Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 24, Рейтинг: 4.83)
 (24 голоса)
Поделиться статьей
Александр Несмашный

Студент МГИМО МИД России

На фоне борьбы за перераспределение влияния, развернувшейся в Молдове после бегства свергнутого олигарха В. Плахотнюка, распалась хрупкая парламентская коалиция, а правительство проевропейских сил было отправлено в отставку. В кратчайшие сроки был сформирован новый кабинет министров, наполовину состоящий из бывших советников президента страны и неформального лидера социалистов И. Додона.

Несмотря на то, что И. Додон и социалисты долгое время выступали за сближение с Россией и отказ от ассоциации с ЕС, оказавшись у власти, они перестали критиковать ассоциацию. В то время как для праволиберального блока сближение с Европой является основным приоритетом, для И. Додона риторика развития сотрудничества с Россией и ЕАЭС скорее вторична. Отчасти такая переоценка приоритетов связана с дипломатической активностью США, а также тем фактом, что национальная элита Молдовы во много завязана на Евросоюз, где ее представители получали образование и работали.

Для утверждения в парламенте нового состава правительства И. Додон был вынужден пойти на ad hoc союз с демократами — политической силой В. Плахотнюка. Демократы в свою очередь заинтересованы в реставрации прежнего олигархического режима, и такая коалиция может подорвать процесс освобождения «захваченного государства».

Россия, которой успели приписать победу в Молдавии, в действительности может получить от концентрации власти в руках И. Додона не так много. Влияние России на происходящие процессы, безусловно, возросло, ведь именно к Москве обращается Кишинев за экономической поддержкой, которая нужна И. Додону, чтобы быть избранным на второй срок в 2020 г. России нужен прагматичный курс в Молдове в условиях, когда парламентское большинство продолжают удерживать проевропейские партии.


Партия Социалистов Республики Молдова (ПСРМ) и проевропейский блок «Акум» не смогли сохранить парламентскую коалицию, построенную усилиями России, ЕС и США. Исчезла единственная цель, которая по-настоящему их объединяла, — освобождение «захваченного» Владом Плахотнюком молдавского государства. Через шесть месяцев после оформления коалиции социалисты, заручившись поддержкой ослабшей Демократической партии Молдовы (ДПМ), сменили правительство во главе с сопредседателем «Акум» Майей Санду на правительство Иона Кику. Новый премьер-министр первым делом направился в Москву. Кресло министра обороны в коалиционном правительстве социалисты сменили на кабинет, наполовину состоящий из советников Игоря Додона (президента страны и неформального лидера ПСРМ).

Стоит понимать, что события разворачивались после успеха социалистов в принципиальной борьбе за кресло кишиневского градоначальника. Во втором туре победу одержал Ион Чебан, опытный политик, член ПСРМ. Это уже вторые выборы главы города за последний год — в предыдущих победил один из лидеров «Акум» Андрей Нэстасе, однако результаты тогда были отменены в судебном порядке. Теперь, как и в 2018 г., столкнувшись с А. Нэстасе во втором туре, И. Чебан неожиданно для многих победил, набрав 52% голосов.

И хотя И. Чебан приостановил членство в партии, став главой города, первая в современной истории победа левых сил в молдавской столице воодушевила социалистов, став катализатором распада коалиции.

Борьба за передел и сохранение собственности

Олигархия, построенная бывшим председателем ДПМ (партия продолжает удерживать 30 из 101 места в парламенте), опиралась на теневые бизнес-схемы, правительственные ведомства, империю СМИ и подконтрольный ей Конституционный Суд. После бегства В. Плахотнюка за границу (предположительно, в США) все эти активы практически стали законной добычей. Но кто именно их получит, и обретут ли такие ключевые государственные институты, как Конституционный Суд, независимость в полном соответствии с принципами демократии, оставалось под вопросом.

На сегодняшний день наибольших успехов в консолидации этих активов добились социалисты и президент страны Игорь Додон. Так, бывший член ПСРМ Владимир Цуркан был избран председателем Конституционного суда. Генеральный секретарь аппарата президента Молдовы Руслан Флоча был назначен на должность директора антикоррупционного бюро.

Поводом к вынесению вотума недоверия правительству Майи Санду стал именно конкурс на пост генерального прокурора Молдовы. Эта должность приобретает особое значение, когда стоит вопрос — кто понесет наказание за «захват» государства.

Процедура проведения конкурса на пост генпрокурора была прописана в коалиционном соглашении двух политических сил. В ходе этого конкурса Стефан Глигор, которого поддерживала М. Санду, оказался вычеркнутым из списка претендентов.

На поддержку Стефана Глигора премьер-министром страны указывает высказанное ей недовольство тем, что в шорт-лист кандидатов не попали «представители гражданского общества»; однако именно С. Глигор имеет опыт работы в НКО. Поддержка его кандидатуры проевропейскими силами может объясняться и тем, что он какое-то время работал и учился в Польше, участвовал в работе технической группы экспертов, чья деятельность финансировалась ЕС, и была направлена на проведение реформ в Молдове в рамках европейской политики соседства.

Другой проевропейский политик, начальник предвыборного штаба Андрея Нэстасе на выборах мэра Кишинева Александр Македон не скрывал своего разочарования в том, что Глигор выбыл из конкурса. А. Македон является достаточно важной фигурой — он был связан с фондом «Открытый Диалог», уличенном в незаконном финансировании партий, ныне входящих в блок «Акум».

Наконец, по всей видимости, именно для возможности участия в конкурсе Стефана Глигора до него были допущены адвокаты с опытом работы от 8 лет (С. Глигор как раз начал адвокатскую карьеру в 2011 г.). Все эти усилия не окупились, С. Глигор не попал в четверку финалистов конкурса после получения низкой оценки от члена конкурсной комиссии, номинированного социалистической партией. Блоку «Акум» не удалось поставить своего человека на пост генпрокурора страны. Однако подобные конкурсы как раз и нужны для того, чтобы в итоге остались политически нейтральные кандидаты, а не назначенцы одной из сторон.

Вместо того чтобы признать результаты законной и утвержденной процедуры, Майа Санду прибегла к процедуре срочного внесения поправок в закон под ответственность правительства. Отменить поправки в данном случае можно лишь путем отставки правительства.

Согласно предложению М. Санду, премьер-министр лично предлагает как минимум две кандидатуры на пост генерального прокурора, которые затем проверяет Высший Совет Прокуроров и утверждает президент страны. Таким образом, М. Санду смогла бы полностью контролировать назначение генпрокурора. Кроме того, новый закон увеличивал полномочия премьера в случае досрочной отставки генерального прокурора.

Внешнеполитические интересы и их отсутствие

И без того хрупкую коалицию раскалывала не только борьба за государственные посты. Другим фактором, разделяющим две политические силы, стала внешняя политика. Социалисты традиционно выступают за укрепление отношений Молдовы с Россией, положительно оценивают деятельность ЕАЭС. В свою очередь блок «Акум» составляют политические движения, всячески выступающие за укрепление связей с Евросоюзом.

Нужно отметить, что, оказавшись в составе правящей коалиции, социалисты не слишком упорствовали в продвижении пророссийской повестки. Игорь Додон, президент страны и неформальный лидер социалистов объявил «мораторий» на геополитические заявления «ради сплочения» страны.

Анонсированный И. Додоном и подтвержденный М. Санду визит премьера в Москву так и не состоялся. По всей видимости, президент страны не слишком лукавит, когда говорит, что М. Санду искусственно затягивала подготовку этой встречи. Она предпочитала упорно добиваться аудиенции у американских чиновников, несмотря на отмену своего первого визита в США из-за графика госсекретаря Майка Помпео. М. Санду также отказалась от участия в совете глав правительств СНГ, ее правительство решило не участвовать в ряде рабочих групп организации. И. Додон в свою очередь в мягкой форме раскритиковал данные решения.

Первый визит М. Санду был ожидаемо (учитывая наличие у нее румынского гражданства) совершен в Румынию, за ним последовала поездка в Брюссель, где премьер встретилась с госсекретарем НАТО. По приглашению лидера Акум Молдову посетил Джон Болтон. Вместе с тем российский министр обороны Сергей Шойгу не провел встречу с премьером. Более того, Санду поручила выяснить, почему он, вопреки ее указаниям, был принят на официальном уровне. Единственной российской правительственной делегацией, принятой М. Санду, стала делегация вице-премьера и спецпредставителя президента РФ по развитию торгово-экономических отношений с Молдовой Дмитрия Козака, который сыграл роль в ее назначении на пост. Наряду со странами НАТО Молдова не поддержала резолюцию по борьбе с героизацией нацизма и неонацизма на Генассамблее ООН.

Причина, по которой противоречия партнеров по коалиции в сфере внешней политики не стали основными, является, в первую очередь, низкая заинтересованность социалистов в защите именно этих ценностей. «Мораторий» И. Додона и отсутствие реальных действий (например, никто из политиков публично не критиковал голосование в ГА ООН) демонстрируют, что ПСРМ и президент Молдовы не заинтересованы в продвижении российских интересов. В то время как проевропейская политика находится в самой основе блока «Акум», пророссийская политика для социалистов вторична. В первую очередь они защищали и будут защищать свои собственные интересы, и если для сохранения власти и поддержания контактов с американским посольством нужно сохранять ассоциацию с ЕС — значит, она будет сохранена.

Еще в начале 2017 г. Игорь Додон высказывался за аннулирование этого соглашения. Однако его позиция становилась все менее категоричной, а уже после присяги нового правительства президент страны заявил, что реализация соглашения об ассоциации с ЕС — приоритетная задача. Чем более реальной становилась власть И. Додона, тем меньше он говорил о вступлении в Евразийский Экономический Союз. Для него пророссийская внешняя поддержка выполняет инструментальную функцию — он использует её для укрепления своей популярности и власти.

Конечно, несмотря на многочисленные выгоды от вступления в ЕАЭС для страны, которая зависит от ЕС, зажата между Украиной и Румынией, чья государственность не полностью сформировалась, вступление в евразийский интеграционный блок чревато погружением в тяжелый кризис. Тем не менее это наглядно демонстрирует, что ни о какой «Московско-кишиневской операции» речи и быть не может.

Американская активность и российская пассивность

Вместо этого наглядно видны последствия американской (но не европейской) дипломатии. В ноябре, еще до назначения нового правительства, посол США в Молдове Дерек Хоган трижды встретился с президентом страны (посол России за тот же период провел одну беседу с И. Додоном), провел встречи с руководителями ДМП и ПСРМ после избрания нового правительства. Уже 18 ноября Дерек Хоган встретился с новоиспеченным премьером Ионом Кику, заявив о поддержке реформ правительства во всех областях (в этот же день встречу с премьером провел и российский посол).

На всех этих встречах обсуждалась преемственность власти и приверженность нового правительства курсу на европейское партнерство. По всей видимости, Дерек Хоган получил соответствующие гарантии.

Даже если внимательно прочесть официальное заявление США в связи с прошедшими в Молдове политическими изменениями, становится ясно, что отставка правительства М. Санду, несмотря на всю «досадность» ситуации, не стала препятствием для дальнейшего развития двусторонних отношений и будущего процветания демократической Молдовы.

Теперь нужно посмотреть на то, кто же входит в «технократический» кабинет министров. Первое, что немедленно привлекает внимание — это тот факт, что премьер-министр, министры здравоохранения, иностранных дел, образования, обороны, внутренних дел и сельского хозяйства были советниками Игоря Додона. По всей видимости, президент уже давно готовил команду для управления республикой. При этом министром юстиции стал советник спикера парламента и лидера ПСРМ Зинаиды Гречаный.

Было бы в корне неверно утверждать, что новые руководители ведомств тесно связаны с Россией. Глава кабмина Ион Кику получил образование в Молдове, работал в системе Министерства финансов (и стал министром на исходе олигархии В. Плахотнюка), был членом Совета директоров Банка развития Совета Европы. Министр иностранных дел Аурелиу Чокой получал образование в Румынии и Германии, является кадровым дипломатом. Исключением, пожалуй, стал лишь министр обороны страны Виктор Гайчук, один из наиболее опытных членов правительства, уже возглавлявший министерство с 2001 по 2004 гг. Он проходил обучение в Харькове и Москве, помимо должностей в системе Минобороны Молдовы занимал пост постоянного представителя Республики при штаб-квартире НАТО в Брюсселе. Виктор Гайчук выступал за укрепление нейтрального статуса Молдовы, а также не видит угрозы в российских миротворческих силах в Приднестровье.

Что касается России, то в основном ей не удастся опереться на старые, еще советские, связи с молдавской управленческой элитой. Значительная часть нового кабмина ориентирована на сотрудничество с Европой. Тем не менее проявляется шанс задействовать мягкую силу: одно молдавское издание даже назвало новый кабмин «правительством Sputnik» по названию российского информационного агентства, в эфире которого выступали многие министры нового кабмина. В целом, можно сказать, что российская мягкая сила в Республике в большей степени обращена к населению, в то время как европейская — к управленческой элите.

Призрак сотрудничества бродит по Москве

Игоря Додона, обладающего общенародным мандатом, уже давно стесняли рамки полномочий президента в парламентской республике, захваченной олигархом. Теперь он, наконец, обладает реальной властью, которую, возможно, захочет укрепить институционально.

Но сейчас главная цель, которую он будет преследовать, и на которую будет работать выстроенная им система власти, — президентские выборы 2020 г. Предвыборная стратегия во многом обновится. Если два года назад И. Додон выступал за вынесение на общенациональный референдум вопроса об изучении в школах истории Молдовы (вместо преподаваемой «истории румын»), то теперь его недавний советник, ставший министром образования, отказывается менять школьную программу. Основные лозунги и инициативы еще только будут разработаны, но уже сейчас становится ясно, что одной из основ кампании будет российская поддержка.

Именно за ней в Россию 21 ноября приехал новоиспеченный премьер-министр Ион Кику. Нужно сказать, в ходе первого за семь лет визита главы молдавского правительства в Москву была получена полноценная поддержка. Россия обеспечила предоставление Молдове скидки на газ, пообещала снизить барьеры для молдавского экспорта. Обсуждалось также предоставление кредита на инфраструктурные проекты, однако Москва заняла достаточно осторожную позицию, обусловив предоставление кредита тем, что «деньги пойдут на пользу экономике Республики Молдова». В России стремятся не попасть в ловушку ЕС, не хотят, чтобы эти деньги оказались разворованы и в итоге не возвращены.

В принципе, окно возможностей по налаживанию российского сотрудничества с Молдовой достаточно узкое, оно ограничено невозможностью проводить решения через парламент страны, большинство в котором имеют проевропейские партии. Впрочем, теперь препятствий к перемещению российских должностных лиц и военнослужащих в Республику должно стать значительно меньше с учетом того, что ранее молдавские власти всячески противились ротации российского контингента в непризнанной республике.

Взамен на экономическую поддержку молдавское правительство может предложить не так много — снятие напряженности в вопросе российского миротворческого контингента в Приднестровье, голосование в международных организациях, но не отказ от приоритетной ориентации на Европу. Представляется возможным укрепить межведомственное сотрудничество, особенно по линии Министерства обороны. Важно в этой связи поддерживать внеблоковый статус Молдовы.

Европа получила через договор об ассоциации молдавские трудовые ресурсы, экономическую ориентацию республики на ЕС, свободу действий европейских НКО и многое другое. Россия же даже не может гарантировать отмену запрета на трансляцию российских аналитических передач в местном телеэфире.

Увеличивается потенциал для разрешения конфликта в Приднестровье, что требует проведения определенной работы в данном сепаратистском регионе (который культивирует олигархические институты, которые будут противиться объединению). Кроме того, невозможно будет восстановить территориальную целостность Молдовы без сотрудничества с Европой и США, ведь при предыдущей попытке урегулировать кризис именно США заблокировали этот процесс. ЕС наверняка будет заинтересована в урегулировании одного из застарелых конфликтов в Восточной Европе, и диалог по Приднестровью может привести к налаживанию двусторонних отношений и восстановлению доверия. Именно в Молдове уже есть опыт сотрудничества — оно было проявлено при формировании правительства М. Санду. Для Молдовы характерно лавирование между ЕС и Россией, получение выгоды от обеих стран, особенно для элиты страны. В состоянии подобного экономического состязания и современной макроэкономической ситуации в целом победить России крайне сложно. Остается полагаться на конкуренцию за мнение населения, а не за элиты, что одновременно делает для России выгодным развитие демократических институтов. Самое важное, что может предложить России новое правительство, — это создание благоприятных условий для развития российских компаний, в том числе СМИ, в Молдове.

Худшим же из вариантов является олигархический реванш в Республике. Сотрудничеством с ДПМ И. Додон способствует консервации существующих финансовых и контрабандистских схем. Для России, как показывает пример Украины, олигархические режимы не выгодны и даже опасны, особенно в тех условиях, когда элиты ориентируются на Европу и США. Именно через Молдову, еще во времена В. Плахотнюка, из России незаконно выводили миллиарды долларов. Важно, чтобы Молдова не превратилась в новый очаг противостояния в стратегически важном для России регионе.

Происходящие в Молдове события не являются триумфом российской дипломатии, в то время как активность США дала свои плоды. Пока рано говорить о реванше олигархических сил, поскольку ad hoc коалиции, в принципе, характерны для молдавской политики. Что можно сказать точно — И. Додон наконец получил реальную власть и будет стремиться сохранить ее после президентских выборов 2020 г. России, от которой теперь многое зависит, предстоит сформировать реалистичную стратегию, опираясь на приоритеты национального развития.

(Голосов: 24, Рейтинг: 4.83)
 (24 голоса)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся