Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 5)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Евгений Трещенков

К.и.н., доцент кафедры международных отношений на постсоветском пространстве Санкт-Петербургского государственного университета

С момента обретения независимости Республика Молдова воздерживалась от тесного сближения с Россией. Помимо прочего, этому способствовала и неоднозначная, с точки зрения Кишинева, роль Москвы в Приднестровском урегулировании. Молдова участвовала в работе СНГ, но при этом с момента обретения независимости декларировала свою принадлежность к Европе и, соответственно, стремление двигаться по пути европейской интеграции. Конкуренция между Россией и Западом на постсоветском пространстве периодически затрагивала эту республику, однако интерес к Молдове международного сообщества долгое время был ограниченным. Переход европейской интеграции ряда государств постсоветского пространства в практическую плоскость в виде подготовки Соглашений об ассоциации, включая формирование зон свободной торговли с ЕС, спровоцировал жесткую реакцию со стороны России. По региону и внутри отдельных его государств (например, Молдовы) пролегли линии разлома. К спорам между Кишиневом — Комратом и Кишиневом — Тирасполем прибавилось обострение противостояния между условными пророссийскими и проевропейскими политическими силами.

Геополитическая конкуренция с Россией снизила чувствительность Евросоюза к вопросам следования его партнеров в Кишиневе европейским ценностям. В стране постепенно сформировался режим, который Европарламент в своей резолюции 2018 г. назвал «государством, захваченным в интересах олигархов». Масштабные протесты против коррумпированного правящего класса, проводившиеся с 2015 г., объединили правых и левых, сторонников евроинтеграции и сближения с Россией.

Говоря о Молдове, наблюдатели чаще всего делают акцент на стабильно сложной социально-экономической ситуации в республике. Например, по уровню ВВП на душу населения государство находится в самом конце списка стран Европы. Вместе с тем Молдова еще и представляет собой редкий пример парламентского пути развития на постсоветском пространстве. В периоды государственного становления такой путь, как показывает европейская история, чреват политической нестабильностью. В молдавском случае дополнительным дестабилизирующим фактором выступает конкурирующее влияние России и ЕС, опирающихся на соответствующие внешнеполитические ориентации населения страны. Тем не менее политический плюрализм ведет и к определенной устойчивости государства. Политика реализуется посредством постоянных переговоров и ситуативных альянсов, в том числе против игроков, пытающихся узурпировать власть, нарушая существующее равновесие.

С каждым годом влияние России на ситуацию в Республике Молдова сокращается. Этому есть как объективные, так и субъективные причины. В первом ряду можно назвать, например, сокращающуюся численность русскоязычного населения страны. Так, например, количество этнических русских с 2004 года сократилось здесь почти вдвое. Примером субъективных причин является не всегда глубоко продуманная в стратегическом плане политика Москвы в отношении государств постсоветского пространства. Специфические способы сопротивления процессам европейской интеграции Молдовы со стороны России привели к существенной переориентации экономики этой страны на ЕС, в то время как влияние Москвы в этой сфере сократилось.

Вместе с тем Россия все еще обладает значительными рычагами влияния. Речь идет о поставках российского газа в республику, о молдавских трудовых мигрантах, работающих в России, а также о влиянии Москвы на социально-экономическую ситуацию и политику Приднестровья. Эти зависимости Молдовы и находятся в фокусе нынешних участившихся контактов российских и молдавских официальных лиц.

Что касается коалиции ACUM и ПСРМ, то она рискует быть недолговечной. На это работает наличие непримиримых разногласий между соответствующими партиями, проистекающих из их электоральной базы. Принципиально важным фактором остаются отношения России с США. Любое их негативное колебание может соответствующим образом сказаться и на политической стабильности в Молдове.


С момента обретения независимости Республика Молдова воздерживалась от тесного сближения с Россией. Помимо прочего, этому способствовала и неоднозначная, с точки зрения Кишинева, роль Москвы в Приднестровском урегулировании. Молдова участвовала в работе СНГ, но при этом с момента обретения независимости декларировала свою принадлежность к Европе и, соответственно, стремление двигаться по пути европейской интеграции. Конкуренция между Россией и Западом на постсоветском пространстве периодически затрагивала республику, однако интерес к Молдове международного сообщества долгое время был ограниченным. Переход европейской интеграции ряда государств постсоветского пространства в практическую плоскость в виде подготовки Соглашений об ассоциации, включая формирование зон свободной торговли с ЕС, спровоцировал жесткую реакцию со стороны России. По региону и внутри отдельных его государств (например, Молдовы) пролегли линии разлома. К спорам между Кишиневом – Комратом и Кишиневом – Тирасполем прибавилось обострение противостояния между условными пророссийскими и проевропейскими политическими силами.

Геополитическая конкуренция с Россией снизила чувствительность Евросоюза к вопросам следования его партнеров в Кишиневе европейским ценностям. В стране постепенно сформировался режим, который Европарламент в своей резолюции 2018 г. назвал «государством, захваченным в интересах олигархов». Масштабные протесты против коррумпированного правящего класса, проводившиеся с 2015 г., объединили правых и левых, сторонников евроинтеграции и сближения с Россией.

Говоря о Молдове, наблюдатели чаще всего делают акцент на стабильно сложной социально-экономической ситуации в республике. Например, по уровню ВВП на душу населения государство находится в самом конце списка стран Европы. Вместе с тем Молдова еще и представляет собой редкий пример парламентского пути развития на постсоветском пространстве. В периоды государственного становления такой путь, как показывает европейская история, чреват политической нестабильностью. В молдавском случае дополнительным дестабилизирующим фактором выступает конкурирующее влияние России и ЕС, опирающихся на соответствующие внешнеполитические ориентации населения страны. Тем не менее политический плюрализм ведет и к определенной устойчивости государства. Политика реализуется посредством постоянных переговоров и ситуативных альянсов, в том числе против игроков, пытающихся узурпировать власть, нарушая существующее равновесие.

Парламентская коалиция и «перезагрузка» в российско-молдавских отношениях

Произошедшее в июне 2019 г. отстранение В. Плахотнюка стало естественным следствием политического плюрализма в Молдове. Политические силы, придерживающиеся диаметрально противоположных ориентаций (Партия социалистов, Партия «Платформа Достоинство и правда», Партия «Действие и солидарность»), оказались способны выступить единым фронтом. Редкое тактическое совпадение интересов России и Запада, не поддержавших правительство, контролируемое В. Плахотнюком, позволило решить вопрос относительно мирно. Однако не стоит приписывать все заслуги «великим державам», недооценивая тем самым специфику внутримолдавских политических процессов и автономию отдельных локальных игроков.

Формирование парламентской коалиции и нового правительства сопровождалось позитивными откликами со стороны Европейского союза и России. Европейская комиссия возобновила бюджетную помощь Молдове, приостановленную ранее. Россия также пошла по пути постепенного улучшения условий торговли для Молдовы. В соответствии со сложившейся в предыдущие годы практикой, последнее подается как заслуга «пророссийского» президента Игоря Додона. Это в определенной степени укрепляет его позиции в глазах электората. Все дальнейшие уступки Молдове со стороны Москвы будут совершаться по этому же шаблону, но дозированно и с учетом готовности ACUM и премьер-министра Майи Санду к диалогу. Подтверждением тому служит ситуация с договоренностью по поставкам российского газа в Молдову, вроде бы достигнутой в ходе визита И. Додона в Москву в начале сентября. Молдавский президент анонсировал снижение стоимости газа для Молдовы с 1 октября 2019 г. В то время как в Кремле, комментируя его заявление, отметили необходимость дальнейшей проработки деталей решения по газовому вопросу.

Пределы прагматизма в отношениях с Россией

И действующий премьер-министр М. Санду, и президент И. Додон в той или иной степени являются прагматиками. Первая понимает, что налаживание диалога с Москвой в нынешней ситуации может пойти на пользу Молдове. В этом ключе обсуждаются планы посещения России главой молдавского Правительства. Действующий президент, в свою очередь, также не собирается ограничивать себя исключительно контактами с Москвой, совершая, в частности, визиты в Брюссель. Согласно заверениям молдавского президента, Кишинев готов продолжать реализацию Соглашения об ассоциации с ЕС.

Таким образом, и Додон, и Санду, похоже, заинтересованы в стабилизации и не готовы к обострению борьбы Москвы и Вашингтона за влияние на Молдову. Хочется верить, что они искренне собираются сфокусировать внимание не только на наращивании собственного политического капитала, но и на проблемах развития страны. Вместе с тем в условиях сохраняющегося конфликта по линии Россия — Запад партнерство между членами нынешней парламентской коалиции вряд ли может быть длительным. Высказываемое молдавским президентом намерение сохранить коалицию трех партий в Парламенте на ближайшие четыре года выглядит весьма труднореализуемым. Для электората Партии социалистов европейская интеграция страны — элемент «колониальной политики» в отношении Молдовы со стороны Брюсселя. Для сторонников блока проевропейских правых партий ACUM Россия — источник гибридных угроз и давления на Молдову с целью отказа последней от европейской интеграции. В сложившейся ситуации наиболее реалистичным представляется сценарий частичной стабилизации российско-молдавских отношений с акцентом на экономику.

В фокусе торгово-экономические вопросы

Снятие торговых ограничений, введенных Москвой в отношении молдавского экспорта в 2014 г. из-за подписания Кишиневом Соглашения об ассоциации с ЕС, упоминается Майей Санду в качестве одного из основных вопросов, требующих решения. Примечательно, что ответственными за налаживание торгово-экономических отношений с Россией назначены социалисты. Единственный представитель ПСРМ в Правительстве Молдовы, вице-премьер по реинтеграции Василий Шова, является одновременно сопредседателем Молдавско-российской межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Ее заседание запланировано на середину сентября.

В 2018 г. на Россию приходилось около 11% всего товарооборота Молдовы. При этом львиную долю российского импорта в страну составляли энергоносители. Молдавский же экспорт касался прежде всего сельскохозяйственной продукции. Для сравнения, на Украину приходилось около 7,5% молдавской торговли, и примерно столько же на Китай.

Поступательное падение российско-молдавской торговли началось в 2014 г. в результате введенных Россией торговых ограничений. По факту, Правительство РФ в одностороннем порядке приостановило действие ЗСТ СНГ в отношении Молдовы. Официально декларировалось, что такие меры должны предотвратить реэкспорт товаров из ЕС в Россию через территорию республики. Трудно судить, насколько масштабным мог бы быть такой реэкспорт. Однако в результате введения ограничений пострадали молдавские сельхозпроизводители и экспортеры, включая пророссийские Приднестровье и Гагаузию.

В результате предсказуемой переориентации части молдавских торговых потоков на Европу экономическое влияние России на Молдову снизилось. На сегодняшний день доля Евросоюза в торговле республики составляет более 55%. Конечно, реализация ЗСТ между Молдовой и ЕС происходит не без проблем. Некоторые группы молдавского экспорта нашли свою нишу на рынках Европы (например, орехи), другие столкнулись с жесткой конкуренцией со стороны экспортеров из других стран ЕС (например, яблоки). А те же молдавские вина, хоть и пользуются определенным спросом даже в Китае, все еще не обладают в Европе такой же узнаваемостью, как в России. В какой-то мере, приднестровские экспортеры в силу более индустриального характера производства оказались даже более успешны на европейских рынках, чем их молдавские коллеги. В этой ситуации российский рынок сохраняет некоторое значение для молдавских производителей.

Для внешней торговли Молдовы характерны серьезные структурные проблемы. В первую очередь, речь идет об отрицательном сальдо торгового баланса. В стране сформировалась так называемая экономика переводов. Переводы частных лиц из-за рубежа оценивались в 2018 г. в 16,2% ВВП. До трети граждан страны трудится за рубежом (Россия, Италия, Израиль и т.д.). Согласно данным Национального банка Молдовы, на ЕС приходится более 40% от всех частных переводов в республику из-за рубежа, в то время как на Россию около 25%. Жесткая политика России в отношении трудовых мигрантов из Молдовы, а также введение Евросоюзом безвизового режима для краткосрочных поездок граждан этой страны, как и в случае с торговлей, привели к переориентации трудовой миграции с России на ЕС. Так, еще в 2013 г. доля России в переводах частных лиц в Молдову составляла почти 65%. Сейчас не только Кишинев, но и Тирасполь пестрят объявлениями, предлагающими помощь в оформлении трудовых отношений в Европе (особенно в Польше). Трудовые мигранты из Молдовы все чаще предпочитают Евросоюз Москве.

Молдова и ЕАЭС

Как и соседняя Украина, Молдова с момента обретения независимости демонстрировала стойкое нежелание участвовать в каких бы то ни было формах экономической интеграции с Россией глубже зоны свободной торговли. В 2011 г. страна присоединилась к Договору о ЗСТ СНГ, но при этом предпочла евразийскому Таможенному союзу ЗСТ с ЕС.

В стране существует довольно большая группа сторонников присоединения к ЕАЭС. Это и электорат социалистов и коммунистов, и население Гагаузской автономии. К слову, в Гагаузии в 2014 году был проведен непризнанный центральными властями Молдовы референдум, по результатам которого за присоединение к евразийскому Таможенному союзу высказались 98,47%, в то время как интеграцию в ЕС поддержали только 2,77%. В 2018 г. президент И. Додон попытался сделать Молдову наблюдателем в ЕАЭС. Однако правительство Демократической партии заявило, что у президента не было соответствующего мандата, поэтому наблюдателем при ЕАЭС он может считаться лишь в личном качестве. Перспективы полноценного участия Молдовы в ЕАЭС можно оценить как близкие к нулю. Принципиальное значение для Кишинева имеет, скорее, восстановление действия ЗСТ СНГ в торговых отношениях с Россией.

Несмотря на то, что заинтересованность в участии в процессах евразийской интеграции выражает Приднестровье, на практике это выглядит, скорее, как попытка привлечь внимание Москвы. Последняя имеет принципиальное значение для ПМР с точки зрения безопасности и финансовой поддержки. Основным же торговым партнером ПМР является Европейский союз.

Приднестровское урегулирование

Баланс в Приднестровском урегулировании начал смещаться не в пользу России довольно давно. Сначала в 2003 г. при участии представителей США Кишинев отклонил Меморандум Козака, предполагавший формирование ассиметричной федерации. Затем к процессу урегулирования в качестве наблюдателей присоединились США и ЕС. Евросоюз, поддержанный Кишиневом и Киевом, запустил Миссию пограничного содействия на приднестровском участке молдавско-украинской границы. Именно в развитие этой активности в 2006 г. состоялась таможенная «блокада» Приднестровья, приведшая к включению местных экспортеров в единое молдавское таможенное пространство.

На современном этапе тема Приднестровского урегулирования поднимается довольно часто. Она является еще одним примером, демонстрирующим имеющиеся разногласия между ACUM и Партией социалистов по принципиальным для развития Молдовы вопросам. Насколько можно судить, в ПСРМ склоняются к продвижению идеи федерализации Молдовы. В Правительстве заявляют, что федерализация исключена. Переговорный процесс в формате «5+2» давно уже сфокусирован на решении вопросов сосуществования Республики Молдова с ПМР.

Однако, несмотря на довольно высокую интегрированность некоторых аспектов жизни Приднестровья в общие с Молдовой пространства (прежде всего, речь идет о торговле и таможенном пространстве), в остальном это два серьезно отличающихся друг от друга государственных образования. Обе республики (и признанная, и непризнанная) успели пройти настолько длинные отрезки самостоятельного пути, что их гипотетическое воссоединение стало практически невыполнимой задачей.

⃰ ⃰ ⃰

С каждым годом влияние России на ситуацию в Республике Молдова сокращается. Этому есть как объективные, так и субъективные причины. В первом ряду можно назвать, например, сокращающуюся численность русскоязычного населения страны. Так, например, количество этнических русских с 2004 года сократилось здесь почти вдвое. Примером субъективных причин является не всегда глубоко продуманная в стратегическом плане политика Москвы в отношении государств постсоветского пространства. Специфические способы сопротивления процессам европейской интеграции Молдовы со стороны России привели к существенной переориентации экономики этой страны на ЕС, в то время как влияние Москвы в этой сфере сократилось.

Вместе с тем Россия все еще обладает значительными рычагами влияния. Речь идет о поставках российского газа в республику, о молдавских трудовых мигрантах, работающих в России, а также о влиянии Москвы на социально-экономическую ситуацию и политику Приднестровья. Эти зависимости Молдовы и находятся в фокусе нынешних участившихся контактов российских и молдавских официальных лиц.

Что касается коалиции ACUM и ПСРМ, то она рискует быть недолговечной. На это работает наличие непримиримых разногласий между соответствующими партиями, проистекающих из их электоральной базы. Принципиально важным фактором остаются отношения России с США. Любое их негативное колебание может соответствующим образом сказаться и на политической стабильности в Молдове.


Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 5)
 (8 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся