Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 4.67)
 (3 голоса)
Поделиться статьей

Сегодня, в условиях экономического кризиса и международной напряженности, Россия настойчиво ищет пути выхода из рецессии и принимающей все более серьезные очертания изоляции. При этом состояние ее торговых отношений с Италией по-прежнему вселяет надежду. В сложившихся обстоятельствах Россия могла бы извлечь из этих отношений еще более впечатляющую выгоду, укрепив внешние связи с одним из своих европейских партнеров. Эрнесто Ферленги, президент Confindustria Russia — ассоциации итальянских предпринимателей, работающих в России, поделился с РСМД своими взглядами на текущую ситуацию и на будущее российско-итальянских отношений.

Сегодня, в условиях экономического кризиса и международной напряженности, Россия настойчиво ищет пути выхода из рецессии и принимающей все более серьезные очертания изоляции. При этом состояние ее торговых отношений с Италией — несмотря на определенные сложности двустороннего товарообмена — по-прежнему вселяет надежду. В сложившихся обстоятельствах Россия могла бы извлечь из этих отношений еще более впечатляющую выгоду, укрепив внешние связи с одним из своих европейских партнеров. Эрнесто Ферленги, президент Confindustria Russia — ассоциации итальянских предпринимателей, работающих в России, поделился с РСМД своими взглядами на текущую ситуацию и на будущее российско-итальянских отношений.

В свете нынешних экономических санкций, введенных западными странами, как Вы оцениваете экономический кризис, переживаемый сейчас Россией?

На мой взгляд, этот кризис отличается от того, который я наблюдал в 1998 году. Его движущими силами впервые стали не только сложные экономические условия: обвал цен на нефть и падение рубля, — но и напряженность в сфере международных отношений, и экономические санкции.

Санкции и антисанкции очень существенно сказались на культурных и торгово-экономических отношениях между Россией и Европой. Более того, санкции оказали психологическое влияние на россиян, которые исходят из убеждения — справедливого или ошибочного — что все эти меры в значительной степени обусловили общее замедление темпов экономического развития.

Санкции запустили также процесс своего рода «национального пробуждения» в промышленности. Осознавая всю степень уязвимости своего внутреннего рынка и его зависимости от Запада, Россия поняла, что настало время для диверсификации экономики. Это открыло возможности для развития совместных предприятий с иностранными партнерами (главным образом с китайцами, но и с американцами тоже) — в особенности в тех секторах, которые оказались под санкциями.

AFP / www.facebook.com/ConfindustriaRUS
Эрнесто Ферленги

Согласны ли Вы с тем, что экономические санкции и политическая напряженность, помимо экономического ущерба, чреваты еще и потерей доверия российских бизнесменов к их западным, в том числе итальянским, партнерам? Или все это исключительно политические вопросы, не имеющие отношения к экономике?

Я не думаю, что санкции разрушили узы доверия, издавна связывавшие итальянцев и россиян. Деловые круги обеих стран надеются, что ситуация на территории Украины постепенно нормализуется и санкции будут сняты уже в начале 2016 года.

Несмотря на возникшие между ЕС и Россией противоречия, Италия старается сохранить дружеские отношения с Россией — в том числе и на политическом уровне. Итальянский премьер-министр Маттео Ренци всегда демонстрировал готовность к поддержанию диалога с Россией. Он был первым лидером ЕС, приехавшим с визитом к президенту Путину.

Министр иностранных дел Италии Паоло Джентилони за последние полгода тоже дважды приезжал в Москву, а министр экономического развития Федерика Гуиди стала единственным министром «Группы семи», принявшим участие в Петербургском международном экономическом форуме в июне 2015 года. Есть масса признаков политической близости наших стран — близости, которая дает России возможность сохранить надежные связи с Европой. Кроме того, это оказало и продолжает оказывать позитивное влияние на деловые сообщества обеих стран.

Как президент ассоциации Confindustria Russia Вы недавно подписали ряд важных соглашений о сотрудничестве с российскими партнерами — «Опора России» и «Деловая Россия». Могут ли эти соглашения сблизить итальянские и российские компании? Какие еще шаги предпринимает Confindustria Russia для сохранения дружеских отношений?

Есть шанс ли восстановить доверие между
Россией и Западом?
Интервью с Матеасом Ренцом

Confindustria Russia выступает в данном случае в качестве моста. Моста, связывающего промышленную базу Италии (представленную ассоциацией Confindustria, объединяющей более 250 тыс. итальянских компаний) и деловое сообщество России. В этом контексте наша основная стратегия предполагала, как Вы указали, подписание договоров о сотрудничестве с крупнейшими российскими объединениями малого и среднего бизнеса («Опора России» и «Деловая Россия»), а также с «Ассоциацией индустриальных парков», в которую входят компании, работающие в сфере размещения производства и промышленного строительства. Эти соглашения позволяют обеим сторонам открывать новые инвестиционные и партнерские перспективы, облегчают итальянским и российским предпринимателям доступ на рынки друг друга и стимулируют создание новых совместных предприятий.

Мы также ратифицировали несколько соглашений с итальянскими университетами, благодаря которым множество талантливых студентов смогут работать в Москве. Кроме того, мы прилагаем усилия к установлению тесных связей с российскими университетами — это позволит российским студентам приезжать в Италию: получив там необходимые знания и квалификацию и вернувшись в Россию, они будут готовы к полноценному сотрудничеству с итальянцами. Я считаю такой обмен человеческими ресурсами исключительно важным условием сохранения и укрепления отношений между нашими странами.

Одна из сложнейших задач, вставших перед Россией в связи с необходимостью выжить в условиях санкций, — диверсификация торговых отношений. В результате итальянские компании постепенно вытесняются с внутреннего российского рынка китайским бизнесом. Насколько серьезно это может повлиять на российско-итальянские торговые связи в долгосрочной перспективе? Как Вы полагаете, может ли Россия понести значительные потери в связи с этим процессом?

Это очень сильно скажется на положении итальянских компаний, особенно в аспекте прибыли от экспорта. Страны, не участвующие в санкциях, сейчас, пользуясь возможностью, активно занимают те ниши, которые мы создали, — прежде всего, конечно, в пищевом секторе, но также и в обувной отрасли. В любом случае я твердо уверен в том, что предприниматели, которые решатся распространить свой бизнес на Россию и создать совместные с российскими партнерами предприятия, окажутся в результате в несомненном выигрыше.

Итальянцам нужно изменить общий взгляд на вещи и перестать воспринимать Россию только как случайный рынок, где можно заниматься лишь куплей-продажей товаров. Нужно переходить к прямым инвестициям в этот рынок, иначе Италии не выдержать конкуренции с другими внешними партнерами России. Могу сказать по этому поводу, что за последние несколько месяцев я видел огромное количество китайских банков, финансирующих российских инвесторов на условиях партнерства последних с китайскими предпринимателями. Это часть общей долгосрочной стратегии Китая — у итальянцев, к сожалению, такой стратегии нет.

Честно говоря, не думаю, что Россия что-нибудь потеряет. Ситуация в целом вписывается в естественный экономический процесс, который в конечном итоге будет способствовать повышению конкурентоспособности на внутреннем рынке. Впрочем, верно и то, что многие подпавшие под санкции товары — прежде всего в нефтегазовом секторе — относятся к категории незаменимых. Однако это может послужить стимулом к дальнейшему повышению уже и без того выдающегося квалификационного потенциала российских инженерно-технических кадров.

Могут ли россияне использовать ноу-хау и опыт итальянских партнеров, чтобы преодолеть технологическую зависимость от Запада? Каковы Ваши взгляды на российскую национальную стратегию промышленного развития?

Ассоциация Confindustria Russia занимается внедрением итальянских ноу-хау в России. Мы объединяем усилия российских и итальянских компаний, чтобы положить начало долгосрочному сотрудничеству, не ограничивающемуся коммерческим партнерством, хотя последнее тоже подразумевает обмен ноу-хау.

Что касается стратегии промышленного развития, задачи, стоящие перед российским правительством, а именно — развитие национальной промышленности и диверсификация экономики, могут оказаться исключительно сложными. Однако Россия располагает колоссальным потенциалом: богатейшими природными ресурсами, огромной территорией, высококвалифицированными кадрами, давними традициями тяжелой промышленности. Все эти факторы помогут стране в достижении поставленных целей.

Кроме того, в своих усилиях по поддержке предпринимательства правительство двигается в верном направлении. Снижение налогового бремени, финансовая помощь малому и среднему бизнесу, финансовые перспективы, открывающиеся перед совместными предприятиями с участием иностранного капитала, — это должно привлечь в Россию те самые технологии, которые необходимы российской промышленности для движения вперед.

Может ли ослабление рубля и стимулы, создаваемые российским правительством, убедить итальянцев воспользоваться возможностью и открыть собственные производственные мощности в России?

Усилия российских властей по привлечению иностранного капитала и поощрению малого и среднего бизнеса достойны самой высокой оценки. Однако, хотя ослабление рубля может послужить для итальянцев одним из доводов в пользу открытия бизнеса в России, главным критерием для них остается уровень спроса на внутреннем рынке. Поэтому в условиях экономической рецессии и слабого спроса пессимистические оценки перспектив неизбежно будут преобладать.

REUTERS/Yves Logghe
Igor Ivanov:
The Tough Lessons of the EU-Russia Crisis

Относительно политического риска, в частности проблемы санкций, наши представления, на мой взгляд, в значительной степени определяются дезинформацией. Санкции действительно представляют собой препятствие на пути развития торговли, однако они коснулись далеко не всех секторов. Люди зачастую не знают, что такое санкции и в чем они выражаются. Confindustria Russia и другие итальянские организации информируют своих партнеров о реальном содержании экономических санкций и их реальных последствиях.

Как бы Вы аргументировали свой призыв к россиянам не отказываться от экономических связей с Италией?

Нашим отношениям уже более 60 лет. Во время холодной войны они поддерживались в значительной степени благодаря присутствию итальянской коммунистической партии, сегодня же их движущая сила — стратегическое партнерство между ENI и «Газпромом». Я искренне убежден в том, что Италия и Россия связаны неразрывными историко-культурными узами. Итальянцы и россияне всегда доверяли друг другу. С моей точки зрения, это и есть главный довод в пользу того, что россиянам не следует прекращать отношения с нами; нет и не может быть разногласий, достаточно критичных, чтобы помешать диалогу между нашими народами.

Беседовал Энрико Каттабьяни, стажер РСМД

(Голосов: 3, Рейтинг: 4.67)
 (3 голоса)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся