Via Militaris & Via Egnatia

Премьер-министром Сербии стал "наследник" Милошевича

29 Июня 2012
Распечатать

Возвращение во власть экс-социалистов на Балканах – явление давно замеченное. В Болгарии в начале 90-х они по сути никуда не уходили. В Словении политический олимп у Демократической партии отвоёвывает левоцентристская "Позитивная Словения". В последние два года отвоевали главные посты у партии коррупционеров ХДС социал-демократы Хорватии.

 

Но де-факто в нынешней сербской политике позиция относительно центра имеет небольшое значение. Все согласны, что нужно улучшать жизнь, и делать это посредством рыночной экономики. У всех это получается примерно одинаково. Гораздо важнее, что и как будет сделано по вопросам безработицы (приближается к 25%), невысокой зарплаты (370-380 евро) и проблеме сочетания Косово с ЕС. Политики это понимают, поэтому свою программу не конкретизируют, предпочитая делать красивые, но аморфные заявления. Вот и новый премьер уже сказал, что во внутренней политике власть «будет эффективной, и принимать решения на основе договора», не будет «проевропейской, прорусской, проамериканской и прокитайской», но будет «работать в интересах граждан Сербии».

Дело в том, что ещё год назад Дачич говорил резче и определённее, что в общем и привело его к власти.  В ходе 50-дневного избирательного марафона, начавшегося 6 мая и закончившегося только сейчас, Дачич показал воистину хитрость Одиссея. Лидер партии, номинально претендующей не больше, чем на десяток мест в парламенте, замкнул на себе перспективы двух главных фаворитов (партии Николича и Тадича), по-сути единолично сделав одного из них равным союзником в правительстве и отправив в оппозицию другого.

 

У Дачича было много времени, чтобы научиться премудростям политической борьбы у Милошевича. Он пришёл в партию в 1992 году в возрасте 26 лет на и был пресс-секретарём вплоть до «Бульдозерной революции» 2000 года. На такой малозаметной, но важной технически должности невозможно долго просидеть, если ты открыто демонстрируешь несогласие с генеральной линией. Так что либо дух инакомыслия в нём отсутствовал, либо он его хорошо камуфлировал. С другой стороны Дачич был и не из тех, кто вершил политику в правительстве, разговаривал с ООН и НАТО, отдавал приказы армии и контролировал спецслужбы. В итоге он не только не только проскользнул между Сциллой «демилошевизации», но и не стал Харибдой демократических трансформаций. В 2000 году Дачич стал заместителем председателя СПС и даже занял на 4 месяца должность министра информации в техническом переходном правительстве.

 

В 2006 году Дачич возглавил СПС в тот момент, когда дела у ней шли откровенно плохо. В 2003-м, 2007-м и 2008-м партия получала всё меньше мест в Скупщине (22,16,11 соответственно), набирая 5-7% голосов. Социалисты оказались во второй волне – и неизвестно, сколько бы продержался новый руководитель, если бы не внимание Бориса Тадича.

 

Став в 2008-м президентом во второй раз, Тадич опять столкнулся с необходимостью ликвидировать парламентскую оппозицию сильной в то время Радикальной партии Воислава Шешеля. Это нужно было сделать математически – чтобы принимались  законы. И идеологически – кто-то должен был прикрыть тылы в случае возникновения непопулярных решений. На эту роль подходил лидер СДП Дачич. Он был назначен на заметный пост первого вице-премьера и получил совсем не технический портфель министра внутренних дел. Для Дачича это был шанс подтянуться к конкурентам – демократам бывшего президента Воислава Коштуницы и радикалам Шешеля, от которых вскоре после выборов откололась Прогрессивная партия Николича.

 

Должность была непростая – именно Дачич технически отвечал за поимку обвиняемых в военных преступлениях Радована Караджича, Ратко Младича, Горана Хаджича и передачу их Гаагскому трибуналу. Но он не только не стал козлом отпущения, но и извлёк возможность сколотить собственный политический капитал. Помогли события в Косово, начавшиеся летом 2011 года.

«Красная линия для Белграда - это вооруженное нападение Хашима Тачи на сербов в Косово. Тачи должен знать, что атака против косовских сербов будет означать атаку против Белграда. Сербия не может и не будет на это спокойно смотреть», – это громкое заявление, растиражированное в ноябре 2011 российскими СМИ, появилось тогда, когда в дело стали вмешиваться миротворцы  KFOR, а Белград решил подписать с Приштиной договоры о региональном сотрудничестве и согласиться на ограниченное признание.

 

В канун выборов добавлялись всё новые высказывания, действия и мотивы.  Дачич предлагал разделить Косово на две части - сербский север и албанский, приглашал туда российских миротворцев и ездил в Москву завязать дружбу с Сергеем Шойгу (с которым ранее договорился об открытии в сербском Нише базы МЧС), Сергеем Мироновым и митрополитом Кириллом. Внутри страны он пообещал, что СПС будет идти "по пути Тито", и что сербы не вступят в ЕС униженными. Также Дачич заявил, что уважает Воислава Шешеля как сербского патриота и даже покритиковал будущего президента Николича за то, что по вопросу Косова он не говорит всю правду.

 

Всё это не могло не повлиять на результат парламентских выборов 6 мая. Набрав 14%, СПС (в коалиции в социальной Партией пенсионеров и популистической «Единой Сербией») в два раза увеличила свой электорат и завоевала 44 кресла, незначительно уступив коалиции Николича «Сдвинем Сербию» (24%, 73 мандата) и ещё меньше - блоку Тадича «Демократический выбор» (22,1%, 67 кресла).

 

Это был тот случай, когда победа в матче за третье место лучше поражения в финале. Значительный скачок по сравнению с негативными нулевыми поставил на повестку дня главный вопрос – кого выберет в коалицию Дачич.

Тут началось самое интересное. В промежуток между распределением депутатских кресел и вторым туром президентских выборов (6-20 мая). Дачич заявил, что, если Тадич станет президентом, то ему «на то, чтобы договориться, хватит и 15 минут». Это должно было заставить нервничать Николича, чтобы не получить в случае победы оппозиционный парламент. Видимо, так он и решил. 2 июня, уже после выборов, он заявил, что договор с демократами является выдумкой журналистов. А ещё через дней добавил, что вообще для него нет разницы, с кем вступать в союз. «По сравнению с Тадичем и Николичем я – больший националист, они же скорее еврофанатики». При этом отмечая, что все слухи о переговорах с СПП – несусветная чушь.

 

Это не всё. Дачич решил напустить больше туману, дав повод слухам об объединении с либеральными демократами другого экс- вице-премьера Чедомира Йовановича (ЛДП). Эти два имени склоняли применительно к альянсу с демократами Тадича, да и сам лидер ЛДП не скрывал, что открыт к диалогу. Но 26 июня он заявил, что партия отказывается от дальнейших переговоров, добавив, что Дачич не обсуждал контуры демократического кабинета, но склонял его на переход в альянс к Николичу. Это и заставило аналитиков предположить, что окончательный выбор сделан в пользу Николича. Новость подтвердилась в течение следующих двух дней.  

 

Дачич значительно преуспел в игре, которую начал, и пока видимо не чувствует, что увлёкся. Для него всё только начинается – министерский пост вполне может стать для 46-летнего политика трамплином на новую политическую высоту. Но для этого придётся одновременно стать проевропейским, пророссийским, проевропейским и даже прокитайским, одновременно оставаясь просербским. Новому сербскому правительству предстоит пробиваться в ЕС, не отказываясь при этом от Косово, поддерживая дружеские отношения с Москвой и Вашингтоном и при этом не забывая об уровне жизни с безработицей. Сциллу и Харибду придётся проходить ещё много раз, так что сербскому Одиссею всё-таки придётся показать своё истинное лицо.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся