Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.5)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Георгий Филатов

К.и.н. научный сотрудник Центра испанских и португальских исследований Института всеобщей истории РАН

27 октября, пока испанский сенат одобрял меры по ограничению автономии региона, парламент Каталонии провозгласил независимость. Авторы декларации о независимости обвиняют власти в нежелании предоставить Каталонии политическую и культурную автономию, признать жителей региона отдельной нацией; они также считают несправедливым и налоговое бремя Каталонии.

Испанские власти назначили на декабрь новые выборы в парламент Каталонии. Отказ от участия в них приведет к однозначной победе сторонников единства с Испанией. Участие же в голосовании, организованном М. Рахоем, будет означать признание власти Мадрида над Каталонией.

То, что Барселону из-за ее стремления получить независимость ждут экономические трудности, было понятно и до референдума. Однако именно референдум показал, что эти сложности могут начаться куда раньше, чем регион отделится от Испании. Инвестиционная привлекательность области падает. Большинство крупных финансовых компаний Каталонии уже сменили свою регистрацию на другие регионы Испании или заявили о таких планах.

Провозглашение независимости можно расценить как выполнение обязательств, взятых на себя Карлесом Пучдемоном и его партией перед своим электоратом. Слишком долго этот шаг откладывали, и сторонники независимости начинали чувствовать себя обманутыми. В условиях, когда Мадрид и так собирался отстранить его правительство, К. Пучдемон ничего не терял. Трудно сказать, как каталонцы собираются отстаивать свою независимость и решать экономические проблемы. Однако после введения прямого управления все проблемы можно списывать на действия Мадрида и подождать следующих выборов. Если испанскому правительству удастся взять ситуацию в Каталонии под контроль, ему придется пойти на серьезные уступки и расширить автономию.

Провозглашение независимости Каталонии 27 октября 2017 г. стало «ожидаемой неожиданностью». С одной стороны, глава правительства региона Карлес Пучдемон предупреждал, что ограничение автономии заставит Женералитат пойти на этот шаг. С другой — по всей видимости, мало кто верил, что Барселона все-таки решится на столь радикальную меру: слишком часто за последний месяц каталонские власти останавливались в шаге от однозначного объявления независимости.

Независимость была провозглашена сразу после референдума, но продлилась, как шутили острословы, всего пять секунд: ее исполнение было тут же приостановлено, чтобы дать возможность провести переговоры с Мадридом об условиях выхода. Испанские власти не пошли на переговоры и запустили процедуру ограничения автономии Каталонии, потребовав от К. Пучдемона четкого ответа: была ли все-таки провозглашена независимость или нет. Его глава каталонского правительства так и не дал.

Все эти действия выглядели как попытка сохранить пространство для различных комбинаций, в которых Каталония провозгласила бы независимость, но осталась в составе Испании с более широкими правами. Например, в качестве самостоятельной нации в составе испанской федерации. Однако надежды на это были призрачными. За все время кризиса правительства М. Рахоя и К. Пучдемона продемонстрировали полную неспособность договориться между собой.

Компромиссные варианты сохранялись до самого последнего дня. Мадрид давал понять, что в случае объявления досрочных выборов в Каталонии он откажется от использования 155 статьи. Но договориться не удалось. Как итог — в пятницу, 27 октября, пока испанский сенат одобрял меры по ограничению автономии региона, парламент Каталонии провозгласил независимость. В декларации в качестве причин, вынудивших пойти на этот шаг, перечисляются претензии к испанским властям. Их обвиняют в нежелании предоставить Каталонии политическую и культурную автономию, ограничившись лишь административной, признать жителей региона отдельной нацией. Авторы документа считают несправедливым и налоговое бремя Каталонии. Специальная статья Конституции регламентирует солидарный принцип распределения доходов в стране — в соответствии с ним, богатые регионы должны помогать бедным. В связи с этим Каталония как одна из самых обеспеченных областей несет значительное бремя. Однако если в декларации о независимости такая практика внутри Испании вызывает возмущение, то схожий механизм в рамках Европейского союза у авторов декларации вопросов не вызывает. Обеспеченные страны вносят деньги в специальный фонд, средства из которого Брюссель перераспределяет между государствами, отдавая предпочтение менее успешным.

Декларация о независимости провозглашает верность нормам и правилам ЕС. О стремлениях независимой Каталонии говорит название главной региональной партии — «Каталонская европейская демократическая партия», чьим членом является Карлес Пучдемон. Однако о членстве в ЕС речи не идет: не то что признания, но и простой поддержки со стороны европейских стран Барселона не получила. Брюссель продолжает высказывать свою поддержку испанской конституции, а значит, выступать против провозглашения независимости. Европейские государства отказываются и от посредничества между Мадридом и Барселоной, о котором так мечтали сторонники независимости. Если бы ЕС согласился на этот шаг, он бы косвенно признал Каталонию субъектом международных отношений. А вмешиваться во внутренние дела Испании европейские чиновники не хотят.

Правительства М. Рахоя и К. Пучдемона продемонстрировали полную неспособность договориться между собой.

Тем не менее ситуация в этой части Пиренейского полуострова их беспокоит. Она ухудшает финансовые показатели всей еврозоны, но в еще большей степени сказывается на экономике самой Каталонии. То, что Барселону из-за ее стремления получить независимость ждут экономические трудности, было понятно и до референдума. Однако именно референдум показал, что эти сложности могут начаться куда раньше, чем регион отделится от Испании. Инвестиционная привлекательность области падает: деньги не любят неопределенность. Большинство крупных финансовых компаний Каталонии уже сменили свою регистрацию на другие регионы Испании или заявили о таких планах. Мадрид своевременно и быстро упростил необходимые для этого процедуры. Провозглашение независимости может лишь незначительно повлиять на ухудшающуюся экономическую ситуацию в Каталонии.

Объявление независимости Каталонии вряд ли будет иметь и серьезные политические последствия для Испании. А вот перед политическими силами, выступающими за независимость, она поставила сложную дилемму. Испанские власти назначили на декабрь новые выборы в парламент Каталонии (вместе с введением прямого правления). Отказ от участия в них приведет к однозначной победе сторонников единства с Испанией. Участие же в голосовании, организованном М. Рахоем, будет означать признание власти Мадрида над Каталонией. Да и такой шаг не будет гарантировать победы сторонникам независимости: опросы показывают, что вероятность потерять большинство для них реальна как никогда. Говорит об этом и другой факт. Многочисленная акция сторонников единства с Испанией, прошедшая в воскресенье в Барселоне, собрала от 300 тыс. (по данным городской полиции) до 1 млн (по данным организаторов) человек. Она наглядно продемонстрировала то, что до этого показывали опросы общественного мнения: значительная часть каталонцев выступает против независимости. Кроме того, митинг дал понять, что противники независимости способны мобилизовать значительное количество своих сторонников.

С другой стороны, не все гладко складывается и для Мадрида: одно дело законы, а другое — их исполнение. Непонятно, сможет ли он в действительности взять управление в Каталонии в свои руки и провести выборы. Каталонское руководство, отстранённое столицей от должностей, не признает этого решения. Пучдемон призвал оказать «демократическое сопротивление 155 статье», но что под этим подразумевается, неясно. Сам глава Каталонии, по сообщениям прессы, вместе с другими членами своего правительства уже находится в Брюсселе, где может получить политическое убежище. Сопротивление Мадриду пока не организовано, но региональные чиновники, находящиеся на более низких должностях, могут просто саботировать указания центра. Так в основном поступала каталонская полиция в ходе референдума, на время которого ее поставили под прямое управление МВД Испании и приказали препятствовать проведению голосования.

Провозглашение независимости можно расценить как выполнение обязательств, взятых на себя Карлесом Пучдемоном и его партией перед своим электоратом. Этот шаг откладывали слишком долго, и сторонники независимости начинали чувствовать себя обманутыми. В условиях, когда Мадрид и так собирался, судя по имеющейся информации, отстранить его правительство, К. Пучдемон ничего не терял. Сторонники независимости могут радоваться: то, что им так долго обещали, но откладывали, сбылось. Трудно сказать, как они собираются отстаивать свою независимость и решать экономические проблемы, вызванные кризисом в отношениях с испанским правительством. Однако после введения прямого управления все проблемы можно списывать на действия Мадрида и подождать следующих выборов. Если испанскому правительству удастся взять ситуацию в Каталонии под контроль, ему придется пойти на серьезные уступки и расширить автономию. Кнут без пряника долго работать не сможет.

Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.5)
 (10 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся