Блог Ильгара Мамедова

Балканы: еще один регион для сотрудничества России и Турции?

12 Сентября 2019
Распечатать

Балканы с точки зрения внешнеполитических интересов России мы включаем в цепочку регионов, которых разделяем на две категории. Первая, регион непосредственных национальных интересов России: Берингово море, Монголия, Центральная Азия, Каспийский бассейн, Южный Кавказ, Черноморский бассейн, Украина, Беларусь, Арктика. Эту внутреннюю полосу мы бы назвали «евразийским кругом». Вторая, регион геополитических интересов: Японское море, Корейский полуостров, Южная Азия, Ближний Восток, северная Африка, Средиземное море, Центральная и Юго-Восточная Европа, бассейн Балтийского моря, Финляндия. Эту внешнюю полосу мы бы назвали «евразийским полукругом». Вполне понимая значение этих географических пространств, США пытаются обеспечить там свое присутствие, тем самым окружают Россию. Эту стратегию они цинично называют политика сдерживания России, но правильным термином является политика удушения и «петля анаконды».

image_3.jpg

Источник: balkanist.ru

Принимая во внимание пример сотрудничества России и Турции в Сирии, попытаемся ответить на вопрос, возможна ли подобное партнёрство на Балканах, где Турция пользуется авторитетом и обладает собственными интересами. В этой связи возникает другой вопрос, какие же характеристики Балканского полуострова могли бы создать предпосылки для такого сотрудничества?

Некоторые характеристики Балкан

Для ответа имеет смысл обратиться к статистике и фактам. Географы считают, что по своему географическому положению Балканский полуостров имеет евразийский характер и рассматривают его в качестве посредника между Европой и Азией как с точки зрения геоморфологии, так и в сфере торговли, культуры и миграций [1]. Как же подобная география влияет на его демографию? Население Балкан составляет около 46,5 млн человек, большинство из них — славяне ( 25,7 млн или 55,3%), они населяют север и центр полуострова.

Мусульмане насчитывают почти 17 млн или 36,8% всего населения Балкан [2]. Население Балканских провинций Турции, включающих Чанаккале, Эдирне, Стамбул, Киркларели и Текирдаг, насчитывает 11,8 млн жителей [3]. Турки составляют почти три четверти всех мусульман, но и являются самой многочисленной этнической группой на полуострове — 12,5 млн или 27%. Мусульмане проживают на относительно узком почти непрерывном поясе, который проходит через центр полуострова и делит его на славянский север и греческий юг. Середина полуострова становится мусульманской. Этот пояс, однако, перемежается с другими этническими и религиозными группами.

Подобно географии и демографии, геополитика региона также неоднозначна. Болгария, Греция, Румыния, Словения и Хорватия являются членами ЕС и НАТО, Албания, Турция и Черногория только НАТО, Босния и Герцеговина, Македония и Сербия ни в какие организации не входят. Среди балканских членов ЕС только Греция и Словения являются частью шенгенской и еврозоны. Сербия выразила свою готовность к сотрудничеству с Россией.

Итак, географически Балканы являются переходным регионом. Этнически и религиозно полуостров - неоднороден. С геополитической точки зрения, несмотря на кажущееся западное доминирование, Балканы не являются цельными.

Концептуальная основа внешней политики Турции

Ахмет Давутоглу, автор концепции «Стратегической глубины», в 1999-2004 гг. был профессором Университета Бейкент, в 2009-2014 гг. работал министром иностранных дел, а в 2014-2016 гг. являлся лидером правящей Партии справедливости и развития и премьер-министром страны. В 2001 г. была опубликована его книга «Стратегическая глубина. Международное положение Турции», в которой он определил новое положение и роль Турции в мировой политике после окончания холодной войны. Он развил подход бывшего президента Тургута Озала и фактически разработал новую политику Турции в современных условиях. А. Давутоглу определил Турцию, как центральную страну со множеством региональных характеристик. С исторической и культурной точки зрения она является ближневосточной, балканской, кавказской, центрально-азиатской, каспийской, средиземноморской, черноморской страной и страной Персидского залива. Экс-министр иностранных дел отмечает, что после периода холодной войны предметом глобальной политики стали горячие зоны военного противостояния и чувствительные регионы: геополитические зоны стратегического вакуума, геоэкономические транспортные, в том числе энергетические, регионы, и геокультурные зоны столкновений. Турция находится в центре всех этих чувствительных регионов, Балканы являются одним из них.

Согласно концепции А. Давутоглу, есть две оси, определяющие геополитику Балкан: область вокруг рек Драва и Сава, которая разделяет боснийскую, хорватскую и сербскую геополитическую и геокультурную сферы; вторая линия проходит вдоль рек Морава-Вардар и разделяет албанскую, македонскую и сербскую геополитические и геокультурные зоны. Он полагает, что конфликты между региональными и глобальными игроками на Балканах возникли с целью установления контроля над этими важнейшими коммуникациями.

А. Давутоглу считает, что возникновению кризиса в Боснии и Косово способствовали три основных глобальных структурных противоположности. Речь идет, во-первых, о конфликте интересов на глобальном уровне между США с одной стороны и Европой — с другой; во-вторых, о противоречиях между англо-французской осью, Германией и Россией; и в-третьих, о конфликтах, вызванных этой борьбой, которые переносятся на уровень международных организаций и в сферу международного права. Дейтонское соглашение для А. Давутоглу представляется лишь временным решением и не затрагивает причины боснийского конфликта. Во время интервенции НАТО в Косово, по утверждению А. Давутоглу, целью США было усиление своего влияния на Балканах и создание нового баланса сил в Центральной и Восточной Европе. Поскольку албанский вопрос так и остался нерешенным, он считает, что Балканы будут оставаться зоной конфликта интересов и борьбы за власть. США имеют собственные интересы в регионе, независимые и часто конфликтующие с двумя другими доминирующими — немецкими и русскими. По этой причине США необходимо было встать на сторону боснийцев и албанцев во время кризиса на Балканах, чтобы сдвинуть региональный баланс в свою пользу.

Для Турции важно, чтобы Санджак, Косово, Босния и районы Балкан с большим мусульманским населением, оставались связанными. В концепции А. Давутоглу Босния и Герцеговина является политической, экономической и культурной платформой Турции в Центральной Европе, а Албания играет ключевую роль в политике Турции в отношении Восточного Средиземноморья и Адриатического региона. С геополитической и геокультурной точек зрения будущее всего региона зависит от будущего боснийцев и албанцев. Линия, которая идет от средней Боснии, над Восточной Боснией, Санджаком (северо-восток края находится в составе Сербии, юго-запад – Черногории), Косово, Албанией, Македонией, Кырджали в Болгарии, а затем заканчивается в Западной и Восточной Фракии, для Турции представляет собой геополитическую и геокультурную зону на Балканах [4]. Эта линия прямо посередине разделяет регион на три части. На северной половине оказываются Сербия, Болгария и Румыния со славянским населением. На серединной полосе — Босния и Герцеговина, Черногория, Албания и Македония со смешанным мусульманским населением. На южной части остается Греция с православным населением.

Политика Турции на Балканах

Основываясь на вышеуказанную концепцию, Турция проводит соответствующую политику на Балканыах, которые являются приоритетом для Турции с географической, историко-культурной, политической и экономической точек зрения. Регион обеспечивает географическую, сухопутную связь Турции с остальной Европой. Полуостров занимал особое место в историческом процессе формирования турецкой нации. С одной стороны, в балканских странах проживают турецкие меньшинства и родственные общины; с другой стороны, в Турции живут граждане Балканского происхождения. Любой кризис в регионе затрагивает Турцию, а стабильность на Балканах имеет огромное значение для последней. Турция поддерживает интеграцию стран региона в европейские и евроатлантические институты. Одновременно в Анкаре считают, что сами Балканские страны могут внести значительный вклад в собственное будущее, и активно обсуждают вопрос развития внутрирегионального сотрудничества на Балканах. Эта двойственность призвана сбалансировать интересы внешних игроков и обеспечить региональную стабильность и безопасность. Вместе с тем между европейской и евро-атлантической интеграцией, и стремлением достичь своих национальных интересов посредством чисто региональных инициатив существует несовместимость и противоречие, которое мы назвали бы балканской дилеммой Турции.

Возможные области сотрудничества России и Турции

Балканы не фигурируют в концепции внешней политики России 2016 г. СНГ, ЕАЭС, ОДКБ, находящиеся в «евразийском кольце», считаются приоритетными региональными направлениями. Участие России в урегулировании сирийского конфликта, в том числе в партнёрстве с Турцией, показало, что решительное отстаивание своих интересов в «евразийском полукруге» позитивно меняет динамику и в «евразийском круге».

Балканы могут стать регионом, в котором Россия могла бы сотрудничать с Турцией. Российским интересам больше отвечают не единые, а раздробленные Балканы.

С точки зрения интересов Турции, Албания важна для её выхода в Адриатический регион, а Босния в Центральную Европу. Но выход Боснии возможен через Сербию, которая является железнодорожным узлом Балкан. Но у сербов есть сложности с боснийцами и особенно албанцами. Россия могла бы представлять интересы Сербии, Турция — Албании и Боснии по косовскому и боснийскому вопросам. Но здесь определенную сложность создает позиция США, которые поддерживают Боснию и Герцеговину и Албанию против Сербии. Ухудшение отношений Турции с США может открыть возможность для её сотрудничества с Россией. Турция является балканской страной, Россия — региональным соседом. Балканы для них представляют интерес с точки зрения безопасности. Они обладают естественными и историческими партнёрами непосредственно внутри Балкан. Для США же Балканы являются плацдармом для агрессии, что в долгосрочной перспективе может отрицательно сказаться на американских интересах.

У России могут быть два взаимодополняющих направления в политике. Первое — использование балканской дилеммы Турции. Разъяснение о взаимоисключении евроатлантической интеграции Балкан, с одной стороны, и интересов Турции по сохранению гео-культурно-исторической связи серединной полосы Балкан, с другой. Поскольку первое не обеспечивает автоматически второе. Самое главное, первое невозможно без урегулирования боснийской, косовской и македонской проблем. Решение этих проблем больше уместно в балканском контексте. Не способствуют реализации турецких интересов на Балканах и неясные перспективы членства страны в ЕС. В связи с этим Анкару могло бы заинтересовать разделение сфер влияния на Балканах. Сербия остается в российской сфере интересов, а государства-члены НАТО (Албания, Черногория) и «бесхозные» Босния и Герцеговина и Македония — в турецкой.

Соответственно, вторым направлением политики становится необходимость усиления влияния России в Сербии. Сербия нуждается в обеспечении безопасности, экономическом процветании и энергетических поставках. Даже в случае гипотетического евроатлантического членства Сербии, вряд ли НАТО обеспечит первое, а ЕС — третье. Перед Россией могут открыться перспективы. Но только при определенных условиях: (1) твердых договорных обязательств Сербии относительно тесного военного сотрудничества с Россией; (2) правовых гарантий военной нейтральности; и (3) отказа от присоединения страны к ЕС. Выполнение этих условий может усилить влияние России в Сербии и укрепить положение самого Белграда. Все это в совокупности может подвигнуть Турцию согласиться на диалог. Так, продление «Турецкого потока» в Европу через Сербию, вопрос о котором возник во время визита президента В. Путина 17 января 2019 г. в Сербию, может создать энергетический треугольник Россия-Турция-Сербия; потенциально в нем может участвовать Греция, Эта конфигурация способна внести свой вклад в безопасностьиь на Балканах

Россия также могла бы начать подготовку к роли посредника между Грецией и Турцией по вопросу Кипра. С одной стороны, наличие конфликта между двумя государствами-членами НАТО отвечает интересам России. С другой, потенциальное урегулирование при российском посредничестве с учетом непростого положения внутри НАТО могло бы ослабить Альянс в долгосрочной перспективе и сильно укрепило бы позиции России в Турции, Греции и Кипре, её влияние на Балканах и в целом в восточном Средиземноморье.

1. Соболев А. Н. Основы лингвокультурной антропогеографии Балканского полуострова. Том I. Homo balcanicus и его пространство. СПб.: Наука, 2013. С. 75-76.

2. Population of the World. Population by Country. URL: https://www.livepopulation.com/world.html (accessed: 16.06.2019). Некоторые расчёты сделаны нами.

3. Turkish Statistical Institute. Statistics by Theme. Population and Demography. Population Censuses. Statistical Tables and Dynamic Search. The Characterization of the Population by Province. URL: http://www.turkstat.gov.tr/PreTablo.do?alt_id=1047 (accessed: 16.06. 2019).

4. Ahmet Davutoğlu. Turkish Foreign Policy Vision: An Assessment of 2007 // Insight. Turkey – 2008. – Vol. 10. No. 1. Р. 77-96. URL: http://arsiv.setav.org/ups/dosya/9595.pdf (дата обращения: 16.03.2016).

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся