Блог Никиты Белухина

«Ядерный остров» после Брекзита

7 Октября 2021
Распечатать
Выход из ЕС поставил перед Великобританией ряд сложных вопросов в сфере энергетики. Покидая единый энергетический рынок и отказываясь достижений, достигнутых в сфере энергетической интеграции в Европе с 1980-х гг., Соединённому Королевству вероятно придётся осуществить значительные инвестиции в развитие собственных мощностей, пойти на увеличение тарифов на электроэнергию и, в целом, расширить роль государственного регулирования в сфере энергетики.

oblozhka.jpg

Hinkley Point C2, Источник: American Nuclear Society

«Бутылочное горлышко»

Ядерная энергетика Соединённого Королевства, которая в настоящий момент производит около 20% электрогенерации, также оказалась затронута Брекзитом. Ещё в январе 2012 г. британский аналитический центр Center for Policy Studies опубликовал доклад, где говорилось о необходимости срочного строительства новой атомной электростанции и стимулирования инвестиций в мирный атом, чтобы избежать зависимости от зарубежного газа и нестабильных возобновляемых источников энергии. Спустя 10 лет вопрос остаётся нерешённым, и к 2030 г. 7 из 8 атомных электростанций Великобритании планируется закрыть, что в свою очередь ставит выбор между реализацией национальных климатических амбиций (в ноябре 2021 г. шотландский Глазго станет местом проведения конференции ООН об изменении климата, а к 2050 г. Великобритания планирует достигнуть «углеродной нейтральности», снизив уже к 2030 г. эмиссии парниковых газов на 68% по сравнению с уровнем 1990 г.) и энергетической безопасностью страны (к 2050 г. прогнозируется, что потребность в электрогенерации возрастёт в два раза при том, что к 2025 г. планируется закрытие всех угольных электростанций). Остаётся не до конца ясным, как именно Великобритания будет латать «дыру», которая образуется в результате отказа от угольных и ядерных мощностей. Ещё раньше в 2006 г. Тони Блэр предупреждал, что к 2025 г. если в Великобритании не будет создано новых ядерных мощностей, то страна окажется в «газовой ловушке», перейдя от 80-90% энергетической независимости к 80-90% зависимости от импортных газовых поставок [2, p.7]. В похожей ситуации уже оказалась Германия, которая отказалась и от угольных, и от ядерных мощностей.

tablitsa-1-_-yadernyy-ostrov.png

Источник: House of Commons Library

Одним из возможных решений сложившегося «бутылочного горлышка» в британской энергетике может стать стратегия строительства системы малых модульных реакторов. Так британская компания Rolls-Royce ещё в январе 2020 г. объявила о планах по строительству 10-16 малых реакторов на территории Королевства к 2029 г., первый из которых может начать функционировать в 2031 г. В январе 2021 г. стало известно о планах британской компании Shearwater Energy совместно с американскими партнёрами из NuScale построить первую в Великобритании и Европе гибридную атомно-ветровую электростанцию в Северном Уэльсе на базе закрытой в 2015 г. АЭС Wylfa, где помимо энергогенерации будет производиться и экологически чистый водород как ресурс для зелёной трансформации транспортной системы. По заявлениям самих координаторов проекта Великобритания может стать «первым государством в мире, где будет массово развёрнута система малых модульных реакторов и одновременно центром их производства для соседней Европы». Дополнительным преимуществом стратегии строительства малых реакторов, по словам Тома Сэмсона, временного руководителя консорциума во главе с Rolls-Royce по разработке программы строительства реакторов, выступает ориентация на частное финансирование и инвестиции, сжатые сроки строительства, а также отсутствие необходимости долгосрочной государственной поддержки. Помимо Rolls-Royce в консорциум также входят компании Assystem, Atkins, BAM Nuttall, Jacobs, Laing O’Rourke, National Nuclear Laboratory, Nuclear Advanced Manufacturing Research Centre и TWI. Помимо самой Великобритании интерес к проекту уже успела проявить Эстония, где Rolls-Royce и эстонская компания Fermi Energia подписали соглашение об исследовании возможного размещения таких малых ядерных реакторов в балтийской стране. В Швеции компании Uniper Sweden, LeadCold и Королевский технологический институт также сотрудничают с целью создания к 2030 г. малого модульного реактора SEALER, а неядерный прототип планируется запустить до конца 2024 г.

Будущее мирного атома на Британских островах

В любом случае исходя из программных документов в области энергетической политики, т.е. «10 пунктов зелёной промышленной революции», опубликованных 18 ноября 2020 г. и Белой книги по энергетике, опубликованной 14 декабря 2020 г., развитие и сохранение мирного атома на Британских островах признано неотъемлемым фактором декарбонизации национальной экономики [3]. Так согласно «10 пунктам» создаётся «Фонд ядерных исследований» («Advanced Nuclear Fund»), который инвестирует 215 млн фунтов в развитие технологии малых модульных реакторов и дополнительно 170 млн фунтов в создании продвинутых модульных реакторов, которые могут функционировать при температуре выше 800℃ и тем самым стать основой для производства водородного топлива. В рамках программы STEP (Spherical Tokamak for Energy Production) Великобритания намерена к 2040 г. создать рабочую энергетическую установку на основе управляемого термоядерного синтеза. Из обозначенных в 2011 г. 8 возможных новых атомных электростанций, которые планировалось построить к концу 2025 г., 6 находятся в той или иной стадии планирования и строительства, для 3 известны примерные даты завершения строительства и лишь одна находится в процессе строительства, которое планируется завершить к 2025 г. с возможной задержкой от 9 до 15 месяцев, хотя изначально её планировалось завершить в 2017 г. Hinkley Point должна стать первой АЭС в Великобритании за 25 лет с блоком АЭС Sizewell B, завершённым в 1995 г. С момента окончательного одобрения проекта в сентябре 2016 г. стоимость строительства возросла на 5 млрд фунтов, а цена за МВт энергии была установлена на уровне на 92,5 фунтов на 35 лет, что значительно превышает регулярно снижающуюся цену на ВИЭ, включая 44 фунта с учётом инфляции за МВт ветряной энергии согласно государственным контрактам для 12 ветряных электростанций, одобренных осенью 2019 г. При этом эти ветряные электростанции планируются к запуску уже в 2023-2024 гг. Но не стоит забывать и о волатильности ВИЭ, как показали события в Техасе.

tablitsa-2-_-yadernyy-ostrov.png

Источник: House of Commons Library

Дополнительным фактором, осложняющим реализацию задуманных проектов, выступает участие Китая в проектах ядерной энергетики Соединённого Королевства и вытекающих из этого последствий для национальной безопасности. Китайская компания China General Nuclear (CGN) владеет 33,5% в строительстве Hinkley Point, 20% в Sizewell и большинством акций на планируемое строительство АЭС Bradwell с использованием собственных реакторов Hualong One [2, p.20-21]. Вовлечённость Китая в британскую энергетику уже успели окрестить в качестве «нового Huawei», но при этом альтернативы китайским инвестициям у Великобритании нет, поэтому ожидать, что против CGN будут приняты меры, аналогичные тем, что были объявлены в отношении Huawei в июле 2020 г., не стоит. Тем не менее, летом 2021 г. британские власти пошли на негласное ужесточение регуляторного режима в отношении китайской компании.

Сложности энергетического развода

Возвращаясь к деталям выхода из ЕС, важно отметить, что наряду с Соглашением о торговле и сотрудничестве и Соглашением об информационной безопасности Соединённое Королевство и ЕС в лице Евратома достигли Соглашения о безопасном и мирном использовании ядерной энергии, которое подтвердило сотрудничество в области торговли ядерными материалами, обмена информацией в сферах взаимного интереса в том числе ядерных гарантий. Окончательно соглашения были подписаны сторонами 30 декабря 2020 г. и начали временно применяться с 1 января 2021 г. без ратификации со стороны ЕС. Совет по сотрудничеству между ЕС и Соединённым Королевством, учреждённый для контроля над временным исполнением соглашений, принял 23 февраля 2021 г. решение о продлении временного применения положений договоров до 30 апреля 2021 г. для завершения перевода и редактирования текстов соглашений на всех 24 официальных языках ЕС. Для Великобритании как одной из стран-лидеров по исследованиям в области управляемого термоядерного синтеза важным стало положение совместных с ЕС деклараций о том, что она сохранит полноправное членство в организации Fusion for Energy (F4E) и, тем самым, в проекте международного экспериментального термоядерного реактора ITER. Британия также сохранит право на получение финансирования в рамках исследовательской программы ЕС «Горизонт Европы» на 2021-2027 гг., а также возможность участвовать в исследовательских и образовательных программах Евратома и Совместного исследовательского центра Европейской Комиссии, но сможет использовать средства фонда Европейского инновационного совета. Продолжится и совместное британское и европейское финансирование проекта JET (Joint European Torus), а оператором проекта по крайней мере до октября 2021 г. останется Управление по атомной энергии Соединённого Королевства.

Главной болевой точкой энергетических отношениях Королевства и ЕС остаётся увязка поставок электроэнергии из Европы с доступом европейских компаний в британские территориальные воды для рыболовства. С учётом ежегодного британского энергодефицита примерно в 7%, который компенсируется поставками электричества от АЭС Франции и Нидерландов, это условие представляет собой значительный рычаг давления и может быть пересмотрено только в 2026 г. Одновременно Великобритания больше не входит в состав Агентства по взаимодействию энергетических регуляторов ЕС (ACER), покинула ряды Европейской сети системных операторов передачи электроэнергии и газотранспортных систем (ENTSO-E и ENTSO-G) и, что особенно важно в контексте климатических амбиций Лондона, больше не участвует в системе ЕС по торговле квотами на эмиссию парниковых газов. Ожидается, что Великобритания всё же предпримет усилия по возобновлению сотрудничества с этими структурами по аналогии с Швейцарией и Норвегией [1].

1. Birkett E. The Future of UK-EU Energy Cooperation. Policies to Strengthen UK-EU Energy and Climate Cooperation in the Future Relationship. – Policy Exchange, 28 September 2020. [Электронный ресурс] // URL: https://policyexchange.org.uk/publication/the-future-of-uk-eu-energy-cooperation/ (Дата обращения: 19.03.2021)

2. Hinson S. New Nuclear Power. – House of Commons Library, Briefing Paper, Number CBP 8176, 26 February 2021. [Электронный ресурс] // URL: https://commonslibrary.parliament.uk/research-briefings/cbp-8176/, (Дата обращения: 19.03.2021)

3. Ives E. Bridging the Gap: the Сase for New Nuclear Investment – Center for Policy Studies, Research Report, 21 January 2021. [Электронный ресурс] // URL: https://www.cps.org.uk/research/bridging-the-gap/
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся