Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Шерри Гудман

Старший специалист по стратегии и член Консультативного совета Центра по климату и безопасности, председатель правления Совета по стратегическим рискам

Татьяна Канунникова

Выпускница факультета журналистики МГИМО МИД России, журналист, эксперт РСМД

Шерри Гудман в беседе Татьяной Канунниковой рассказала, как изменение климата усиливает угрозы безопасности, такие как терроризм, распространение ОМУ и геополитические риски. Эксперт подвела краткие итоги завершившейся с Глазго конференции по климату, а также ответила на вопросы о возможном сотрудничестве России и США по «зеленой» повестке.

Шерри Гудман в беседе Татьяной Канунниковой рассказала, как изменение климата усиливает угрозы безопасности, такие как терроризм, распространение ОМУ и геополитические риски. Эксперт подвела краткие итоги завершившейся с Глазго конференции по климату, а также ответила на вопросы о возможном сотрудничестве России и США по «зеленой» повестке.

Шерри Гудман — старший специалист по стратегии и член Консультативного совета Центра по климату и безопасности, председатель правления Совета по стратегическим рискам, генеральный секретарь Международного военного совета по климату и безопасности и старший научный сотрудник Программы по изучению изменения климата и безопасности и Полярного института при Международном центре Вудро Вильсона.

Можно ли считать изменение климата угрозой безопасности? Если да, то почему?

Да, это угроза безопасности. В 2007 году я ввела термин «изменение климата как мультипликатор угроз». В то время я была основателем и исполнительным директором Военного консультативного совета Центра военно-морского анализа (CNA), первой организации, объединившей генералов и адмиралов США для решения вопросов влияния изменения климата на национальную безопасность. И причина, по которой мы характеризуем это [явление] как мультипликатор угроз, заключается в том, что оно усугубляет другие угрозы безопасности, такие как терроризм, [распространение] оружия массового уничтожения и геополитические риски. Мы знаем, что глобальное потепление, повышение уровня моря, таяние вечной мерзлоты — все это ведет к увеличению нестабильности на планете, вдобавок к тем ситуациям нестабильности, с которыми мы уже сталкиваемся по всему миру.

Приводят ли изменения окружающей среды к напряженности между различными религиозными и этническими группами?

Шерри Гудман

За последнее десятилетие мы убедились, что, когда продовольствие и вода становятся дефицитом из-за климатических изменений, таких как длительные засухи, могут возникать вооруженные конфликты. Затяжные засухи, предшествовавшие конфликтам в Сирии и Дарфуре, когда население стало испытывать нехватку продовольствия и воды, привели к миграции и столкновениям. Отсутствие еды, воды и жилья может стать причиной гражданских беспорядков. Например, в Дарфуре фермеры и пастухи, которые мирно жили до засухи, начали конфликтовать из-за доступа к воде. Отсутствие продовольственной безопасности нанесло ущерб сельским фермерам и пастухам в Сирии. После продолжительной засухи, которая предшествовала крупнейшим гражданским беспорядкам нашего времени, они бежали в города, что обострило уже имеющуюся политическую напряженность. И тогда террористические группировки смогли воспользоваться этими уязвимыми группами населения.

Может ли увеличиться активность террористических группировок в результате изменения климата?

Мы наблюдали это в некоторых частях Африки, в государствах, которые и без того уязвимы, политически нестабильны и страдают от коррупции — в основном сельскохозяйственные и развивающиеся страны — что засуха и жара снижают уровень стабильности в этих регионах. Иначе говоря, продуктов питания и запасов воды становится недостаточно для жизнеобеспечения населения. Террористы из таких группировок, как «Аш-Шабаб» и «Боко Харам», пользуются уязвимостью этих групп населения и используют их как средство для достижения власти, привлечения в свои ряды молодых людей, у которых нет альтернативы, перспектив трудоустройства или даже семьи. Если эти террористы могут снабжать людей необходимыми для жизни пищей и водой, то это уже становится экзистенциальным риском.

Какие регионы наиболее уязвимы к изменению климата с точки зрения его воздействия на безопасность?

Обычно это те страны, которые уже являются уязвимыми государствами из-за высокого уровня нестабильности, низкой эффективности управления и низкого уровня экономического развития, особенно в значительной части Сахеля, Северной Африки, а также в таких странах, как Мали и Нигер, где большой прирост молодого населения и низкий уровень образования. Кроме того, многие малые островные государства в Тихом океане, Гаити в Западном полушарии также очень уязвимы из-за риска потери части своей территории в результате повышения уровня моря и утраты пресной воды. Однако ни один регион мира не застрахован от этого. Изменение климата затрагивает все регионы мира. В течение ближайших десятилетий США, Россия, Китай и другие крупные страны, такие как Индия, некоторые регионы Ближнего Востока и Южная Азия, будут непригодны для проживания без систем кондиционирования воздуха в определенное время года, если мы не снизим температуру, которая повысилась в результате растущего объема выбросов парниковых газов.

Каковы наиболее эффективные способы устранения рисков, связанных с изменением климата?

Прежде всего необходимо сократить выбросы парниковых газов за счет преобразования наших энергетических систем и снижения объемов выбросов. На недавней Конференции сторон в Глазго, (COP26), участники подтвердили свою приверженность цели удержать глобального потепление на уровне ниже двух градусов или даже 1,5 градуса, что было отправной точкой. Также, там были подписаны и другие важные соглашения, например, глобальное обязательство по метану, входящего в состав парниковых газов, соглашения о сокращении вырубки лесов, о постепенном сокращении, если не полном отказе от угля, который в значительной степени способствует выбросам парниковых газов, о финансировании климатически значимой деятельности в наименее развитых странах.

26-я Конференция ООН по изменению климата: дипломатическая головоломка:
Алексис Лежиган

Сокращение выбросов парниковых газов — это первая линия защиты, но поскольку за последние сто лет объемы выбросов уже достигли высокого уровня и уже происходят серьезные климатические изменения, мы также должны адаптироваться и повысить свою жизнеспособность. Необходимо работать по обоим направлениям. Мы должны стать более устойчивыми, улучшив способность нашей инфраструктуры противостоять последствиям изменения климата — будь то таяние вечной мерзлоты, повышение уровня моря, усиление ветров или осадков — и нашу социальную систему. Это вызов как земной системе, так и социальной системе. Мы ускорили реализацию инициатив по «зеленым» источникам энергии, так как мы должны перейти от ископаемого топлива к возобновляемым источникам энергии: ветровой и солнечной энергетике, экологически чистому водороду, возможно, большему использованию атомной энергетики, разным формам энергии океана и другим более чистым источникам энергии, которые помогут нам сократить выбросы парниковых газов в будущем.

Эффективно ли государственно-частное партнерство как инструмент реализации проектов «зеленой» энергетики?

Да, это очень эффективно. Существует много разновидностей такого [партнерства], и это очень важно, потому что зачастую правительства могут инвестировать больший объем средств, но они не могут этого сделать без инноваций и предпринимательского потенциала компаний из частного сектора, которые порой берут на себя ведущую роль и фактически делают всю работу. Например, на конференции COP26 в Глазго было объявлено о создании «Коалиции первопроходцев» (The First Movers Coalition), которая объединяет как минимум 25 компаний и будет расширяться дальше. Сюда входят ряд крупных глобальных компаний, которые взяли на себя обязательства по декарбонизации тех секторов экономики, где это действительно важно, как например, сталелитейная и цементная отрасли, авиационное топливо. «Коалиция первопроходцев» — это тоже форма государственно-частного партнерства. Кроме того, есть проект «Mission Innovation», еще одно государственно-частное партнерство, целью которого является продвижение различных форм чистой энергетики, начиная от систем ветроэнергетики и солнечной энергии до микросетей, атомной энергетики.

Каковы основные проблемы, связанные с технологиями возобновляемых источников энергии? Есть ли эффективные решения этих проблем?

Главная проблема с возобновляемыми источниками энергии — это хранение. Потому что сейчас трудно обеспечить хранение солнечной и ветровой энергии в течение длительного времени. В настоящее время идет разработка множества инновационных решений в области аккумуляторных батарей и других технологий хранения. И когда мы сможем преобразовать сеть и сделать ее более доступной для различных источников электроэнергии, полагаю, что в течение следующих одного-двух десятилетий произойдет существенное улучшение в области хранения возобновляемой энергии, используемой в промышленных и коммерческих целях, начиная от энергии прибрежного ветра до, в большей степени, солнечной энергии, экологически чистого водорода и множества других улучшенных технологий хранения, а затем и всей энергосистемы, которая их соединяет. Но это будет распределенная система, а не массивная сеть, потому что нам также нужно снизить риски кибератак и других преднамеренных атак на сеть, которые могут привести к отключению электроэнергии в крупных городских районах.

На ваш взгляд, как Россия и США могли бы сотрудничать в области обнаружения, мониторинга, предотвращения и снижения угроз безопасности, связанных с изменением климата?

Игорь Иванов:
Камо грядеши

США и Россия многое могли бы сделать, если бы сумели решить некоторые проблемы, с которыми столкнулись в других областях, в частности, проблему агрессии России против ее ближайших соседей в Украине и Крыму. Трудно развивать сотрудничество, не решив другие вопросы в отношениях. Если оставить это в стороне и сосредоточиться только на климате, у США и России есть большой опыт сотрудничества в области снижения рисков, связанных с ядерным оружием в ядерный век. И многие из тех самых подходов — обнаружение, мониторинг и предотвращение угроз, раннее предупреждение, укрепление мер доверия — могут применяться и в эпоху борьбы с изменением климата. В частности, скажем, в Арктике, где растет экономическая активность; гражданская и коммерческая активность растет в отдаленном регионе, который все еще опасный. Есть высокий риск чрезвычайных происшествий, растет необходимость в транспарентности механизмов раннего предупреждения и коммуникации.

В прошлом США и Россия совместно работали над многими способами снижения риска ядерных атак и по-прежнему ищут способы гарантировать, что даже при расширении и изменении своих арсеналов они не будут создавать ситуации, в которых может произойти случайное нападение или ошибка. И я думаю, что то же самое применимо и здесь. Необходимо гарантировать, что мы не увеличиваем риски там, где действуют вооруженные силы, например, в Арктике. В то же время есть области, в которых и у США, и у России есть большой опыт, например, в проведении научных исследований в Арктике, и они могут продолжить сотрудничество по сокращению выбросов черного углерода, который особенно распространен в Арктике. Я думаю, что в Арктическом совете ведутся определенные дискуссии уже сейчас, когда Россия председательствует в Арктическом совете.


(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся