Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 5)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Арчил Сихарулидзе

Со-основатель и исполнительный директор Центра системных политических исследований

29 июня 2020 г. парламент Грузии принял изменения в конституцию страны в третьем чтении, узаконив новую избирательную модель — смешанную с сильным уклоном в сторону пропорциональной. Целая эпопея, связанная с требованием политической оппозиции, стратегических партнёров страны и части общества подошла к своему логическому завершению. Парламентские выборы 2020 г. пройдут по формату 120 на 30, где большая часть законодательного органа будет избрана по партийным спискам, а остальная — представлена мажоритариями. В 2024 г. в силу войдут дополнительные изменения — и главный институт государства будет избираться только пропорциональным путём.

Местные и международные политические игроки поздравляют друг друга с утверждением новой, лучшей избирательной модели в Грузии. Для них зажглась надежда на то, что внедрение большей пропорциональности изменит политическую культуру в стране. Однако есть серьёзные сомнения, что, как и в случае с переходом на парламентские «рельсы», от простой перестановки слагаемых сумма не изменится; т.е. мажоритарии просто перейдут в партийные списки, а сама суть процессов останется прежней. Более того, т.н. мартовский договор ещё раз доказал, что политические переговоры за закрытыми дверями ни к чему хорошему не приведут. А послы могут превратиться из «друзей» в «агентов Кремля» по одному желанию той или иной политической силы.

29 июня 2020 г. парламент Грузии принял изменения в конституцию страны в третьем чтении, узаконив новую избирательную модель — смешанную с сильным уклоном в сторону пропорциональной. Целая эпопея, связанная с требованием политической оппозиции, стратегических партнёров страны и части общества подошла к своему логическому завершению. Парламентские выборы 2020 г. пройдут по формату 120 на 30, где большая часть законодательного органа будет избрана по партийным спискам, а остальная — представлена мажоритариями. В 2024 г. в силу войдут дополнительные изменения — и главный институт государства будет избираться только пропорциональным путём.

Однако этот процесс повлёк за собой довольно тяжёлые последствия. В частности, политическая оппозиция не только отказалась голосовать, но и обвинила посла Германии, который призвал все стороны принять участие в процессе, в предвзятости. Более того, некоторые представители «потребовали» смены главы представительства и обвинили посла Хуберта Книрша в пророссийскости, а оппозиционно настроенная медиа платформа «Табула» исказила перевод части его интервью, в связи с чем посольство Германии в Тбилиси попросило публичных объяснений. Наконец, представительство ЕС оценило «атаки» на посла как политически мотивированную выходку части политических сил и информационных агентств.

В поисках истины

Грузия уже давно находится в поисках несуществующей «идеальной» институциональной и избирательной моделей, которые смогли бы подстегнуть страну к дальнейшей демократизации. В 2012 г. страна перешла на парламентскую модель управления, надеясь на то, что это сможет наконец-то окончить «тиранию» президентского правления. Однако все те политические игроки, которые на протяжении последних десятилетий и формировали такую систему, просто перешли теперь в парламент, а ситуация практически не переменилась. На этот раз уже глава партии Грузинская Мечта — Бидзина Иванишвили — превратился в «спасителя» государства и нации. Следовательно, должность президента стало номинальной, но феномен «мессии» сохранился.

Новую надежду политический истеблишмент, стратегические партнёры и часть общества узрели в пропорциональной избирательной модели, которая, по их мнению, сможет разбавить парламентскую жизнь и вынудить всех сформировать культуру коалиционных правительств; т.е. по сути, путём увеличения политических игроков распределить власть таким образом, чтобы прецедентов узурпации больше не было. Так, мажоритарная и смешанная избирательные системы, которые всегда устраивали все власти и эффективно действуют в разных странах, превратились в недемократические формулы; и пропорциональная модель трансформировалась в единственную «праведную». Произошла очередная сакрализация, свойственная грузинскому общественно-политическому мышлению. Но никто не задумался над тем, что от перемены мест слагаемых сумма не изменяется; а значит, проблема не в моделях, а в тех, кто их реализует.

Неизвестный договор

После событий 20 июня 2019 г., когда часть грузинского общества опротестовала приезд в страну российского политика Сергея Гаврилова, глава Грузинской Мечты Бидзина Иванишвили пообещал провести ближайшие парламентские выборы 2020 г. по пропорциональной избирательной модели. Это заявление воодушевило всех, кто верил, что именно эта формула сможет изменить политическую жизнь в стране. Однако вскоре инициатива не была поддержана частью мажоритариев правящей партии и провалилась. Оппозиция или некоторые круги гражданского общества расценили это как целенаправленный саботаж. Политический кризис вынудил представительства стратегических партнёров Грузии вмешаться в переговоры и создать переговорную платформу. В итоге 8 марта 2020 г. при медиации послов США, Германии и ЕС был подписан т.н. мартовский договор, согласно которому выборы должны состояться по смешанной модели 120/30, а судебные процессы против представителей оппозиции должны были быть приостановлены.

Договор, который был подписан не в парламенте страны, а в посольстве США, до сих пор является предметом споров. Связано это с тем, что точный текст знают только подписанты, в то время как грузинское общество просто поставили перед фактом и предложили довериться. Такой подход оказался неудачным, поскольку и правительство, и оппозиция вскоре начали интерпретировать его по-своему — особенно ту часть, в которой речь идет о судебных тяжбах. Так, оппозиция заявляла, что, по их мнению, политические заключённые Гиги Угулава, Иракли Окруашвили и Гиорги Руруа должны быть освобождены. Без выполнения этого условия они отказывались участвовать в голосовании по поправкам в конституцию. В свою очередь, Грузинская Мечта заявляла, что такого уговора просто не могло быть. Послы оказались в неудобной ситуации, а общество — тем более. В итоге Г. Угулава и И. Окруашвили были помилованы президентом Саломе Зурабишвили, а в Г. Руруа, который все еще ждёт приговора суда, остался под стражей. Оппозиция, заявляя, что договор был нарушен, отказалась голосовать. В ответ на это Хуберт Книрш заявил, что имя третьего заключенного не было указано в тексте. Позже посла обвинили в предвзятости, проплаченности Грузинской Мечтой и, что еще более важно, продвижении российских интересов. Так медиатор превратился во врага и «агента» Кремля.

Пророссийский посол Германии

Грузинское общество уже привыкло к тому, что некоторые представители западных государств критикуют правящую силу за провал конституционных поправок и, как они заявляют, преследование политических оппонентов. Такая тенденция воодушевила местную оппозицию, и она довольно грубо выступила против посла Германии. Стоило ему только намекнуть на то, что не только правительство, но и оппоненты имеют обязанности по договору, его обвинили в некомпетентности, предвзятости, проплаченности и, конечно, пророссийской позиции. В частности, оппозиционно настроенная платформа «Табула» исказила часть его интервью в программе «Пограничная ZONA» 9 декабря 2019 г. По искаженной версии, разгон митинга 20 июня 2019 г. соответствовал правовым нормам. Однако в реальности Хуберт Книрш сказал, что любой митинг должен быть мирным, а в случае нарушения закона правительство должно использовать закономерную силу. Эта «опечатка» была исправлена, но посольство Германии потребовало признания ошибки. Моментально были распространены эпизоды из этого же интервью, на которых посол говорит о Докладе Тальявини, где речь идет о том, что грузинские военнослужащие первыми начали крупномасштабную атаку, и это позволило российской стороне использовать ситуацию для реализации своих политических и геополитических целей. Заявление, опирающееся на официальный документ, было искажено и использовано в искаженном виде, чтобы сделать возможным создание петиции с требованием выслать «пророссийского» посла, подрывающего демократические устои Грузии, продвигающего насилие отношении мирных протестующих и защищающего коррумпированную власть Грузинской Мечты. Посол Германии Хуберт Книрш, лишь недавно названный политической оппозицией «другом», тогда превратился в предателя и «агента Кремля». Однако скандал, скорее всего, не будет разрастаться, поскольку представительство ЕС в Грузии послало всем (особенно представителям оппозиции и соответствующим медиа платформам) чёткий сигнал прекратить нападки и очернение посла. Попытка недоброжелателей Грузинской Мечты замахнуться на посла Германии оказалась провальной.

Местные и международные политические игроки поздравляют друг друга с утверждением новой, лучшей избирательной модели в Грузии. Для них зажглась надежда на то, что внедрение большей пропорциональности изменит политическую культуру в стране. Однако есть серьёзные сомнения, что, как и в случае с переходом на парламентские «рельсы», от простой перестановки слагаемых сумма не изменится; т.е. мажоритарии просто перейдут в партийные списки, а сама суть процессов останется прежней. Более того, т.н. мартовский договор ещё раз доказал, что политические переговоры за закрытыми дверями ни к чему хорошему не приведут. А послы могут превратиться из «друзей» в «агентов Кремля» по одному желанию той или иной политической силы.

Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 5)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся