Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.9)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Юлия Тимофеева

Программный ассистент РСМД

Управление по контролю над иностранными активами Министерства финансов США (OFAC) ввело санкции против дочерней компании Роснефти. 18 февраля 2020 г. глава Минфина США Стивен Мнучин заявил, что швейцарская компания «Rosneft Trading S.A.» и ее президент Дидье Касимиро добавлены в SDN-list. Поводом стала деятельность компании в нефтяном секторе экономики Венесуэлы. В частности, Rosneft Trading S.A. и ее президент, по мнению властей США, содействовали продаже и транспортировке венесуэльской нефти.

Внесение швейцарской Rosneft Trading в SDN список — неприятная новость для России, но не фатальная для российского нефтяного экспорта и связей между Россией и Венесуэлой. На международной арене Роснефть может действовать через других посредников. Кроме того, Роснефть вряд ли откажется от сотрудничества с венесуэльскими энергетическими компаниями. Вывод Rosneft Trading из-под санкций по сценарию COSCO Shipping Tanker не предопределен. В любом случае санкции против Rosneft Trading — политический сигнал Вашингтона, касающийся не просто отдельных компаний, но российской политики и отношений с Венесуэлой в целом. Санкции против отдельных компаний будут определяться более фундаментальными политическими факторами.

Управление по контролю над иностранными активами Министерства финансов США (OFAC) ввело санкции против дочерней компании Роснефти. 18 февраля 2020 г. глава Минфина США Стивен Мнучин заявил, что швейцарская компания «Rosneft Trading S.A и ее президент Дидье Касимиро добавлены в SDN-list. Поводом стала деятельность компании в нефтяном секторе экономики Венесуэлы. В частности, Rosneft Trading S.A. и ее президент, по мнению властей США, содействовали продаже и транспортировке венесуэльской нефти.

Санкции введены в соответствии с исполнительным указом № 13850 от 1 ноября 2018 г. Он предписывает введение санкций против тех, кто способствует «дестабилизации ситуации в Венесуэле». Потенциальные объекты санкций, согласно указу, «замешаны в коррупции, своими действиями способствуют ухудшению окружающей среды и инфраструктуры, стимулируют региональный миграционный кризис». Исполнительный указ направлен против физических и юридических лиц, которые оказывают поддержку «режиму» президента Николаса Мадуро. Ранее по этому указу под блокирующие санкции попала венесуэльская государственная нефтегазовая компания Petróleos de Venezuela (PdVSA) и ряд других компаний. В целом, против Венесуэлы принято семь исполнительных указов по санкциям. Указ № 13692 от 8 марта 2015 г. был подписан Бараком Обамой и направлен на борьбу с нарушениям прав и свобод человека в ходе антиправительственных протестов в Венесуэле. В указе определены семь конкретных лиц, против которых необходимо ввести санкции. В список попали военные, сотрудники спецслужб, полиции и прокуратуры. Исполнительный указ № 13808 от 24 августа 2017 г. Дональда Трампа содержит ряд ограничений — на кредитование PdVSA, приобретение облигаций или других ценных бумаг правительства Венесуэлы и др. Указ № 13827 от 18 марта 2018 г. стал ответом на «попытку режима Н. Мадуро обойти американские санкции путем создания цифровой валюты». Указ № 13835 от 21 мая 2018 г. усилил действующие указы: был введен запрет на финансирование государственного долга правительства Венесуэлы (purchase of any debt). Указ № 13857 от 25 января 2019 г. затрагивает вопросы нарушения прав человека «режимом». Последний исполнительный указ, № 13884, предусматривает блокировку активов правительства Венесуэлы (в т.ч. Центральный банк и PdVSA) на территории США. Кроме того, блокируются активы лиц, оказывавших какую-либо поддержку ранее внесенным в SDN-список по «венесуэльскому» пакету.

По мнению Минфина США, Rosneft Trading сотрудничала с PdVSA, тем самым нарушая действующие санкции. В частности, отмечается, что Rosneft Trading содействовала транспортировке нефти из Венесуэлы в Западную Африку (январь 2020 г.) и Азию (сентябрь 2019 г.). Теперь контрагентам компании необходимо завершить все операции с ней до 20 мая 2020 г.

На момент введения санкций российская Rosneft Oil Company и швейцарская Rosneft Trading S.A. уже были объектами секторальных санкций США по исполнительному указу № 13662 и Директив 2 (сентябрь 2017 г.) и 4 (октябрь 2017 г.) Минфина, принятых в рамках указа. Директивы направлены на ограничение развития энергетического сектора российской экономики. Директива 2 от 29 сентября 2017 г. ограничивает кредитование компаний, но не запрещает иные транзакции. Директива 4 от 31 октября 2017 г. ограничивает поставку товаров, услуг (кроме финансовых) или технологий, которые могут быть использованы для глубоководной добычи нефти, добычи нефти в Арктике, а также добычи сланцевой нефти. Однако, в отличие от секторальных санкций, попадание в SDN несет компаниям больший ущерб. В SDN-list США находятся физические и юридические лица, с которыми запрещены любые операции. Внесение в SDN — это так называемые блокирующие санкции. В результате все активы Rosneft Trading S.A. и Дидье Касимиро будут заблокированы, а любые транзакции с ними будут запрещены в юрисдикции США. Проблема в том, что понятие американской юрисдикции трактуется регуляторами весьма широко. Распространена практика, когда под штрафы попадают зарубежные компании, которые, например, используют доллары США в транзакциях и проводят платежи через американские банки. Поэтому блокирующие санкции фактически затрагивают не только граждан и компании США, но и любую компанию, осуществляющую долларовые транзакции с находящимися в SDN физическими и юридическими лицами.

Блокирующие санкции против Rosneft Trading не влекут за собой автоматически подобные санкции против Роснефти. На данный момент против компании Роснефть действуют только секторальные санкции. Все же введение ограничительных мер против ее «дочки» можно рассматривать как сигнал со стороны США о том, что санкции могут быть ужесточены. И в этом случае они нанесут больший вред российской компании.

Подобным образом американцы действовали против китайской COSCO Shipping Group. В сентябре 2019 г. США ввели санкции против ее дочерней компании (Cosco Shipping Tanker) и ряда других компаний в связи с подозрениями в перевозке иранской нефти. Cosco Shipping Tanker, по всей видимости, ограничила свою активность на иранском направлении. В январе 2020 г. Минфин США исключил эту компанию из SDN списка. Хотя ряд других компаний не были исключены из списка. Среди них Pegasus 88 Limited, Kunlun Shipping, Kunlun Holding Company, Concord Petrolium, а также Cosco Shipping Tanker Seaman SHP MGMT. Введение санкций против материнских компаний чревато дестабилизацией ситуации на рынках. Поэтому на ранних этапах американцы оказывают давление на дочерние компании.

Существуют прецеденты использования штрафов против компаний, сотрудничающих с Роснефтью. Например, в 2017 г. американский Минфин оштрафовал Exxon Mobil на 2 млн долл. за нарушение санкций против России по украинской тематике. В 2014 г. Exxon Mobil заключил ряд контрактов с Роснефтью. Минфин США расценил это как нарушение режима санкций, так как документы подписал главный исполнительный директор нефтегазовой компании Игорь Сечин. Он был включен в SDN лист еще в 2014 г. по указу № 13661. Exxon Mobil подал судебный иск против Минфина, суд вынес решение в пользу компании, отменив штраф — Игорь Сечин не владел контрольным пакетом акций Роснефти, сама компания не значилась в SDN, а четкие инструкции по соблюдению режима санкций против России отсутствовали.

В апреле 2019 г. Минфин США оштрафовал американскую компанию-разработчика ПО Haverly Systems за несоблюдение режима санкций против энергетического сектора российской экономики. Платеж Роснефти по счетам за лицензии на программное обеспечение Haverly Systems был задержан, Минфин США воспринял эту задержку как нарушение Директивы 2 OFAC, запрещавшей операции с новым долгом, срок погашения которого — более 90 дней.

Внесение швейцарской Rosneft Trading в SDN список ­— неприятная новость для России, но не фатальная для российского нефтяного экспорта и связей между Россией и Венесуэлой. На международной арене Роснефть может действовать через других посредников. Кроме того, Роснефть вряд ли откажется от сотрудничества с венесуэльскими энергетическими компаниями. Вывод Rosneft Trading из-под санкций по сценарию COSCO Shipping Tanker не предопределен. В любом случае санкции против Rosneft Trading — политический сигнал Вашингтона, касающийся не просто отдельных компаний, но российской политики и отношений с Венесуэлой в целом. Санкции против отдельных компаний будут определяться более фундаментальными политическими факторами.

Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.9)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся