Россия и мир в эпоху «новой холодной войны»

Нефтяной рынок после «корона-кризиса»

10 Июля 2020
Распечатать

Зачем в Китае создаётся крупнейший альянс по закупке нефти и выгодно ли это российским поставщикам?

oil_well_in_tsaidam.jpg

Фото: нефтяное месторождение в китайской провинции Цинхай. Фото: John Hill / Wikipedia

29 июня агентство Bloomberg со ссылкой на источники сообщило о намерении четырех крупных китайских государственных нефтеперерабатывающих компаний сформировать альянс для подачи коллективных заявок на покупку углеводородного сырья российских и африканских марок. Планируется, что совместная закупка российской нефти марки ESPO в новом формате будет совершена уже в июле.

Эксперты заявляют, что ключевой целью подобных объединений является стремление нефтегазовых компаний более существенно влиять на нефтяной рынок, иными словами, путем консолидации собственных ресурсов и оказания давления на поставщиков добиваться максимального снижения цены на черное золото. Помимо этого, создание такого крупного альянса позволит избежать ценовых войн внутри самой страны.

«Корона-кризис» во благо

Снижение нефтяных цен, вызванное падением спроса на авиаперевозки и закрытием многих предприятий на фоне пандемии коронавируса, вызвало особый интерес к энергоресурсам со стороны Китая. В частности, по данным информационного агентства Reuters, в марте этого года Поднебесная закупила у России нефть марки Urals в рекордном объеме. Уже в мае, учитывая восстановление спроса в стране, Китаем были вновь продемонстрированы рекордные цифры: месячный объем импорта нефти достиг 47,97 млн. тонн.

С конца апреля мировые цены на нефть начали показывать стремительный рост. В то же время в ближайшие дни следует ожидать снижения цен на черное золото. Это может быть связано как с введением новых карантинных мер в некоторых штатах США, так и со снижением спроса на энергоресурсы со стороны Китая, который как сообщалось ранее, уже закупил рекордные объемы впрок.

Необходимо напомнить, что Китай на данный момент является крупнейшим покупателем сырой нефти в мире, обогнав в 2017 г. по этому показателю Соединенные Штаты. В пятерку основных поставщиков черного золота в Китай входят Саудовская Аравия, Россия, Ирак, Ангола и Бразилия.

Останется ли Россия в выигрыше от намечающегося альянса?

В теории, создание такого альянса должно сыграть на руку Москве, которая из-за давления со стороны США на строящийся газопровод «Северный поток – 2» и санкций, наложенных на энергетический сектор, стремится к обеспечению стабильных поставок черного золота на мировые рынки, а также занимается активными поисками новых областей реализации нефтяной продукции. Кроме того, появление такого крупного покупателя нефти должно внести весомый вклад и в процесс реформирования международной валютной архитектуры, где фундаментом на данный момент является американский доллар.

"Следующая стадия российско-китайского взаимодействия будет меньше зависеть от американской финансовой инфраструктуры при реализации нашей нефти. То есть мы перейдет на тот этап, в рамках которого можно будет торговать нефть Китаю без какого бы то ни было влияния доллара», — заявил эксперт Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Станислав Митрахович в интервью изданию «Экономика сегодня». Еще один плюс от намечающего закупочного альянса — возможность снизить логистические затраты, поскольку взамен нескольким нефтеперерабатывающим компаниям энергоресурсы будут поставляться лишь одному покупателю.

В то же время, многие эксперты не разделяют оптимизма своих коллег. По их мнению, такой альянс, в первую очередь, будет обладать намного более широким инструментарием для оказания влияния на нефтяные цены, так как Россия будет лишена других покупателей и поставлена в зависимое положение от одного более крупного. Не следует также рассчитывать и на появление более стабильного крупного рынка сбыта из-за того, что Китай в большей степени заинтересован лишь в одном сорте российской нефти: ESPO, который составляет лишь 25% от общей добычи на территории России.

А что там с Африкой?

Помимо российской нефти, нефтегазовые компании Поднебесной, которые, как планируется, сформируют закупочный альянс, также весьма заинтересованы в африканском сырье. Создание альянса поможет упрочить позиции Китая в нефтяном секторе континента и внесет вклад в укрепление двусторонних связей с африканскими странами. Отношения между КНР и Африкой получили новый импульс в период руководства страной Ху Цзиньтао, а с приходом к власти Си Цзиньпина достигли высшей точки.

Объём китайско-африканской торговли имеет устойчивый рост. Если в 2000 году он составлял 8.7 млрд. долларов, то к 2017 году эта цифра выросла почти в 20 раз, до 170 млрд. долларов, превзойдя уже в 2009 году показатели американо-африканской торговли.

В основном, интерес со стороны КНР к Африке вызван огромным ресурсным потенциалом данной части света. В то же время, «Черный континент» рассматривается Китаем как площадка для экспансии юаня, который отвоёвывает всё большее пространство в финансовом секторе стран континента. Один из ключевых партнеров Пекина — Республика Ангола, уже давно занимающаяся торговлей с КНР в юанях. В августе 2015 года она заявила о решении сделать китайскую валюту вторым законным платежным средством на территории государства. На расчеты с Пекином в китайской национальной валюте также перешли Нигерия и Танзания. На этом фоне американский истеблишмент в последние годы заявляет о необходимости препятствовать экспансии КНР на континент. Однако, по словам главного научного сотрудника Института Африки РАН Андрея Урнова, «потеснить Китай в Африке в экономическом плане пока никто не может». И это, в первую очередь, обусловлено рациональной внешнеполитической стратегией Китая в данной части света, нивелирующей достоинства западных конкурентов.

Таким образом, план создания закупочного альянса – это часть огромной цепочки. Он позволит не только оказывать воздействие на поставщиков с целью получения максимально возможной скидки, но и откроет перед Пекином новые возможности для продвижения собственной валюты и в мировой валютно-финансовой системе.

Тегин Глеб, студент 2-го курса 118-й группы Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС).

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся