Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 21, Рейтинг: 4.62)
 (21 голос)
Поделиться статьей
Елена Мороз

Студентка факультета «Международное регионоведение и региональное управление» Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, стажер-исследователь Института региональных и международных исследований

Норвежская позиция в сложившейся борьбе за Арктику и ее влияние в ней — уникальны, поскольку обусловлены противоречивыми геополитическими мотивами. С одной стороны, Норвегия входит в Североатлантический Альянс и размещает его военные базы на своей территории у границ с Россией. При этом в ее интересы входит поддержание добрососедских отношений и налаженное экономическое и политическое сотрудничество с Москвой. С другой стороны, Норвегия не является членом Европейского союза и не поддерживает вмешательство европейских неарктических государств, равно как и азиатских, в вопросы делимитации арктических пространств. По сравнению с другими регионами столкновения интересов именно прагматичная политика Осло остается сдерживающим фактором конфликтогенности в Арктике.

Отношения Норвегии с арктическими государствами

Норвегия занимает уникальную позицию в международных отношениях в Арктике — исторически сложилось, что она, с одной стороны, тесно взаимодействует с Россией в этой зоне, а с другой — имеет близкие отношения с НАТО и США. Поэтому её позиция заключается в преодолении разногласий между Россией и Западом.

С Москвой Осло выстраивает отношения на основе потребности в налаженном долгосрочном сотрудничестве, поскольку странам необходимо взаимодействовать в сфере рыбной ловли, торговли и т.д. Военная мощь России предполагает асимметричные отношения, но Норвегия восстанавливает баланс военной силы наращиванием присутствия в регионе НАТО и вовлечением стран Северной Европы в военную интеграцию в рамках региональной организации «NORDEFCO» (Сотрудничество североевропейских стран в области обороны).

В арктическом регионе между США и Норвегией наблюдается устойчивое сотрудничество в экономической, энергетической и экологической сферах. Страны сыграли ведущую роль в разработке международного Соглашения о сотрудничестве в сфере готовности и реагирования на загрязнение моря нефтью в Арктике.

Канада и Норвегия, будучи союзниками по НАТО и многосторонними партнерами, имеют давнюю традицию сотрудничества по вопросам региональной и глобальной безопасности и приполярного взаимодействия. Торговые связи укрепились с подписанием Соглашения о свободной торговле между Канадой и Европейской ассоциацией свободной торговли (в которую входят Норвегия, Исландия, Швейцария, Лихтенштейн) в 2009 г.

Правовые разногласия

Сегодня существуют разногласия Норвегии с Россией, Исландией, Испанией и некоторыми другими государствами по поводу статуса морских пространств вокруг Шпицбергена [1]. Разногласия обострились на почве ужесточившихся требований норвежского законодательства по использованию особой зоны вокруг архипелага, которые противоречат Договору 1920 г. Более того, экономические интересы приарктических государств возрастают, и каждый рассчитывает получить доступ к освоению месторождений на континентальном шельфе в данном регионе. Распределением лицензий на добычу ресурсов на норвежском континентальном шельфе в границах шпицбергенского квадрата занимается правительство Норвегии, не консультируясь с другими странами. Российская Федерация — единственная, кто неоднократно высказывала недовольство по этому поводу по дипломатическим каналам, и в 2016 г. в докладе Минобороны РФ «О комплексной оценке состояния национальной безопасности РФ в области морской деятельности» подчеркнула то обстоятельство, что Осло стремится к установлению абсолютной национальной юрисдикции над архипелагом Шпицберген и прилежащей 200-мильной акваторией. Однако привлечь Норвегию к диалогу не удалось, поскольку публичное обсуждение международно-правовых оснований норвежской позиции вскроет ее юридическую несостоятельность. В то же время не наблюдается предпосылок для урегулирования использования Шпицбергена и прилежащих территорий, так как ни одно государство-участник Парижского договора не инициирует судебное вмешательство в рамках Международного суда ООН в спор и транслирует свою пассивность в решении этого вопроса.

Таким образом, Норвегия старается вытеснить или, по крайней мере, ограничить присутствие России и других арктических государств на архипелаге, не нарушая при этом положений Шпицбергенского трактата.

Возможные факторы эскалации напряженности в Арктике

Наиболее вероятные сценарии увеличения напряженности в Арктике, на наш взгляд, — создание военных баз НАТО на территории Шпицбергена и Северной Норвегии, активизация присутствия военного флота в нейтральных водах Северного Ледовитого океана, обострение противоречий по делимитации границ континентального шельфа и односторонние действия арктических государств по установлению контроля над спорными территориями.

Зарубежные эксперты неоднократно заявляли о начале новой холодной войны в Арктике. Выступление госсекретаря США Майкла Помпео в Арктическом совете в 2019 г. — тому подтверждение. США представляют Арктику «очагом глобальной конкуренции», ареной для гонки, при этом считают, что некоторые страны (Россия) имели в этой гонке фору и ведут агрессивную политику (Россия, Китай). Периодически в СМИ появляются заголовки, описывающие Арктику как новый Дикий Запад или ледяной театр военных действий, где страны будут сражаться в новой холодной войне. Между тем войска НАТО продолжают готовиться к конфликтам в условиях холодной погоды, а в октябре 2018 г. НАТО провела в Норвегии крупнейшие учения после окончания холодной войны. Операция предполагала сценарий вторжения в северную Норвегию и коллективную оборону.

Война в Арктике не предвидится

На наш взгляд, нагнетание обстановки военным присутствием нельзя считать показателем ослабления сотрудничества. Арктика остается одним из самых спокойных регионов мира, где контакты между странами относительно стабильны и предсказуемы. Военные и политические аналитики и государственные лидеры считают Арктику маловероятным полем битвы, хотя и готовятся к худшему развитию событий. Канадский генерал Майк Никсон утверждает, что «если бы дело дошло до войны в Арктике, пришлось бы сражаться с двумя врагами, и более опасным из них будет холод»; и «если бы кто-то действительно решил начать атаку на полюсе, это быстро превратилось бы в крупнейшую поисково-спасательную операцию, которую когда-либо видел мир».

Несмотря на очевидное противостояние НАТО и России в арктическом регионе, существует вопрос, который объединяет прибрежные арктические государства-члены Североатлантического Альянса с Россией, — делимитация арктических пространств. Норвегия, как страна — член НАТО, отстаивает свои национальные экономические интересы, а не блоковые, и выступает за право претендовать на юрисдикцию над арктическим шельфом и наличие исключительных экономических зон в регионе.

***

Таким образом, установление морских границ и границ континентального шельфа в Северном Ледовитом океане по сей день остается трудноразрешимой проблемой, однако не до такой степени, чтобы привести к вооруженному разрешению спора. Арктические государства сходятся во мнении, что данный региональный конфликт должен решаться правовыми способами и в особенности в рамках действующей Конвенции по международному праву 1982 г., без привлечения неарктических игроков. Тем не менее споры о Северо-Западном проходе и Северном морском пути вызывают озабоченность, поскольку защита национальных интересов и позиций по данным вопросам остается принципиальной как для Российской Федерации, так и для Канады, с чем в корне не согласны США, Китай, Норвегия и другие страны.

Осло считает, что ситуация в регионе будет оставаться стабильной даже при увеличении военного присутствия. Однако при этом развертывание военных баз и увеличение числа масштабных военных учений Российской Федерации вызывает у Норвегии беспокойство, хотя там понимают, что данная активность направлена скорее против США и НАТО, чем против Норвегии [2]. Осло также ставит под сомнение оборонительный характер российской военной деятельности в регионе, при этом считает, что Россия по-прежнему заинтересована в сохранении Арктикой статуса «зоны мира».

Арктика остается регионом с низким уровнем напряженности, поскольку, несмотря на конфликты в других регионах, арктические державы продолжают сотрудничать и воздерживаются от силовой политики. И ключевым звеном во взаимодействии стран Запада и России в Арктике остается Норвегия, которую связывают равнозначные отношения с обоими полюсами силы.

1. Юридическое обозначение они получили после введения Норвегией в 1977 г. законодательства о 200-мильной рыбоохранной зоне вокруг Шпицбергена.

2. Olesen M.R., Sørensen T.N. Assessments and strategies in Finland, Norway and Iceland. Intensifying great power politics in the Arctic – points for consideration by the Kingdom of Denmark: From an analysis of assessments and strategies in Finland, Norway and Iceland. Danish Institute for International Studies. 2019. Pp. 26, 27.


Оценить статью
(Голосов: 21, Рейтинг: 4.62)
 (21 голос)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся