Блог о культуре и истории Внутренней Азии

Экспресс «Кызыл-Калифорния»

6 Января 2018
Распечатать

capture.jpg

Кайл Эббот основал свою музыкальную школу традиционной японской музыки. Он живет в Калифорнии и часто путешествует по миру. Какое отношение может иметь американец с Россией и Тувой? Все просто: Кайл самостоятельно научился тувинскому горловому пению, переписывая слова песен без понимания смысла ни одного слова и практикуя хоомей, пока у него однажды не получилось! Его таланты в комбинации с искренним интересом к тувинской культуре помогли ему научиться свистеть сыгыт и исполнять хоомей неотличимо от тувинцев.

Впервые я узнал о Кайле, когда смотрел видео с горловым пением на ютубе (на пример, песня «Дынгылдай» по версии Кайла, и оригинал) и в тот же момент решил спросить у него, как и зачем он это сделал. На западе тувинское горловое пение встречается редко, и аудитория у него небольшая. Поэтому случай Кайла уникален. Итак, предлагаю интервью о том, как американский музыкант открывает для себя звуки степи.

Об открытии Кайла и интересе к тувинскому горловому пению

Как ты впервые узнал о тувинском горловом пении? Почему ты решил научиться ему?

Приблизительно в 2004 году я прослушивал интернет-радио на сайте Smithsonian Folkways. В основном, «радио» заключалось в воспроизведении случайных песен из огромного плейлиста. Одна из песен была полевой записью тувинского горловика. Звук сыгыта мгновенно захватил меня. Я был очарован традиционной музыкой разных народов, но тувинское горловое пение особенно заинтересовало меня. Любое звучание, которое мне нравится, я всегда люблю воспроизводить самостоятельно, поэтому я решил научиться ему.

Мне нравились горловые звуки, но я предполагал, что чтобы постигнуть искусство горлового пения, необходимо было стартовать с детства. Примерно в то же время я нашел видео-урок «Genghis Blues», в котором блюз-исполнитель самостоятельно научился горловому пению. Это меня невероятно вдохновило. Как человек, который самостоятельно научился игре на множестве струнных инструментов, я поверил в то, что мне всего лишь нужно начать самостоятельное обучение!

К счастью, я нашел ускоренный курс по горловому пению в MP3 Брайана Гроувера. В нем были объяснены разные подходы к хоомею, каргыраа и сыгыту. В первый день я попробовал хоомей, и я мог пропеть тон только 4 секунды, после чего повредил горло. Но в течение этих 4 секунд у меня получилось спеть гармонику, и я понял, что могу научиться хоомею! Через день, когда мое горло зажило, я начал заново. В следующей раз я смог спеть 10 секунд. Еще через раз – минуту. И еще раз – 5 минут. После этого я мог безболезненно петь столько, сколько хотел!

Хоомей давался относительно легко. Каргыраа был также доступен для обучения, хотя требовал воспроизведения более глубокого звука и умения сменять гласные на высокочастотные звуки во время вибрации. Сыгыт больше всего требовал экспериментов: я двигал языков до тех пор, пока не нашел оптимальное размещение для достижения сфокусированных гармоник. Я экспериментировал во время обеда и в ванной. И однажды у меня получилось!

[Хоомей, каргыраа и сыгыт – это разные стили тувинского горлового пения]

Где ты нашел слова тувинских песен, которые учил?

Я просто переписывал транскрипцию слов. Снова и снова прослушивал песни и записывал то, что услышал.

Ты пишешь на сайте, что струнные инструменты имеют много общего. Какие основные сходства и различия тувинского игила (игил в контексте данной статьи – это тувинский музыкальный инструмент, не запрещённая в РФ экстремистская группировка. Чаще его и похожие инструменты называют монгольским именем - Моринхур) с другими инструментами народов мира ты можешь назвать?

Основным сходством между инструментами является взаимосвязь струн. То есть когда вы тянете струну, частота изменяется. Когда вы получаете представление о том, как частота меняется (выше/ниже), когда вы тянете струну, вы можете быстро использовать те же базовые принципы игры на любых струнных инструментах. Основное различие заключалось в материале струны: конском волосе, а также игры на струнах ногтем. Вообще нехватка времени помешала полностью овладеть игрой на инструменте, но даже простые мелодии на игиле звучат очень медитативно.

Кто твои любимые музыканты среди тувинцев, россиян и монголов?

Больше всего мне нравятся песни ансамблей Алаш, Чиргилчин, Алтай Кай.

О сохранении и обновлении фолк-культуры

Каким образом, по-твоему, можно сохранить древнюю народную культуру, оставляя ее релевантной для нашего и будущих поколений?

Я думаю над этим вопросом достаточно давно. Алаш упомянули кое-что интересное на их концерте в Калифорнии. В частности, они сказали, что исполняют “живую традицию”. Они имели в виду, что пока они пели в традиционном горловом стиле, сами песни были свежими, а инструменты подверглись влиянию современных порядков (нейлоновые струны вместо конских волос, к примеру) и так далее. В этом было очень много смысла. Мир постоянно меняется и эволюционирует. Если вековая форма искусства выживает, то она плывет как река во времени и меняется.

Адаптируешь ли ты в своей работе новые подходы?

Действительно, у меня есть такая миссия с сямисэном. Существуют множества тех, кто хочет сохранить инструмент в его традиционном строгом эстетическом стиле и гайдлайде. В этом нет ничего неправильного, и если кто-либо может получить поддержку, в том числе финансовую, со стороны культурных групп, то традиционная эстетика должна поддерживаться в том или ином виде. Однако люди движутся вперед, так как общество эволюционирует. Если мы живем в пузыре одной эпохи, означает ли это, что мы должны перестать ждать потока людей в наш пузырь? Многие в мире поддержки традиционных сямисэнов думают об этом, и из-за этого многие розничные торговцы сямисэнами должны свернуть свой бизнес из-за отсутствия спроса. Создатели вымирают от старости, не готовя новых создателей для своей замены, потому что не хотят делиться знаниями о своем скрытном искусстве.

Как бы ты предложил популяризировать древнюю народную музыку в будущем?

Лучший способ сохранить актуальность музыки – сделать инструменты доступными для всего мира. Включите его в другие музыкальные стили. Сделайте так, чтобы их было легко найти, выбрать среди ассортимента и поиграть на них. Мы не можем заставить людей заинтересоваться тем, о чем они не знают или что их не волнует. Но предполагая, что мы достаточно открыты к сотрудничеству, мы можем включить наши традиционные инструменты в международный «поток», и тогда, например, если кто-то слышит исполнение на игиле в поп-песне, то они очаровываются его звуком и, скорее всего, будут искать информацию о нем и в конечном итоге откроют для себя народную музыку, и откуда она появилась.

Надо отметить, что многие иностранцы начали изучать сямисэны и традиционные песни не потому, что они уже любили традиционную японскую музыку, а потому, что они однажды услышали звук сямисэна в аниме, когда они были детьми.

О школе японской музыки Кайла

Ты развиваешь собственную школу и общество сямисэна и азиатской музыки. Можешь выделить основные аспекты азиатской традиционной музыки, которые важны для тебя и твоих студентов? Какими принципами вы руководствуетесь, соединяя музыку Востока и Запада и продвигая японскую музыку по всему миру?

Школа и сообщество, в которых я работаю, в основном работают с инструментом сямисэном. Основное свойство игры на сямисэне, которое наиболее резонирует с мировоззрением меня и моих учащихся, а также нашего сообщества, – это то, как звуки на нем одновременно мелодичны и ударные. И ударность, и мелодия – это два аспекта музыки, которые были частью человеческой истории, как принято считать, более миллиона лет. Большинство инструментов могут достигать только одного или другого. Те, кого особенно привлекает ритм, будут играть на барабанах, а те, кого привлекают мелодии, будут играть на скрипке или на гитаре или что-то еще. Поскольку сямисэн может одновременно исполнять как мелодию, так и заменять ударные, желание играть на нем невероятно заманчиво.

Как твои интересы к сямисэну сочетаются с отношением к музыке народов остального мира, которую ты исполняешь?

Я замечаю, что сямисэн очень хорошо подходит народной музыке со всего мира. Почему? Хотя существуют различные классические формы сямисэна, среди них есть особый народный стиль сямисэна. Я замечаю, что народные музыкальные стили со всего мира (Аппалачи, шотландская, тувинская) имеют особую связь. Народная музыка – это способ для людей выразить свою повседневную жизнь через музыку. Они выражают сложность труда, счастье быть с друзьями, грусть потери семьи и многое другое. У всех во всем мире есть такие же чувства, и хотя конкретные мелодии могут быть разными, в народной музыке есть общий дух. Таким образом, я считаю, что народный стиль Сямисэна очень хорошо сочетается со всей народной музыкой.

Антропологи полагают, что ранние струнные инструменты распространялись через Евразию, возможно, из Африки. Трехструнная лютня мигрировала на восток, и она менялась, куда бы она ни шла. Такой струнный инструмент прибыл в Японию только около 500 лет назад, где в итоге он трансформировал в сямисэн. Из-за этого в том числе сямисэн может очень хорошо сочетаться с народной музыкой со всего мира – в том числе и с тувинским игилом. Когда потомок играет с предками-лютнями, это похоже на воссоединение семьи!

Как ты собираешься воссоединить западную и восточную музыку? Например, сопровождая игил с его американскими коллегами.

Первоначально я занимался фолк-музыкой в Блюграссе. Начал, когда мне было 7 лет. Когда у меня появился сямисэн в 14 лет, я одновременно изучил основные традиционные стили. Когда я приобрел навыки работы с инструментом, я попытался сплавить традиционный японский эстетический стиль сямисэна с Блюграссом. По-моему, это было огромное столкновение. Я пытался связать между собой два специфических друг другу эстетических жанра. Начал я это дело очень негибко, и казалось, что между этими двумя стилями была стена.

Происходило нечто похожее на спор двух людей с прямо противоположными убеждениями. И, конечно, в таком случае будет столкновение. Невозможно резонировать два стиля или соединить их, если в обоих случаях эстетика не подвергается изменениям и компромиссам. Точно так же есть много игроков-Сямисэнов, которые 20+ лет осваивают специфический эстетический стиль сямисэна. Несомненно, в этом конкретном стиле они настоящие мастера. Достигнув этого уровня мастера, некоторые из них создали альбомы, в которых исполнили слияние сямисэна с поп-музыкой, мировой музыкой и другими. Получается не очень привычно и гармонично, потому что, хотя этот конкретный мастер – легенда в своем собственном стиле, у него нет понимания или способности «вытекать в одно русло» вместе с другими музыкальными жанрами. И звучит многослойно и неуклюже.

Однако, есть другой случай. Когда в комнату входят два человека с разными убеждениями, то они могут соединиться, если они проявят человечность. Независимо от того, во что мы верим, мы все люди: с эмоциями, убеждениями, верой и своей правдой. Когда вы изучаете инструмент достаточно хорошо, то можете использовать его как способ выражения чувств. Таким образом, когда два мастера играют на инструментах из разных культур, то они должны стремиться к слиянию, – это глубокий и чуткий музыкальный «разговор».

Ты смешиваешь музыкальные традиции и свою наработки?

В последнее время мне нравится играть с другом, у которого есть огромный опыт работы с румынской/цыганской музыкой. Он соединяет свой разнообразный опыт со стилем Сямисэна. На мой стиль также влияют Блюграсс, греческий, различные формы металла и другие стили. То, как мы используем силу влияния того или иного стиля, зависит от нашего настроения и эмоций в момент исполнения. То, как мы играем, выходит за рамки традиционных стилей. Мы соединяемся друг с другом как эмоциональные существа мира.

Я все еще люблю исполнять традиционную японскую музыку на сямисэне, но в последнее время я использую сямисэн как свой автомобиль для общения с людьми по всему миру (другие делают то же самое с таблой, балалайкой, волынкой и т. д.). Не нужно насаждать определенную культурную музыку, а скорее делиться возможностями инструмента, которым мы все можем наслаждаться благодаря его уникальным качествам.

Послесловие

Таким образом, мы видим, как захватывающая тувинская культура и ряд случайностей привели к тому, что хоомей зажил по другую сторону океана. Кайлу, я думаю, мы пожелаем всего наилучшего в его творческих начинаниях и продвижении азиатский культуры, в частности, сямисэна. Многих бы остановили трудности при обучении горловому пению и мысль о том, что талант должен быть заложен с самого рождения, однако настойчивость Кайла заслуживает похвалы. Я бы отдельно выделил несколько моментов из интервью для заключения.

Тувинская, и другие равноценно древние культурные традиции продолжают жить, если они по-настоящему “живы”. Они должны адаптироваться к потребностям современности, оставаясь востребованными до сих пор. Тувинская фолк-музыка сделала именно это. Оставалась актуальной, будучи воспроизведена в новых формах, сливаясь с жанрами со всего света. Такие примеры, как группа Хартыга, иллюстрируют это явление. Адаптация привносит жизнь в древнее искусство, и из успеха тувинского горлового пения можно многое почерпнуть, как и из успехов остальной внутренней Азии.

Кайл также подчеркнул сходство между струнными инструментами. На музыкальной карте Евразии изображен шведский стол с блюдами удивительно похожих вкусов. Культуры наших народов генетически совместимы. Ценности народных культурных традиций также однозначно совместимы. В наше время мы часто ищем общие точки совместимости для создания интеграционных инициатив, а общие народные культуры и есть первый кирпичик в построении союза стран.

И, наконец, Кайл указал на абсолютно важное условие культурного продолжения и популяризации – создание осведомленности более широких кругов и доступности элементов культуры. Как сделать так, чтобы люди говорили о чем-то, если никто не знает о его существовании? Тем, кто работает в сфере культуры, необходимо обратить внимание на этот риторический вопрос и задуматься, как вывести культурный продукт из ниши в массы. Предпримите меры. Среди людей найдутся молодые энтузиасты, как Кайл, чтобы продвигать культурное наследие.

А мы аплодируем талантливому Кайлу Эбботу.

Первоисточник и просто хороший сайт про Туву. Спасибо Айране Монгуш за помощь с переводом с Английского.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся