВПД до конца и обеспечить развитие страны по пути, намеченному двадцатилетним планом (2005–2025 гг.). Важное место отводится обеспечению безопасности, достижению взаимодействия различных социальных слоев, политических сил, этнических и конфессиональных групп, расширению атмосферы свободы в обществе. Очевидно, Х. Роухани, который в 2013 г. сделал ставку на вывод страны из международной изоляции, предстоит серьезно скорректировать свою новую программу действий. Ее потребуется согласовать с указаниями духовного лидера относительно того, что каждый кандидат должен дать обещание «не смотреть за пределы страны, развязывая узлы внутренних проблем». В то же время президент продолжает видеть перспективы развития контактов со всем миром. Представляется, в случае его переизбрания отношения с Россией останутся одним из приоритетных направлений внешней политики ИРИ, и все договоренности, достигнутые в ходе визита Х. Роухани в Москву в марте 2017 г., будут реализованы.

Устойчивый электорат Х. Роухани — это представители новых средних слоев, т. е. население крупных городов, интеллигенция, молодежь. По оценкам аналитиков, он составляет немногим более 20%. Однако, учитывая, что более 60% населения голосуют не исходя из идеологических убеждений [1], а лишь на основе личных симпатий или интересов, только на пороге выборов можно реально оценить шансы кандидатов. Для Х. Роухани будет очень важна и высокая явка на выборы.

Х. Роухани, который в 2013 г. сделал ставку на вывод страны из международной изоляции, предстоит серьезно скорректировать свою новую программу действий.

Оппонентами президента выступают представители консервативного фланга: мэр Тегерана Мохаммад Багер Галибаф, ходжат-оль-эслам Сейед Ибрахим Раиси — бывший первый заместитель главы судебной власти, генеральный прокурор, с марта 2016 г. попечитель собственности гробницы имама Резы (г. Мешхед) и Сейед Мостафа Мирсалим. Все кандидаты от консерваторов конкурируют между собой, так как представляют различные спектры этого фланга. Первые две кандидатуры были рекомендованы «Народным фронтом». По своим политическим взглядам они близки к радикальным консерваторам, однако опираются на различные силы. Если С.И. Раиси тесно связан с высшим духовенством, то М.Б. Галифаб представляет консервативно настроенных технократов. Он уже дважды принимал участие в выборах (2005 и 2013 гг.) и проиграл Х. Роухани. Тем не менее он остается достаточно сильным противником, несмотря на участие в коррупционном скандале в 2016 г. и обвинения в недобросовестности в связи с крушением высотного здания в Тегеране. М.Б. Галибаф, как и все оппоненты нынешнего президента, заявляет о провале экономической политики правительства и недостаточном внимании к нуждам населения. Его предвыборные заявления отличаются популизмом и обращены к малоимущим слоям населения. Так, мэр Тегерана обещает в 2,5 раза увеличить доходы страны, обеспечить 5 млн рабочих мест, изменить налоговую систему, повысить компенсационные выплаты, что представляется трудно реализуемым в условиях нынешнего состояния экономики.

Несмотря на предварительные договоренности о том, что кто-то из этих кандидатов должен будет накануне выборов сойти с дистанции, пока ни М.Б. Галибаф, ни С.И. Раиси не проявляют такую готовность. Попечитель гробницы имама заявил о том, что позиционирует себя как независимый кандидат. Ходжат-оль-эслам С.И. Раиси, которого в последние месяцы стали называть аятоллой, никогда ранее не появлялся на политической арене и мало знаком иранскому избирателю. Однако он пользуется поддержкой радикального духовенства, и в его кампании задействованы религиозные каналы, а также подконтрольные консерваторам СМИ Ирана. Он опирается в основном на традиционные слои и пытается привлечь беднейшие группы населения. Обращает на себя внимание участие в его пропагандистской кампании многочисленных представителей правительства М. Ахмадинежада. Очевидно, он делает большое количество популистских заявлений и восхваляет его «провальные проекты», рассчитывая на электорат М. Ахмадинежада. Радикальные взгляды духовного деятеля в социальной и культурной сферах стали поводом к развертыванию молодежью страны кампании против С.И. Раиси в Интернете. Ему вспоминают вынесение многочисленных смертных приговоров политическим узникам в конце 1980-х гг. Вполне вероятно, что опасность радикализации обстановки внутри страны подтолкнет некоторые социальные группы, не удовлетворенные политикой Х. Роухани, к его поддержке.

Вероятно, что опасность радикализации обстановки внутри страны подтолкнет некоторые социальные группы, не удовлетворенные политикой Х. Роухани, к его поддержке.

С.И. Раиси постоянно акцентирует внимание на осуществлении идеалов исламской революции, культе шахидизма и говорит о новой исламской цивилизации (1, 2). Хотя внешнеполитическая тематика пока не получила широкого отражения в его заявлениях, он отмечает необходимость ужесточения борьбы с Израилем и Саудовской Аравией, выражая поддержку действиям «Хезболлы», косвенно признает неудовлетворение СВПД.

М.Б. Галибафа также связывают с движением «обеспокоенных» СВПД. Консерваторы ввиду усиления давления со стороны США и резких антииранских высказываний Д. Трампа не видят дальнейшей возможности взаимодействия с Западом и заявляют о необходимости заменить умеренно настроенного Х. Роухани на президента, занимающего более жесткую позицию в международных делах. Однако не все силы консерваторов и даже религиозные круги разделяют такую позицию.

Третий кандидат — С. М. Мирсалим — представляет умеренно консервативное течение и характеризуется более сдержанными заявлениями во внешней и внутренней политике. Однако, согласно соцопросам, его шансы невысоки. Среди оппонентов Х. Роухани пока лидирует М.Б. Галибаф.

Всем претендентам предстоит пройти теледебаты, в ходе которых они представят свои программы. Способность кандидата занять правильную позицию, защитить себя, умело отразить все атаки во многом способствует росту его рейтинга. Именно по итогам соцопросов за неделю до выборов и будут определяться реальные шансы кандидатов.

1. Расчеты автора на основе анализа предыдущих выборных кампаний.


(Голосов: 9, Рейтинг: 4.67)
 (9 голосов)

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся