Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике, член РСМД

Западные политики по очереди уверяют Украину в своей непоколебимой поддержке перед лицом "российской агрессии". Об этом один за другим заявили глава Пентагона Ллойд Остин, госсекретарь США Тони Блинкен, президент Джо Байден и глава европейской дипломатии Жозеп Боррель. Дословно одно и то же.

В условиях очередного обострения обстановки на востоке Украины Киеву важно было услышать эти слова, и украинское руководство несколько смущало, что до последнего времени партнеры на Западе не слишком торопились их произносить. Собственно, первый телефонный разговор Байдена с Владимиром Зеленским состоялся только сейчас, спустя два с половиной месяца после прихода нового президента в Белый дом. Видимо, успокоенный заверениями, глава украинского государства, прихватив супругу, отбыл с официальным визитом в Катар. Что несколько противоречит риторике в духе "Отечество в опасности!", которую воспроизводит сейчас украинское руководство, ну да ладно.

Западные политики по очереди уверяют Украину в своей непоколебимой поддержке перед лицом "российской агрессии". Об этом один за другим заявили глава Пентагона Ллойд Остин, госсекретарь США Тони Блинкен, президент Джо Байден и глава европейской дипломатии Жозеп Боррель. Дословно одно и то же.

В условиях очередного обострения обстановки на востоке Украины Киеву важно было услышать эти слова, и украинское руководство несколько смущало, что до последнего времени партнеры на Западе не слишком торопились их произносить. Собственно, первый телефонный разговор Байдена с Владимиром Зеленским состоялся только сейчас, спустя два с половиной месяца после прихода нового президента в Белый дом. Видимо, успокоенный заверениями, глава украинского государства, прихватив супругу, отбыл с официальным визитом в Катар. Что несколько противоречит риторике в духе "Отечество в опасности!", которую воспроизводит сейчас украинское руководство, ну да ладно.

Любопытна формулировка "непоколебимая поддержка". Ее можно было воспринять исключительно как политическую фигуру речи, если бы в недавней истории не было примера буквального истолкования подобных высказываний одним из лидеров постсоветских стран. Кстати, сейчас он находится как раз на Украине и при необходимости может самолично поделиться с президентом Зеленским своим опытом. 10 июля 2008 года в Тбилиси состоялась совместная пресс-конференция тогдашнего президента Грузии Михаила Саакашвили и госсекретаря США Кондолизы Райс. Между выступающими состоялся, согласно официальной стенограмме, размещенной на сайте Госдепартамента США, следующий обмен репликами.

Госсекретарь Райс: "Господин президент, я надеюсь, вы заметили, что США вместе со многими другими решительно отстаивали в Бухаресте... И НАТО убедительно подтвердила трансатлантическое будущее Грузии".

Президент Саакашвили: "Значит, вы, как я понимаю, вступите в серьезный бой за нас в декабре".

Госсекретарь Райс: "Всегда, господин президент. Мы всегда сражаемся за наших друзей".

Провоцирование такого соседа, как Россия, обладающего к тому же ядерным потенциалом, тактика самоубийственная.

Спустя месяц после этого события, 8 августа, грузинская армия начала масштабную военную операцию с целью взять под контроль Южную Осетию. Результатом стало вмешательство российских Вооруженных сил с понятными результатами для Тбилиси. 13 августа в The New York Times появилось объяснение анонимного высокопоставленного дипломата, который сопровождал Райс в Тбилиси. "Она сказала ему (президенту Саакашвили) в недвусмысленных выражениях, что он должен предъявить обязательство о неприменении силы". Источник также сообщил: "Мы сказали ему, что они должны придерживаться одностороннего прекращения огня. Мы сказали, не делай глупостей. Не ввязывайся и не поддавайся на российские провокации. Не делай этого".

Проверить последнее невозможно, не исключено, что американские дипломаты просто хотели отмежеваться от обвинений в подстрекательстве, которые активно звучали тогда. В то же время такой приватный разговор вполне мог иметь место - в Вашингтоне все-таки лучше, чем в Тбилиси, понимали масштаб возможных осложнений и знали пределы собственной готовности. Как писал потом в книге о тех событиях активный сторонник принятия Грузии и Украины в НАТО Рон Асмус, на совещании в Белом доме 8 августе прозвучало предложение нанести удар с воздуха по Рокскому тоннелю, чтобы осложнить вход в Южную Осетию российских войск, но эта идея была немедленно отвергнута как безумная. Рисковать войной с Россией из-за Грузии желающих не нашлось.

Как бы то ни было, Саакашвили решил поверить не кулуарным предостережениям, а публичному заявлению Райс, что Америка всегда "сражается за своих друзей", хотя, строго говоря, относилось это к перспективам новых дебатов в НАТО. Президент Грузии, вероятно, полагал, что, будучи поставлен перед фактом, Вашингтон не захочет терять лицо и постарается доказать, что поддержка - не фикция. Тем более что та же самая администрация Буша прикладывала немалые усилия, чтобы запустить процесс формального принятия Грузии и Украины в альянс. И хотя на Бухарестском саммите альянса весной того года добиться такого решения не удалось из-за несогласия Парижа и Берлина, казалось, что это последняя задержка перед финальным рывком. В заключительном коммюнике встречи было записано, что Грузия и Украина "станут членами альянса", хотя и без конкретики.

В 2008 году в США понимали масштаб возможных осложнений между Грузией и Россией и знали пределы своей готовности "сражаться за друзей".

С тех пор прошло почти 13 лет, многое случилось и в Европе, и в мире. Опыт Грузии в 2008 году и Украины в 2014-м наглядно продемонстрировал, что базовые принципы межгосударственных отношений и поддержания международной безопасности никто не отменял. Провоцирование такого могущественного соседа, как Россия, обладающего к тому же ядерным потенциалом, в расчете на то, что далекий патрон придет на помощь в критический момент, тактика самоубийственная. А "непоколебимость" поддержки всегда имеет четкие пределы - до тех пор, пока она не начинает нести реальные риски и серьезные издержки тому, кто ее оказывает. Как ни странно, эти элементарные азы мировой политики до сих пор иногда воспринимаются в качестве откровений в странах, не имеющих достаточной стратегической культуры. И западным политикам, которые, произнося ритуальные фразы, полагают, что собеседники понимают их правильно, стоит помнить о казусе Райс и Саакашвили.



Источник: Интернет-портал «Российской газеты»

(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся