Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Арчил Сихарулидзе

Со-основатель и исполнительный директор Центра системных политических исследований

Парламентские выборы в Грузии, намеченные на октябрь 2020 г., приближаются, и оппозиция уже вовсю готовится к противостоянию с правящей «Грузинской мечтой». Политический кризис в Грузии продолжается, и так называемая объединенная оппозиция идет в регионы государства по принципу «все против одного», планируя мобилизовать протестный потенциал, после чего оказать давление на власть с новой силой. Оппоненты правящей партии требуют, чтобы парламентские выборы 2020 г. были проведены по модифицированной германской модели, которая позволит сохранить пропорционально-мажоритарную (смешанную) избирательную систему, сбалансировав ее так, чтобы места в парламенте соответствовали проценту голосов избирателей.

Оппозиции пока не удалось достичь своих политических целей. Несмотря на критику некоторых коллег из Европы и США, «Грузинская мечта» чувствует себя весьма уверенно, особенно учитывая тот факт, кто ей противостоит. Следовательно, политическая оппозиция должна предложить что-то большее, чем призывы сместить коррумпированную власть из-за отказа проводить парламентские выборы по пропорциональной системе. Избиратели должны увидеть будущее, а не плохо забытое прошлое, стремящееся вновь стать настоящим.


Парламентские выборы в Грузии, намеченные на октябрь 2020 г., приближаются, и оппозиция уже вовсю готовится к противостоянию с правящей «Грузинской мечтой». Политический кризис в Грузии продолжается, и так называемая объединенная оппозиция идет в регионы государства по принципу «все против одного», планируя мобилизовать протестный потенциал, после чего оказать давление на власть с новой силой. Оппоненты правящей партии требуют, чтобы парламентские выборы 2020 г. были проведены по модифицированной германской модели, которая позволит сохранить пропорционально-мажоритарную (смешанную) избирательную систему, сбалансировав ее так, чтобы места в парламенте соответствовали проценту голосов избирателей. Эта модель должна остановить, как многие утверждают, укоренившуюся традицию, когда главенствующая сила за счет «продажных» мажоритариев получала большинство голосов. Правительство в свою очередь заявило о неконституционности этой инициативы, поскольку сама германская модель по своей сути является пропорциональной, следовательно, противоречит формату прописанной в высшем законодательном акте смешанной системе. Оппозиция при поддержке государственного омбудсмена Нино Ломджарии переслала германскую модель избирательной системы в ОБСЕ/БДИПЧ для окончательного решения. В ожидании окончательного «вердикта», «Грузинская мечта» смягчила риторику и пошла на переговоры с политической оппозицией, предлагая ей взаимовыгодную модель. Однако на фоне участившейся критики со стороны США и Европы из-за отказа от перехода на пропорциональную систему, оппоненты начинают проводить политику «все или ничего». Страна находится в ожидании.

Тот факт, что в Грузии существуют фундаментальные проблемы во многих сферах, не является секретом. Однако этот процесс начался задолго до сегодняшних событий и вызван отнюдь не отсутствием справедливой избирательной системы. Многие местные и международные аналитики задаются вопросом, действительно ли сегодняшние процессы кризисны или это просто противостояние политических элит, борющихся за возможность сохранения и преумножения власти? Более того, есть основания полагать, что попытка политической оппозиции снова настроить массы против правительства оказалась неудачной и «Грузинская мечта» сохранила бразды правления в своих руках.

Блицкриг отменен

Можно с уверенностью заявить, что изначальный план оппозиции — принуждение правительства к уходу в отставку и проведение досрочных парламентских выборов по полностью пропорциональной системе — провалился. Несмотря на то, что во всей стране и в особенности в метрополии существует серьезное недовольство происходящими в государстве процессами, люди так и не вышли на улицы, а политическая оппозиция не смогла собрать критическую массу. Тбилиси — традиционно сердце политических баталий и, соответственно, центр протестных движений — довольно прохладно принял призыв объединенной оппозиции сместить «Грузинскую мечту». Это, скорее всего, связано с тремя факторами: концом революционной эпохи, отсутствием реальной альтернативы и расходящимися приоритетами.

В годы независимости Грузии революции были традиционным методом смены власти в стране. Однако этой практике пришел конец из-за Михаила Саакашвили, бывшего президента Грузии, жестоко подавлявшего любые митинги, нацеленные на его отстранение от власти. Во время президентства М. Саакашвили была успешно внедрена новая традиция смены власти через отчасти честные выборы, и грузины были с этим согласны. По этой причине большая часть гражданского общества планирует воздействовать на нынешнее правительство не устраивая самосуд, а у избирательного ящика.

Более остро стоит вопрос политической альтернативы. Объединенная оппозиция не сможет самостоятельно собрать более 5% голосов избирателей. Исключение — политические силы — осколки правительства Саакашвили («Единое национальное движение» и бывшая во фракции с ним «Европейская Грузия»). Большая часть грузин все еще не готовы закрыть глаза на политические преступления этих организаций и находятся в поиске альтернативной политической группы, которую можно было бы противопоставить «Грузинской мечте». Равного по силе объединения в Грузии не существует (по крайней мере сейчас). Ситуацию с оппозицией осложняет и тот факт, что неофициальным лидером считается Григол Вашадзе, близкий соратник Михаила Саакашвили, а все движение активно финансируется «доброжелателями» бывшей власти.

Нельзя игнорировать и тот факт, что переход на полностью пропорциональную систему не является приоритетом Грузии. Конечно, многие хотели бы видеть многообразие политических сил в парламенте, однако этот вопрос не стал первоочередным и теряет актуальность на фоне социально-экономических и других фундаментальных проблем. Более того, можно с уверенностью говорить о том, что обычные граждане скептически относятся к тому, что с пропорциональной системой парламент страны сконцентрируется на проблемах граждан, а не на распределении власти. Заявление лидеров оппозиции о том, что «народ был обманут» — манипуляция, поскольку если бы он себя таковым чувствовал, то, безусловно, вышел бы на улицы. В итоге многие избиратели расценивают эту ситуацию как борьбу политических групп за власть, именно поэтому многие протестуют против правящей силы, но не желают участвовать в революционных баталиях и политической борьбе элит, и уж тем более, помогать представителям бывшей власти вновь «оказаться у руля».

Увидев неготовность представителей метрополии «бунтовать», оппозиция решила перейти в регионы. С одной стороны, это возможность аккумулировать протестное настроение граждан по всей стране, но, с другой — очевидный признак того, что оппозиция оказалась в тупике. Ведь именно в регионах правительство обычно лучше всего использует свой административный ресурс и именно здесь получает необходимые голоса. Следовательно, эта политическая арена еще более сложна, и оппозиционным силам будет намного труднее бороться за симпатии местных избирателей. В связи с этим существуют серьезные сомнения по поводу того, смогут ли оппоненты власти добиться успеха, не только собрав критическую протестную массу, но и донеся ее до «дверей» парламента. Вместо этого они могут увязнуть в локальных баталиях, а правительство сохранит власть до следующих выборов.

Игра нервов

Сегодня «Грузинская мечта» уверенно стоит на своем и планирует провести парламентские выборы 2020 г. по существующей избирательной модели. Правительство уверено в своих силах, поскольку оппозиция не смогла собрать критическую массу и выступить единым фронтом. Протесты перед парламентом скорее символичны, а в регионах, вдали от камер и лишних глаз, у «Грузинской мечты» еще больше рычагов давления. Это ставит политическую оппозицию в сложное положение. Даже если международные институты признают модифицированную германскую модель конституционной, оппозиция, скорее всего, не успеет продавить идею до следующих выборов, назначенных на октябрь 2021 года. Исходя из этого, политическая оппозиция должна поднимать «ставки» и идти на радикальные меры, в том числе пикетируя и блокируя здания государственных учреждений; в регионах же ей придется «подливать масло в огонь», чтобы спровоцировать новую протестную волну; и, более того, принудить правительство допустить очередную серьезную ошибку, которая может оказаться той самой «искрой». В свою очередь главная задача «Грузинской мечты» — не позволить своим представителям дать дополнительные поводы для народного протеста и рычаги давления, которые могли бы быть использованы оппонентами в борьбе за международную поддержку.

***

Оппозиции пока не удалось достичь своих политических целей. Несмотря на критику некоторых коллег из Европы и США, «Грузинская мечта» чувствует себя весьма уверенно, особенно учитывая тот факт, кто ей противостоит. Следовательно, политическая оппозиция должна предложить что-то большее, чем призывы сместить коррумпированную власть из-за отказа проводить парламентские выборы по пропорциональной системе. Избиратели должны увидеть будущее, а не плохо забытое прошлое, стремящееся вновь стать настоящим.

Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся