Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
Владимир Морозов

Программный менеджер РСМД

Основные события:

— В Конгресс США внесен новый законопроект о санкциях против России за вмешательство в выборы

— Законопроект США о санкциях против «Северного потока-2»

— ЕС вводит новый режим санкций за киберпреступления

— Санкции США против Huawei

— Угроза санкций США в отношении INSTEX

— Санкции США против металлургической промышленности Ирана

Основные события:

— В Конгресс США внесен новый законопроект о санкциях против России за вмешательство в выборы

— Законопроект США о санкциях против «Северного потока-2»

— ЕС вводит новый режим санкций за киберпреступления

— Санкции США против Huawei

— Угроза санкций США в отношении INSTEX

— Санкции США против металлургической промышленности Ирана

Санкции против России

В Конгресс США внесен новый законопроект о санкциях против России. Документ предполагает введение новых ограничений, прежде всего против государственного долга РФ, в который авторы включили долговые бумаги Центрального банка РФ, Федерального казначейства РФ, а также Фонда национального благосостояния, а также любые другие ценные бумаги, выпущенные российскими финансовыми институтами от имени Правительства РФ, или будут определены в качестве таковых президентом США. При этом срок погашения долговых обязательств, которые не подвергнутся санкциям составит до 14 дней. Помимо государственного долга предполагается введение санкций (внесение в т.н. SDN-list) в отношении российских финансовых институтов и физических лиц, которые финансировали, либо поддерживали любым другим способом вмешательство в выборы в США (президентские выборы 2016 г. и выборы в Конгресс США 2018 г.). Также законопроект предполагает введение санкций в отношении зарубежных проектов в сфере энергетики российских государственных энергетических компаний, либо российских энергетических компаний с госучастием.

В дальнейшем, в случае подтверждения со стороны разведывательного сообщества США о продолжающихся попытках РФ «вмешаться» в избирательный процесс, предполагается полный запрет для американских физических и юридических лиц на инвестиции и другие виды участия в российских энергетических проектах (как в РФ, так и за рубежом), а также использование вторичных санкций против физических и юридических лиц из других стран. В финансовом секторе предполагается введение ограничений против одного или нескольких финансовых институтов из списка (в который вошли Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ), государственная корпорация ВЭБ.РФ, Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Россельхозбанк и Промсвязьбанк). Наконец, возможно введение блокирующих санкций (внесение в SDN-list) российских компаний из сектора оборонной промышленности, входящих в группу «Ростеха».

Хотя указанный документ уже окрестили «смесью» резонансных проектов DASKAA и DETER, по своей направленности (финансовый и в перспективе — энергетический сектор), а также основному поводу для новых ограничений (предполагаемое и возможное в будущем «вмешательство» в политический процесс в США), указанный законопроект гораздо больше похож на DETER Act, поскольку концентрируется прежде всего на тематике т.н. «вмешательства в выборы». Кроме того, санкции в сфере энергетики не затрагивают действующие российские энергетические проекты за рубежом.

Еще один законопроект, внесенный на рассмотрение в Сенат США, под заголовком «Закон о защите энергетической безопасности Европы 2019 г.» предполагает введение санкций в отношении судов и компаний, которые предоставляют соответствующие суда для прокладки российских трубопроводов. Примечательно, что принятие данного законопроекта было поддержано со стороны министра энергетики США Р. Перри.

В рамках возможных санкций предполагается запрет на въезд на территорию США, а также блокировка активов указанных лиц, включая компании, их руководство, а также акционеров, обладающих «контрольным» пакетом акций в указанных компаниях. Помимо этого, после принятия законопроекта, президент США обязан выбрать 5 или более ограничительных мер в отношении судов, компаний, владеющих указанными судами, а также компаний, которые оказывают им страховые услуги. Среди возможных мер указываются следующие:

1. Запрет для Экспортно-импортного банка США на оказание любых услуг (предоставление банковских гарантий, страхования, продления кредитов и др.) для указанных лиц;

2. Запрет на выдачу экспортных лицензий (в случае, если это требуется со стороны правительства США);

3. Запрет на выдачу кредитов со стороны американских финансовых институтов на сумму более 10 млн долл. США;

4. Запрет на получение статуса первичного дилера для финансовых институтов (запрет прямых сделок с казначейством и федеральными резервными банками по государственным ценным бумагам);

5. Запрет на хранение финансовых средств правительства США;

6. Запрет на поставки любых товаров и услуг со стороны правительства США;

7. Запрет на операции с любой иностранной валютой в юрисдикции США;

8. Запрет банковских транзакций (в юрисдикции США);

9. Запрет любых операций с собственностью указанных компаний (в юрисдикции США);

10. Запрет на инвестиции в любые ценные бумаги и долговые обязательства указанных лиц и компаний;

11. Запрет на въезд в США сотрудников, а также акционеров данных компаний;

12. Возможность введения любых санкций в отношении руководства данных компаний.

Законопроект направлен в первую очередь против реализации проекта «Северный поток-2». Предполагается, что под санкции наиболее вероятно могут попасть итальянская Saipem и швейцарская Allseas, мировые лидеры в области прокладки морских трубопроводов. При этом стоит отметить, что США уже угрожали возможностью введения ограничений против данных компаний в начале этого года. Отмечалось, что в качестве потенциальной возможность преодоления негативных эффектов американских санкций, Газпром (либо другие российские юридические лица) может выкупить морские суда-трубоукладчики у данных компаний с целью завершения строительства «Северного потока-2».

Реакция России

Министерство финансов РФ подготовило проект постановления Правительства РФ о разрешении Центральному банку РФ не публиковать информацию о реорганизации банков в случае, если банк или его руководство находятся под санкциями зарубежных стран. В рамках постановления предполагается не публиковать информацию о реорганизации банков (слияние, присоединение, разделение, выделение банков и преобразование формы собственности) на сайте ЦБ РФ в случае, если под санкциями находятся сам банк, члены совета директоров и наблюдательного совета банка, директор банка и его заместители, главный бухгалтер и его заместители, руководство и главный бухгалтер филиала банка, акционеры банка и физические и юридические лица со значительным влиянием в банке (20% и более прав голоса). Основная проблема подобной инициативы в том, что несмотря на заявленную цель препятствия введению новых санкций в отношении российских финансовых институтов, она вряд ли снимет проблему уязвимости финансового сектора к возможным санкциям США (учитывая, что в действующих и готовящихся законопроектах наиболее вероятные объекты санкционного давления среди российских банков как правило перечислены поименно, а также учитывая политику американского регулятора OFAC по доказательной базе в отношении объектов санкций). Вместе с тем, дальнейшее закрытие информации может привести к ухудшению делового климата и росту издержек, прежде всего на поиск и обработку информации о состоянии финансового сектора.

Еще одна законодательная инициатива возвращает идею уголовного наказания за т.н. «содействие» введению новых санкций в отношении российских физических и юридических лиц. Новый законопроект предлагает дополнить Главу 29 Уголовного кодекса РФ статьей 281.1. «Содействие антироссийским санкциям». Предполагается запрет на распространение в средствах массовой информации и интернете коммерческой, налоговой, банковской или иной охраняемой законом тайны или информации, относящейся к физическим и юридическим лицам РФ, в отношении которых были введены ограничительные меры иностранных государств, а также любой другое информации, которая может способствовать введению санкций в отношении РФ, а также физических и юридических лиц в российской юрисдикции. В качестве наказания рассматривается возможность лишения свободы на срок от 1 до 5 лет со штрафом от 1 до 5 млн рублей и запретом занимать государственные должности и заниматься определенной деятельностью до 5 лет.

В случае, если указанные выше данные стали доступны физическому лицу в силу работы, учебы, службы, или в иных обстоятельствах, предусмотренных российским законодательством, а также если указанное лицо осуществляло сбор, передачу, похищение и хранение данной информации в целях ее распространения в средствах массовой информации и интернет-ресурсах, возможное наказание составит от 3 до 5 лет лишения свободы со штрафом в размере от 1 до 5 млн рублей и запретом занимать государственные должности и заниматься определенными видами деятельности до 10 лет. Аналогичным образом наказывается передача, похищение или хранение в целях передачи указанной выше информации организациям, находящимся под юрисдикцией иностранных государств, которые осуществляют недружественную деятельность, а также аффилированным с ними гражданам.

Наконец, предполагается наказание за клевету в отношении физического или юридического лица, в отношении которого были приняты меры ограничительного характера, а также в случае если клевета послужила основанием для введения данных ограничительных меры в виде штрафа до 5 млн рублей (либо заработной платы или иного дохода осужденного за период до 5 лет), либо лишение свободы на срок от 1 до 5 лет.

Политика ЕС

Совет Европейского союза (ЕС) принял постановление 2019/797, описывающее единый механизм ограничительных мер в отношении физических и юридических лиц, осуществляющих кибератаки в отношении соответствующей инфраструктуры стран — членов и ЕС в целом. Под ограничительные меры подпадают действия зарубежных физических и юридических лиц, направленные на:

1. Получение несанкционированного доступа к информационным системам;

2. Вмешательство в работу информационных систем;

3. Получение несанкционированного доступа к данным и попытки их редактирования;

4. Перехват данных.

К критической инфраструктуре стран-членов, согласно постановлению относятся подводные кабели и космические объекты, необходимые для поддержания «жизненно-важных общественных сфер» (включая здравоохранение, безопасность, правопорядок и т.д.), объекты цифровой инфраструктуры, финансовый и банковский сектор, объекты социальной и коммунальной сферы (включая источники питьевой воды), объекты энергетики, транспорта и здравоохранения, государственные информационные системы (включая системы оборонных министерств и ведомств, специальных служб, избирательных комиссий, министерств и других ведомств иностранных дел), а также датацентры и прочие центры и сервисы хранения данных.

В качестве возможных ограничительных мер, постановление предполагает заморозку активов физических и юридических лиц, а также запрет на въезд физическим лицам, которые непосредственно причастны к осуществлению атак на критическую информационную инфраструктуру стран-членов и Евросоюза в целом, а также в отношении физических и юридических лиц, оказывавших финансовые, либо иные другие виды помощи указанным лицам.

Санкции против Китая

Одним из ключевых событий месяца в области санкционной политики стал указ Президента США Д. Трампа №13873 «Об обеспечении безопасностей цепей поставок в области информационно-коммуникационных технологий и услуг» (“Securing the Information and Communications Technology and Services Supply Chain”). Указ, направленный против передачи любых технологий в информационно-коммуникационной сфере компаниям, действия которых могут угрожать безопасности США в данной сфере, могут быть украдены и/или скопированы, а также могут привести к другим видам рисков и угроз для США. Хотя в документе прямо не указан объект санкций, Министерство торговли США в рамках данного указа ввело соответствующие ограничения против китайского производителя коммуникационного оборудования Huawei. В результате, Huawei, являющийся одним из мировых лидеров в области создания сетей мобильной связи (в том числе перспективных сетей поколения 5G) и мобильных устройств, столкнулся с отказом в продолжении сотрудничества со стороны ряда американских и других партнеров, включая Alphabet Inc. (материнская компания Google), Qualcomm, Intel, Broadcom, ARM Limited (британский разработчик и производитель мобильных процессоров), Panasonic.

Спустя неделю после введения ограничений, Министерство торговли выпустило генеральную лицензию сроком на 90 дней (до 19 августа 2019 г.), разрешающую определенные транзакции и операции с участием Huawei. Учитывая роль Huawei в глобальных цепочках создания стоимости в сфере IT и связи, к разрешенным операциям относятся:

1. Обеспечение функционирования и поддержка действующего оборудования и сетей связи;

2. Поддержка функционирования действующих мобильных устройств;

3. Разрешение на полный обмен информацией с Huawei по возможным кибер-угрозам и уязвимостям для сетей и устройств;

4. Сотрудничество и консультации с Huawei в случае необходимости в разработке стандартов сетей связи 5G компетентными ведомствами и службами.

Стоит отметить, что данные ограничительные меры стали логичным продолжением американской политики в отношении Китая и препятствования развитию китайского технологического сектора. В прошлом году завершилась история с санкциями в отношении китайского производителя мобильных устройств ZTE, которому пришлось пойти на американские условия по раскрытию операционной деятельности и обновлению состава совета директоров. Huawei значительно более крупный игрок, санкции в отношении которого грозят гораздо более негативными последствиями. Учитывая роль Huawei в создании оборудования для сетей мобильной связи, в том числе и лидерство в сетях поколения 5G, США обозначили готовность ввести ограничительные меры, однако предоставили генеральную лицензию, приостанавливающую действие санкций. Рассматривая заявления руководства Huawei, наиболее вероятным сценарием видится попытка китайского производителя выйти на соглашение с американскими регулирующими органами, с целью избежать негативных последствий для развития собственного бизнеса.

Реакция Китая

В ответ на санкции в отношении технологического гиганта Huawei, министерство торговли КНР планирует создание т.н. «черного списка» «ненадежных зарубежных юридических лиц». Критерием попадания в указанный список станет «невыполнение условий контрактов и соглашений вследствие нерыночных причин и механизмов», а также «нанесение неправомерного ущерба интересам китайских компаний». Отмечается, что конкретные меры воздействия на зарубежные компании в рамках включения в указанный список будут обнародованы в скором времени.

Санкции против Ирана

Заместитель министра финансов США С. Манделкер направила письмо европейским учредителям компании INSTEX (Instrument in Support of Trade Exchanges, INSTEX SAS) о возможности введения санкций США, как в отношении самой компании, так и в отношении любых других физических и юридических лиц, которые будут пытаться вести торговлю с Ираном в обход санкций США. Сам финансовый механизм INSTEX изначально задуман как инструмент сохранения торговли с Ираном, в связи с повторным введением санкций США в отношении страны, в обход американской финансовой системы (хотя на данный момент известно, что мандат использования INSTEX ограничен лишь гуманитарными товарами, которые не подпадают под американские ограничительные меры).

Примечательно, что в случае INSTEX США обозначил четкий тренд на противодействие любым попыткам ЕС и других стран обойти новые санкции. Внесение INSTEX в SDN-list с одной стороны, приведет к отказу ряда европейский и зарубежных компаний пользоваться услугами компании, в связи с боязнью потерять доступ на рынок США и к американской финансовой системе, однако вместе с тем грозит далеко идущими негативными последствиями для отношений между США и ЕС.

Помимо угроз в отношении ЕС, администрация США ввела санкции в отношении металлургической промышленности Ирана, включая производство алюминия и меди. Указ №13871 предполагает заморозку активов любых иранских компаний металлургического сектора, а также ограничительные меры в отношении поставщиков оборудования и технологий и финансовых институтов, работающих с иранскими металлургическими компаниями.

Иван Тимофеев и Владимир Морозов о санкционной политике в мае 2019 г.


Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся