Блог Никиты Белухина

Осколки ядерного прошлого: Семипалатинский испытательный полигон 30 лет спустя

8 Октября 2021
Распечатать
«Сейчас мне докладывают, что территорию полигона возможно использовать. Ученые, наши и российские, говорят, что там нет радиации и возможно ее использовать. Есть там еще подземные богатства, сама земля богатая, ее включим в оборот экономики, будем иметь большие плюсы»

Н.А. Назарбаев, 25.06.2013

«Эпицентр мира»?

Во время холодной войны Семипалатинский полигон был основной площадкой, где проводились испытания ядерного арсенала СССР. В 1949-1989 гг. на полигоне в совокупности было проведено 456 испытаний, которые осуществлялись как в атмосфере, так и под землёй, а также в специально оборудованных горных тоннелях. Территория бывшего полигона, официально закрытого 29 августа 1991 г., составляет 19 тыс. квадратных километров (приблизительно площадь Бельгии) и находится на пересечение трёх областей Казахстана – Павлодарской, Карагандинской и Восточно-Казахстанской. Кроме того, несмотря на проведение ядерных испытаний, посёлки и небольшие города, располагавшиеся в окрестностях полигона, были интегрированы в обширную систему советского АПК и специализировались на разведении домашнего скота и выращивании зерновых. Всё же к концу 1980-х гг. на волне гласности и перестройки возникло мощное общественное движение «Невада-Семипалатинск», выступавшее за закрытие ядерного полигона, которое состоялось 29 августа 1991 г. Казахстан, тем самым, стал первым государством, добровольно отказавшимся от ядерного потенциала, а 29 августа было объявлено Международным днём действий против ядерных испытаний.

oblozhka-_-semipalatinskiy-poligon.png

Источник: Phil Hatcher-Moore

После получения Казахстаном независимости и обещания Н. Назарбаева превратить молодую республику в «эпицентр мира», вопросы экологического восстановления и экономического развития Семипалатинского района сразу заняли важное место в исследовательской повестке Института радиационной безопасности и экологии (ИРБЭ), который был создан в мае 1992 г. и занял помещения бывшего штаба Семипалатинского полигона. До настоящего времени именно этот аналитический центр играет основную роль в составлении программ экономического возрождения и радиационного мониторинга территории бывшего полигона. Наиболее амбициозной целью Института остаётся превращение 90% территории бывшего полигона в районы пригодные для экономической активности, в том числе горнорудной промышленности и сельского хозяйства. Кроме того, на территории бывшего полигона также в мае 1992 г. был создан Национальный ядерный центр Республики Казахстан, который призван развивать технологии мирного использования ядерной энергетики.

Проблема остаточной радиации и радиоактивных отходов затрагивает не только Казахстан, но и Узбекистан, Кыргызстан и Таджикистан, на территории которых располагаются урановые хвостохранилища, где продолжает храниться около 800 млн тонн остаточных продуктов ядерной отрасли. Подтверждением сохраняющейся напряжённости в вопросах управления радиоактивными отходами стал конфликт в 2011-2012 гг. между Казахстаном и Киргизией по поводу поставок радиоактивного угля с Куланского месторождения на юге Казахстана в Чуйскую область на севере Киргизии.

Радиоактивная повседневность

Ежедневно жители населённых пунктов как на самой территории бывшего Семипалатинского полигона, так и в соседних с ним районах подвергаются излучению остаточной радиации, что, тем не менее, не представляет собой нечто уникальное, так как в похожей ситуации оказались жители Маршалловых островов, Французской Полинезии и штата Невада, а также других территорий, которые становились полигонами для проведения ядерных испытаний. На атоллах Французской Полинезии в 1966-1996 гг. Франция, отказавшись в 1963 г. от подписания договора о запрещении испытания ядерного оружия в трёх сферах, провела 193 ядерных испытания, а когда последние военнослужащие Французского центра ядерных испытаний в Тихом Океане покинули острова в 2000 г., атолл Хао, ранее штаб-квартира управления ядерного полигона, оказался буквально «погружен во тьму», так как с уходом французских военнослужащих нарушилась и система электроснабжения острова.

В случае с полигоном Казахстана этого не произошло и он не оказался полностью заброшен, а на его территории по-прежнему проживает около 50 тыс. человек, которые активно используют пространства полигона в качестве пастбищ. Сохранившиеся места разработки меди, угля, соли и марганца составляют основу регионального рынка труда, а продукция местного животноводства свободно продаётся на всей территории Казахстана. На первый взгляд может даже сложиться впечатление, что ядерное прошлое нисколько не влияет на повседневное течение жизни и экономическое развитие Семипалатинского района. Тем более, регулярно проводящийся экологический мониторинг не учитывает уровень радиации в самих населённых пунктах и продуктах питания, что затрудняет объективную оценку причин более широкой распространённости раковых заболеваний, анемии и сердечно-сосудистых заболеваний среди населения в границах бывшего полигона по сравнению с остальным Казахстаном.

Неполный характер проводимого ИРБЭ экологического мониторинга не позволяет сделать однозначных выводов о том, возникают ли данные заболевания из-за более раннего радиоактивного облучения или их основной причиной выступает именно остаточная радиация, или высокий уровень заболеваемости обусловлен другими факторами, не связанными с радиацией. Отношение самого местного населения к проблемам радиационной безопасности и собственного здоровья делает ситуацию ещё более неоднозначной. Так большинство жителей считает себя приспособившимися к работе и ведению хозяйства в условиях радиационного излучения. Более того, сами жители сознательно избегают называть себя жертвами экологической катастрофы и не стремятся уехать и забросить традиционный образ жизни [3].

Сложившаяся ситуация выглядит отчасти парадоксально, так как несмотря на очевидные проблемы и пробелы в системе радиационной безопасности и экологического мониторинга, депопуляции поселений в границах полигона не происходит. В качестве противоположного опыта можно привести пример Фукусимы, где несмотря на обширную программу восстановления в город по итогам марта 2021 г. вернулось только 10% эвакуированного населения, а общее население префектуры также сократилось на 10%. Так по причине радиофобии, а именно боязни продуктов, производимых в Фукусиме, когда-то процветающий порт Укедо стал наполовину «городом-призраком».

Радиофобия – безопасность или паранойя?

Феномен радиофобии, который состоит в маргинализации в общественном сознании определённых территорий, как представляющих радиационную опасность, так и людей, населяющих эти территории, накладывает серьёзные ограничения на возможные варианты разрешения экономических и социальных проблем бывших полигонов. Переселение населения бывшего полигона в этих условиях исключено, так как и без того уязвимое население подвергнется большему остракизму и неприятию на новом месте. Кроме того, возможное переселение будет болезненным процессом в связи с разрывом родственных и межпоколенческих связей в рамках отдельного пространства или малой родины. Для местного населения, тем самым, ключевым становится дальнейшая легализация экономической деятельности на территории полигона и её включение в национальную экономику Казахстана.

В настоящее время под непосредственной охраной находятся лишь отдельные участки бывшего Семипалатинского полигона, а именно испытательный комплекс в горах Дегелен, комплекс исследовательских реакторов «Байкал – 1» и реактор ИГР [2]. На остальных потенциально опасных участках таких как «Опытное поле», где проводились атмосферные испытания, площадке Балапан и в районе «атомного озера» (также известного как Атом-Куль или Чаган) с высокими уровнями радиоактивного излучения пока не обеспечено надлежащего уровня безопасности. С другой стороны также необходим комплекс образовательных мер для местного населения в области радиационной безопасности, а также расширение масштаба экологического мониторинга, который должен охватывать как населённые пункты, так и местные продукты питания. Кроме того, для комплексного экологического восстановления требуется установка систем по предупреждению загрязнения грунтовых вод радиоактивными веществами.

Таким образом, необходимо найти баланс интересов между потребностями регионального экономического развития и интересами безопасности, чтобы избежать техногенной катастрофы, подобной Бхопальской катастрофе в Индии, особенно в связи с растущими с апреля 2013 г. объёмами добычи меди, молибдена, золота, вольфрама и каменного угля на территории бывшего испытательного полигона. Особо острые обвинения продолжают приводиться в отношении АО «Каражыра», которое занимается разработкой потенциально радиоактивного каменного угля на одноимённом месторождении в окрестностях полигона. В то же время стремление к безопасности не должно приводить к упомянутой радиофобии, которая значительно затормозит развитие местной экономики.

Есть ли экономическое будущее у Семипалатинского района?

Помимо привлечения инвестиций горнорудных компаний, происходит и улучшение уровня жизни населения полигона. Так в июле 2021 г. в Мажилисе Казахстана был представлен законопроект о создании зоны ядерной безопасности на территории полигона, который должен существенно усилить режим охраны особо загрязнённых территорий. Помимо этого, в июне 2021 г. в Семее состоялось открытие первого в Казахстане Центра ядерной медицины.

В августе 2021 г. с момента закрытия Семипалатинского полигона пройдёт уже 30 лет, но полноценное экологическое и экономическое возрождение территории ещё только предстоит. Тем не менее, уже в настоящий момент Семипалатинский район можно считать одним из немногих успешных примеров трансформации военного объекта в территорию мирного экономического развития. Однако местная экономика по-прежнему во многом принадлежит теневому сектору особенно на уровне отдельных посёлков, а источником инвестиций остаются прежде всего такие сырьевые компании как «Казахцинк» и «KAZ Minerals».

Для отношений России и Казахстана совместные проекты по экономическому развитию бывшего полигона могут стать заделом для более масштабных проектов в области атомной энергетики, учитывая вторые в мире по величине запасы урана и стремление Казахстана сократить долю угля в электрогенерации, которая в настоящий момент составляет около 70% [1, c. 63]. Казахстан и Узбекистан выступают наиболее вероятными кандидатами для пополнения «атомного клуба» на постсоветском пространстве, который в настоящий момент представлен Украиной, Белоруссией и Арменией.

1. Катона В. «Мирный атом» на постсоветском пространстве. – АНО «Центр изучения перспектив интеграции», 2020. – 67 с.

2. Stawkowski M. E. Forgotten Ground Zeros. Local Populations Exposed to Radiation from Former Nuclear Test Sites. – DIIS, Policy Brief, April 2020. – 4 p. [Электронный ресурс] // URL: https://www.diis.dk/en/research/forgotten-ground-zeros (Дата обращения: 13.07.2021)

3. Stawkowski M. E. «I Am a Radioactive Mutant»: Emergent Biological Subjectivities at Kazakhstan’s Semipalatinsk Nuclear Test Site. // American Ethnologist – Journal of the American Ethnological Society, Vol. 43, № 1, February 2016, 145-157 pp.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся