Блог Леонида Пастернака

Евросоюз и КНР: глобальное сотрудничество в период масштабного кризиса

27 Июня 2020
Распечатать

В 2020 году дипломатическим отношениям Китайской Народной Республики и Европейского союза исполняется 45 лет. 22 июня состоялся очередной, 22-й по счёту, саммит ЕС — КНР. В нынешнем году двухсторонний диалог между Брюсселем и Пекином прошёл в онлайн-формате из-за пандемии новой коронавирусной инфекции COVID-19. Несмотря на дистанционную организацию работы саммита стороны обсудили важные аспекты европейско-китайского сотрудничества в сфере международной безопасности; поддержания мира и стабильности в Азии, Европе и во всём мире, а также торгово-экономические отношения между ЕС и КНР.

22062020.jpg

Примечательно, что нынешний саммит ЕС — КНР стал первым для нового руководства Европейского союза. Пост председателя Европейского совета с 1 декабря 2019 г. занимает экс-премьер Бельгии Шарль Мишель, а председателем Европейской комиссии является немецкий политик, экс-министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен, которая также с 1 декабря 2019 г. работает в Брюсселе.

В условиях нестабильности и развивающегося политического и экономического мирового кризиса Брюссель и Пекин пытаются найти точки соприкосновения для укрепления взаимодействия и сотрудничества как в торговой, так и гуманитарно-социальной сфере. Так, например, председатель КНР Си Цзиньпин отметил, что Китай стремится к всестороннему диалогу с ЕС в сфере глобального развития и межгосударственной структуры управления. Кроме того, китайская сторона рассчитывает вместе с Евросоюзом выстраивать новую экономическую модель в «постпандемическую эпоху». Очевидно, что на фоне стремительного ухудшения отношений между КНР и США, а также Австралией в период пандемии COVID-19 Пекин вынужден искать новых глобальных партнёров, прежде всего, в сфере торговли и инвестиций. И ЕС является весьма надёжным, независимым и мощным игроком в современной системе международных отношений, что позволяет ему выстраивать двухсторонний диалог с КНР абсолютно на равных и взаимовыгодных условиях.

По словам председателя Европейского совета Шарля Мишеля, «за последние несколько лет отношения между ЕС и КНР эволюционировали», так как «экономическая взаимозависимость» Брюсселя и Пекина находится на «высоком уровне», сторонам необходимо продолжать развивать тесное сотрудничество в сфере противостояния «глобальным вызовам». В качестве «глобальных вызовов» Мишель привёл в пример глобальное потепление и пандемию COVID-19. Необходимо отметить, что в 2019 году парламент ЕС одобрил резолюцию о «климатической чрезвычайной ситуации», в которой призвал Еврокомиссию принять дополнительные меры для защиты окружающей среды. Мишель также отметил, что «связь и координация» Китая и Евросоюза — это «возможность» и «необходимость». Однако при этом в Брюсселе подчёркивают, что ЕС не разделяет ту же систему политических ценностей и координат, что и КНР, в том числе существуют разногласия по политике мультилатерализма.

Председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что в Пекине рассчитывают на «всеобъемлющее стратегическое партнёрство, обладающее более позитивным мировым влиянием». По словам китайского лидера, в настоящий момент необходимо «искать новые возможности в кризисе», который спровоцировал экономические трудности по всему миру. Си Цзиньпин предложил ЕС развивать собственный внутренний рынок по примеру КНР. Он также отметил, что нынешняя международная обстановка подталкивает Китай и Евросоюз к развитию экономики и внешних связей для того, чтобы создать новые финансовые и инвестиционные центры глобального уровня в Пекине и Брюсселе. Вероятно, таким образом китайская сторона пытается опередить США в вопросах экономического лидерства после пандемии. И, конечно, расширение торгового партнёрства с ЕС может создать прочный фундамент для увеличения финансовых потоков между Европой и Азией.

Председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен подчеркнула, что «пандемия COVID-19, а также несколько крупных двухсторонних и многосторонних вызовов и перемен чётко показали, что партнёрские отношения ЕС и КНР критически важны для торговли, климата, технологий и защиты мультилатерализма». Она призвала Пекин не останавливаться на достигнутом и действовать «обоюдно» для того, чтобы укреплять взаимодействие с Брюсселем.

Безусловно, кризис затронул Евросоюз в большей степени, чем КНР, однако не стоит забывать, что внешний китайский рынок сильно пострадал с точки зрения репутации (история с «китайским вирусом» в терминологии Трампа). Пандемия снизила спрос на товары, а также оказала влияние на снижение доходов крупнейших западных компаний. В целом, активное сотрудничество на самом высоком уровне необходимо и Брюсселю, и Пекину, чтобы восстановить собственные показатели экономики допандемического периода.

Си Цзиньпин отметил, что Китай и ЕС «должны расширять общие интересы через сотрудничество». По мнению председателя КНР, «стороны должны уважать друг друга, стремиться находить нечто общее, несмотря на существующие различия» и разногласия по ряду вопросов. Текущее состояние китайско-европейских отношений в Пекине оценивают положительно. В них присутствует «конкуренция», которая, по мнению Си Цзиньпина, «является конструктивной по своей сути».

Внешняя политика КНР и ЕС имеет некоторые схожие аспекты и детали. К примеру, и Китай, и Евросоюз выступают за всеобъемлющее международное сотрудничество в сфере медицины, а также продвижению ценностей мультикультурализма и интернационализма. И, конечно, Пекин и Брюссель ответственно подходят к обеспечению безопасности в своих регионах.

Примечательно, что на саммите была затронута и тема Гонконга. Брюссель выразил обеспокоенность событиями, которые происходят в специальном административном районе КНР. По мнению европейской стороны, Закон о национальной безопасности и Закон об экстрадиции преступников из региона на территорию материкового Китая не соответствует нормам международного законодательства, а также ставят под сомнения обязательства КНР, которые были зафиксированы при передаче района Пекину Великобританией в 1997 году. В частности, закон наносит ущерб автономии Гонконга. Автономия специального административного района является ключевым фактором развития региона в составе КНР в рамках программы «Одна страна, две системы». В ЕС пообещали поднять тему Гонконга во время следующего саммита G-7.

Кроме того, в Брюсселе напомнили, что ключевым условием для финансовых возможностей европейских компаний является открытая и свободная экономика. Шарль Мишель и Урсула фон дер Ляйен призвали Китай завершить переговоры по инвестиционной сделке и привести торговые отношения ЕС и КНР в сбалансированный вид. Си Цзиньпин в ответ подчеркнул, что Китай — это «возможность, а не соперник». Он также выразил готовность открыть экономику для ЕС.

В целом, европейские лидеры отмечают, что стороны «не достигли того прогресса, к которому стремились». В частности, разногласия между ЕС и КНР остаются в позиции по доступу на рынок. Для этого, по словам Урсулы фон дер Ляйен, Пекин «должен завершить переговоры по инвестиционному соглашению».

Таким образом, перспективы развития отношений между Евросоюзом и Китаем в период пандемии после 22-го саммита ЕС — КНР имеют некоторые позитивные аспекты. Стороны стремятся к сотрудничеству и укреплению взаимного доверия, несмотря на имеющиеся разногласия и различия во внутриполитических процессах, а также цельного внешнеполитического курса. Безусловно, пандемия COVID-19 подтолкнула обе стороны к решительным действия для налаживания связей и контактов на международном уровне, чтобы восстановить рынки и финансовые потоки. ЕС и КНР обладают потенциалом для успешного взаимодействия на фоне кризиса. Подобное сотрудничество создаст новые возможности не только для Брюсселя и Пекина, но и сопредельных регионов — Восточной Европы, Южной Европы (РФ, Украины, Белоруссии, Сербии, Турции и др.), Ближнего Востока (Израиля, Ирана, Саудовской Аравии и др.), Восточная и Южная Азия (Японии, Южной Кореи, Индии и др.).

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся