Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.56)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Роман Майка

Программный менеджер по связям со СМИ и правительственными структурами

Сегодня современные медиа переживают качественную трансформацию. Медиа меняются не сами по себе, меняется сама среда — претерпевают изменения бизнес, экономика, а все большее значение приобретают цифровые технологии. И для того чтобы выжить в этой среде, медиа меняют формат подачи информации. Изначальный смысл медиа в целом теряется: если раньше журналистика ставила во главу угла просвещение людей и общественную пользу, то сейчас эта функция отходит на второй план. На первое место выходят технологии распространения информации.

Сегодня современные медиа переживают качественную трансформацию. Медиа меняются не сами по себе, меняется сама среда — претерпевают изменения бизнес, экономика, а все большее значение приобретают цифровые технологии. И для того чтобы выжить в этой среде, медиа меняют формат подачи информации. Изначальный смысл медиа в целом теряется: если раньше журналистика ставила во главу угла просвещение людей и общественную пользу, то сейчас эта функция отходит на второй план. На первое место выходят технологии распространения информации.

Структурные изменения медиаландшафта

За последние десять лет в медиасистеме произошел ряд качественных изменений. Пожалуй, главное и очевидное, — традиционные медиа перестали быть единственным способом распространения информации. По сути, любой публичный человек, будь то кандидат в президенты, политик или популярный блогер, может напрямую коммуницировать с миллионами людей при помощи новых технологий распространения. В этой связи медиакомпании как никогда испытывают острую конкуренцию, которая, в свою очередь, заставляет их пересматривать бизнес-модель. При этом акцент все больше переносится с качества на сенсацию. Больше сенсации — больше просмотров — выше стоимость рекламы.

Большую роль в распространении информации стали играть социальные медиа. От традиционных медиа их отличает то, что они позволяют пользователям самим взаимодействовать между собой. Это означает, что информация в этой среде распространяется гораздо проще и быстрее. Любой контент может стать вирусным (viral), то есть достичь огромной аудитории за короткий промежуток времени.

В области политических медиакампаний стоит отметить две главные тенденции: побеждает не тот, кто создает лучший контент для аудитории, а тот, кто сможет создать сеть заинтересованных людей. Кроме того, большие маркетинговые бюджеты уже не столь важны. Например, Дональд Трамп в ходе предвыборной кампании потратил на рекламу лишь половину от бюджета Хиллари Клинтон и тем не менее одержал победу.

Помимо того, что меняется сама медиасистема, видоизменяются и паттерны потребления информации. Последние исследования показывают, что наши предпочтения определяются тем, какие медиа мы читаем или смотрим. Другими словами, мы отдаём предпочтение тем источникам информации, которые подкрепляют наши взгляды. К примеру, если зрители придерживаются правых взглядов, то наиболее вероятно они выберут Fox, в то время как аудитория с левыми взглядами скорее остановится на MSNBC. То же может относиться и к телепередачам. «Новые» медиа не остались в стороне: алгоритмы сервисов YouTube и Facebook уже давно успели перестроиться под новые паттерны поведения в информационной среде. Так называемый пузырь фильтров (Filter Bubble) представляет собой метод персонализированного подбора контента, основанного на месторасположении, прошлых нажатиях, предпочтениях, истории поиска, а также интересов и предпочтений друзей. На первый взгляд, подобная система кажется удобной, но, с другой стороны, она может создать информационную изолированность. Сервис YouTube часто обвиняют в том, что его алгоритм подбора рекомендованного контента с целью удержания аудитории ведет к поляризации и радикализации мнений. Например, если начать с просмотра протрамповских видео, то через несколько итераций сервис автоматически будет показывать контент с конспирологическими теориями и отрицаниями Холокоста.

Подобная модель потребления информации благодаря ряду факторов лишь продолжит укрепляться. Во-первых, конкуренция в медиасреде, а также доступные технологии распространения привели к появлению достаточно большого количества нишевых СМИ, каждое из которых удовлетворяет интерес определенной аудитории. Во-вторых, усиливается тенденция, при которой люди склонны интерпретировать или отдавать предпочтение той информации, которая согласуется с их точкой зрения (confirmation bias). В совокупности эти факторы способствуют еще большей поляризации мнений, которая сегодня и так достигла беспрецедентного уровня. Иначе говоря, мы склонны смотреть и читать то, чему готовы верить, но отказываемся воспринимать информацию, которая не отражает наших убеждений.

Фейк ньюс и при чем тут Трамп

Именно в этой среде, при совокупности всех факторов и тенденций мог появиться такой феномен, как «фейк ньюс». Сам термин не новый, он известен уже больше десятилетия. В 2017 г., когда на посту президента США уже находился Д. Трамп, «фейк ньюс» стало не только словом года, но и клеймом многих медиаизданий почти во всех странах мира. Но стоит признать, что Трамп в данном случае выступил лишь в роли катализатора — с ним или без него проблема фальшивых новостей, так или иначе, проявилась бы. Обвинения в распространении фальшивых новостей от президента Трампа сегодня стали чем-то обыденным. Новостной медиаклимат оказался насыщенным различными альтернативными фактами и фейковыми новостными историями, но в то же время интерес к политическим новостям стал стремительно расти. Некоторые новостные медиа значительно увеличили свою аудиторию за время выборов в США. Washington Post сообщил, что в течение 2016 г. аудитория издания возросла на 8%, а глава New York Times Марк Томпсон заявил, что за 18 дней после избрания Трампа численность читателей увеличилась на 132 тыс.

Другое исследование показывает еще одну интересную тенденцию — на протяжении выборов проклинтоновская аудитория в основном читала традиционные медиаиздания, которые продолжают быть значительным информационным ресурсом в публичной сфере наряду с более левыми онлайн СМИ. Но в то же время протрамповская аудитория гораздо больше внимания уделяла относительным новым СМИ (большая часть из них сформировалась в период 2005–2010 гг., например, The Washington Examiner, Breitbart, Gateway Pundit), которые местами, стоит отметить, более радикальны.

Безусловно, современные технологии распространения информации, в частности социальные медиа, позволяют фейк ньюс распространяться гораздо быстрее. Исследование Pew Research показало, что в 2016 г. 62% американцев читали новости в соцмедиа. А из 66% взрослых американцев 44% получали информацию через Фейсбук. К тому же растущая доступность онлайн-новостей дает любому пользователю Интернета возможность создавать свой контент и распространять его в качестве новости. Такие технологии, как Фейсбук, имеют совершенно иную структуру, нежели их медиапредшественники. Контент может распространяться между пользователями напрямую, без фильтрации третьей стороной. Такой контент не проходит никакой процедуры проверки фактов или редактуры. Аудитория отдельного пользователя порой может достигать аудитории CNN или New York Times.

Но Трамп все же сыграл свою роль в изменении медиаландшафта — его открытая враждебность по отношению ко многим СМИ и журналистам в частности действительно заставили крупные медийные компании переосмыслить свой подход к преподнесению новостей. Тем самым Трамп вывел коммуникацию с общественностью на качественно новый уровень. Стиль общения президента с публикой стал более личным, оперативным, но доверять сообщениям становится все сложнее. И дело не только в твитах Трампа, а в том, что медиа, активно критикуя Трампа и делая из каждого сообщения новость, еще больше увеличивают охват его аудитории.

Каждая из обозначенных тенденций усиливает другую. И здесь фейк ньюс — это не центральная проблема журналистики. Даже если удастся избавиться от фейк ньюс путем введения строгих правил верификации в Фейсбук и других агрегаторах, все еще останутся пузыри фильтров, поляризация мнений и обвинения в предвзятости СМИ.

***

Перед медиа стоит очень много вызовов — начиная от пресловутых фейк ньюс, конкуренции с социальными сетями, автоматизации производства контента и заканчивая внедрением ИИ в технологии СМИ. И то, каким образом СМИ будут решать проблемы, как будут работать с новыми медиа и социальными сетями, определит будущее журналистики в целом и функции, которые она будет нести, в частности. Также высок риск для «классической» журналистики, ведь при всех тенденциях и колебаниях в медиаландшафте она вскоре может оказаться за бортом.

Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.56)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся