Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 23, Рейтинг: 3.13)
 (23 голоса)
Поделиться статьей
Нана Гегелашвили

К. полит. н., руководитель Центра региональных проблем Института США и Канады РАН, эксперт РСМД

Внешнеполитический курс Тбилиси, направленный на интеграцию в евроатлантические структуры, и та последовательность, с которой Грузия продолжает ему следовать, позволяют сегодня Вашингтону рассматривать ее как самого потенциального члена НАТО и ЕС из всех постсоветских стран. Несмотря на ряд имеющихся в этой стране проблем, связанных как с замедленным темпом развития демократических процессов, так и с умеренным экономическим ростом, похоже, что сегодня Вашингтон готов закрыть глаза и на наличие в Грузии замороженных конфликтов, что сильно осложняет возможность ее членства в НАТО. Похоже, что такой подход Вашингтона может распространиться не только на Грузию, но и на страны постсоветского пространства, имеющих проблемные территории, — Украину и Молдову.

Сегодня США намерены проводить курс на дробление постсоветского пространства и включение в евроатлантические структуры того или иного государства либо группы стран. На примере Грузии, Украины и Молдовы США будут всячески стремиться к отделению целостного ядра этих государств, чтобы обеспечить их подключение к евроатлантическим структурам, несмотря на имеющиеся там конфликты. Основная проблема всех постсоветских государств с проблемными территориями в целом и Грузии в частности, стоящая на пути их полноценной интеграции с Западом, заключается в том, насколько они будут готовы пожертвовать своей территориальной целостностью в пользу западных устремлений.

С учетом новых реалий в Закавказье Москва осознает, что удержать Грузию под своим влиянием уже не представляется возможным, а любые попытки блокировать стремление Тбилиси к интеграции с Западом контрпродуктивны.


Сегодня в условиях беспрецедентного противостояния между Россией и Западом, вызванного главным образом украинским кризисом, Грузия, наряду с Украиной и Молдовой, продолжает оставаться самым фокусным государством для Вашингтона. В этой связи особое внимание заслуживает адаптация подходов Вашингтона к замороженным конфликтам на территории постсоветского пространства и прежде всего в Грузии.

Сегодня Вашингтон готов закрыть глаза и на нечто более принципиально важное — наличие в Грузии замороженных конфликтов

В настоящее время эта страна в полной мере отвечает всем требованиям США для продолжения с ней двустороннего сотрудничества, а потому наиболее приоритетна для Запада. Внешнеполитический курс Тбилиси, направленный на интеграцию в евроатлантические структуры, и та последовательность, с которой Грузия продолжает ему следовать, позволяют сегодня Вашингтону рассматривать ее как самого потенциального члена НАТО и ЕС из всех постсоветских стран. Несмотря на ряд имеющихся в этой стране проблем, связанных как с замедленным темпом развития демократических процессов, так и с умеренным экономическим ростом, похоже, что сегодня Вашингтон готов закрыть глаза и на нечто более принципиально важное — наличие в Грузии замороженных конфликтов, что сильно осложняет возможность ее членства в НАТО. Похоже, что такой подход Вашингтона может распространиться не только на Грузию, но и на страны постсоветского пространства, имеющих проблемные территории, — Украину и Молдову.

Сегодня США, как и в предыдущие годы, продолжают оказывать беспрецедентную поддержку, направленную на реализацию реформ в области военного строительства, гражданского и социального секторов в этой стране. Об этом наглядно свидетельствуют как длинный перечень визитов чиновников в высших эшелонах власти (и в США, и в Грузию), так и ряд соглашений, подписанных между обеими странами за последнее время.

7–9 мая 2017 г. по приглашению вице-президента США М. Пенса состоялся официальный визит грузинской делегации, возглавляемой премьер-министром этой страны Г. Квирикашвили. Представляется, что внимание, которое было оказано грузинской делегации Белым домом, равно как и подписанные в ходе этого визита соглашения, как нельзя лучше свидетельствуют о том, что США продолжают сохранять интерес как к Закавказью в целом, так и к Грузии в частности.

9 мая 2017 г. госсекретарь США Р. Тиллерсон и премьер-министр Грузии Г. Квирикашвили подписали «Соглашение по обмену разведывательной информацией и борьбе с терроризмом». Показательно, что данное соглашение стало еще одним этапом на пути достижения большей совместимости и расширения спектра новых возможностей между НАТО и Грузией. Это стало возможным после создания в марте 2008 г. Комиссии Грузия – НАТО, а также продолжающейся активно действовать вплоть до настоящего времени Хартии о стратегическом партнерстве, подписанной в Вашингтоне 9 января 2009 г.

В июле 2016 г. в рамках визита в Тбилиси Дж. Керри, на тот момент госсекретаря США, был подписан двусторонний Меморандум об углублении партнерства между Тбилиси и Вашингтоном в сфере обороны и безопасности, мультиплицирующий возможности США в модернизации грузинских вооруженных сил.

США продолжают сохранять интерес как к Закавказью в целом, так и к Грузии в частности.

6 декабря 2016 г. министр обороны Грузии Леван Изория и заместитель помощника министра обороны США Майкл Карпентер подписали в Тбилиси рамочное соглашение в сфере безопасности на 2016-2019 гг., дополнившее многие положения вышеназванного меморандума. Трехлетний документ предусматривает определение долгосрочных задач двустороннего сотрудничества Грузии и США, синхронизацию приоритетов и планировку ресурсов, а также строительство Центра объединенной многонациональной готовности (JMRC) по аналогии с немецкой военной базой Хохенфельс, где сегодня проходят тренировку грузинские военнослужащие в рамках подготовки к миротворческой миссии НАТО. Показательно, что оформленное в Тбилиси рамочное соглашение подлежит ежегодному пересмотру и обновлению. Таким образом, предоставленные Вашингтоном Тбилиси новые возможности в сфере безопасности должны способствовать усилению сотрудничества Грузии с НАТО, направленного на укрепление обороноспособности страны.

Все это по замыслу американских стратегов должно обеспечить более тесную интеграцию Грузии в Евроатлантический союз. Показательно, что во время встречи с Г. Квирикашвили президент США Д. Трамп выразил уверенность в том, что США продолжат поддерживать суверенитет и территориальную целостность Грузии, равно как и развитие с ней стратегического партнерства.

Предоставленные Вашингтоном Тбилиси новые возможности в сфере безопасности должны способствовать усилению сотрудничества Грузии с НАТО, направленного на укрепление обороноспособности страны.

В этой связи необходимо особо отметить Закон о бюджете США на 2017 ф. г., одобренный Конгрессом США 5 мая 2017 г. и вступившим в силу сразу же после его подписания президентом США 6 мая 2017 г. Показательно, что пункт С раздела 7070 этого закона целиком посвящен вопросу, связанному «с оккупированными РФ территориями Грузии — Абхазией и Цхинвальским районом (Южной Осетией)». В нем четко прописано положение о том, что «госведомствам США запрещено оказывать поддержку государствам, признавшим независимость оккупированных грузинских регионов — Абхазии и Цхинвальского района и установившим с ними дипломатические отношения». Закон о бюджете США на 2017 ф. г. также призывает Госдеп США опубликовать список этих стран. С целью исключения возможности реализации финансовых программ (кредитов, долгов, гарантий), нарушающих территориальную целостность и суверенитет Грузии, закон обязывает Министерство финансов США выработать соответствующие инструкции для международных финансовых институтов. В нем также говорится, что в течение 90 дней после его вступления в силу госсекретарь США обязан представить отчет о действиях России, связанных с оккупацией Абхазии и Цхинвальского района, в котором будут также представлены и возможные расходы, затраченные Москвой на две «мятежные провинции» Грузии, начиная с 2008 г.

В Грузии этот документ расценили как официальное признание Соединенными Штатами оккупации Абхазии и Южной Осетии со стороны России, тем более что Тбилиси, согласно опубликованному 24 апреля 2017 г. Стратегическому обзору обороны страны за 2017–2020 гг., считает угрозу новой широкомасштабной военной агрессии против него вполне реальной и в период с 2017–2020 гг., т. е. «в условиях невыполнения Соглашения о прекращении огня от 12 августа 2008 г. и присутствия российских вооруженных сил на оккупированных территориях».

Особое значение для США в Грузии могут также иметь как уже активно действующие учебно-тренировочные центры, в которых совместные учения вооруженных сил Грузии и НАТО направлены не столько на подготовку к участию в миротворческих операциях, сколько на создание больших возможностей в области двустороннего сотрудничества, а также на перспективу строительства новых центров на грузинской земле. Состоявшиеся с 3–11 сентября 2017 г. на полигоне Орфоло в Ахалцихе (Грузия) в рамках программы Комиссия Грузия – НАТО многонациональные военные учения Agile Spirit 2017 («Проворный дух 2017») как нельзя лучше свидетельствуют о непрекращающемся интересе США к этой стране. Показательно, что учения Agile Spirit 2017 были проведены с интервалом в месяц после завершившихся в той же Грузии масштабных военных учений «Достойный партнер 2017» (Noble Partner 2017), проходивших с 30 июля по 12 августа 2017 г. на военном полигоне ВС Грузии Вазиани в пригороде Тбилиси.

Не меньший интерес со стороны Вашингтона к Грузии могут также представлять и совместных проекты, касающиеся всего Черноморского региона, а также возможность оформления договора о создании зоны свободной торговли между США и Грузией и другие проекты.

Сегодня Соединенные Штаты намерены проводить курс на дробление постсоветского пространства.

Особого внимания заслуживает и ряд законопроектов, принятых Конгрессом США, подтверждающих твердую решимость США активизировать свою политику в отношении стран с проблемными территориями — Украины, Грузии и Молдовы. Среди них — «Акт поддержки свободы в Украине 2014» (Ukraine Freedom Support Act of 2014), занимающий центральное место в этом списке, о предоставлении Украине, Грузии и Молдовы вооружения; Резолюция 758, в которой осуждается продолжающаяся политическая, экономическая и военная агрессия России против всех этих стран и нарушение их суверенитета, независимости и территориальной целостности; Резолюция 660, настоятельно призывающая США уделять особое внимание усилению безопасности Грузии путем проведения совместных военных учений и предоставления оборонительных возможностей в целях укрепления независимости и суверенитета Тбилиси. Не исключено, что растущее число законопроектов, рассматриваемых в настоящее время законодателями уже нового Конгресса 115 созыва и направленных на защиту территориальной целостности этих постсоветских стран — законопроекты 830 и 88, а также Резолюция 106, могут со временем стать законодательной базой, необходимой для их вступления в НАТО.

Что касается позиции России, то с учетом «новых реалий в Закавказье» Москва осознает, что удержать Грузию под своим влиянием уже не представляется возможным, а любые попытки блокировать стремление Тбилиси к интеграции с Западом контрпродуктивны.

Таким образом, в настоящее время стремление США взять реванш у России на кавказском направлении ее политики, связанной с подписанием между Россией и бывшими провинциями Грузии целого ряда законов и договоров, которые направлены на дальнейшее укрепление двусторонних отношений, более чем очевидно. В их числе подписанный 21 ноября 2015 г. В. Путиным закон о ратификации Соглашения между Россией и Абхазией об объединенной группировке войск вооруженных сил, Договор о союзничестве и интеграции между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия, подписанный 18 марта 2015 г., и, наконец, Соглашение о вхождении подразделений Южной Осетии в состав российских Вооруженных сил, подписанное 31 марта 2017 г. На взгляд Тбилиси и Вашингтона, все эти незаконные действия со стороны России — продолжение процесса фактической аннексии Абхазии и Цхинвальского района и «пренебрежение» фундаментальными нормами и принципами международного права. К тому же действия Южной Осетии по пограничному размежеванию («бордеризация»), поддерживаемые Москвой, вызывают у Тбилиси и Запада опасения по поводу продвижения России на собственно грузинскую территорию.

Сегодня Соединенные Штаты намерены проводить курс на дробление постсоветского пространства и включение в евроатлантические структуры того или иного государства либо группы стран в зависимости от ситуации. Похоже, что на примере Грузии, Украины и Молдовы США будут всячески стремиться к отделению целостного ядра этих государств (т. е. территории, не охваченной конфликтами), чтобы обеспечить их подключение к евроатлантическим структурам, несмотря на имеющиеся там конфликты, что является серьезной проблемой на пути их членства в НАТО.

Что касается позиции России, то с учетом «новых реалий в Закавказье» Москва осознает, что удержать Грузию под своим влиянием уже не представляется возможным, а любые попытки блокировать стремление Тбилиси к интеграции с Западом контрпродуктивны. Со своей стороны, как Грузия, так и Запад не могут не понимать, что ключ от решения проблемы территориальной целостности этой страны находится в активе России — ее северного соседа, занимающего крайне активную позицию в отношении постсоветских стран.

Несмотря на то что оба де-факто образования, Абхазия и Южная Осетия, получили военно-политические гарантии и социально-экономическую помощь со стороны России и связывают с Москвой, хотя и с разной степенью интеграции с ней, перспективы своего будущего развития, в настоящее время Кремль не спешит с их включением в состав России. Дальнейшие шаги Москвы в этом направлении будут зависеть от развития ситуации в регионе и прежде всего от самой Грузии.

Тем не менее основная проблема всех постсоветских государств с проблемными территориями в целом и Грузии в частности, стоящая на пути их полноценной интеграции с Западом, заключается в том, насколько они будут готовы пожертвовать своей территориальной целостностью в пользу западных устремлений. Парадоксальным образом все эти страны, рассматривающие Запад в качестве противовеса России, в полной мере осознают, что эту проблему в одиночку им решить не удастся и главным образом за счет неспособности обеспечить политическую стабильность и сплоченность нации. Тем более что в отсутствии нахождения компромисса между всеми основными участниками и заинтересованными сторонами до полного урегулирования конфликтов на их территории сегодня говорить не приходится. Такое положение вещей может измениться в случае появления у Москвы нового проекта, связанного с урегулированием конфликтов в Грузии, который может стать конкурентоспособным и в значительной степени более привлекательным для Тбилиси, чем все еще гипотетическое вступление Грузии в Североатлантический альянс.

Оценить статью
(Голосов: 23, Рейтинг: 3.13)
 (23 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся