Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 4.67)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Артём Гофман

Сотрудник Отдела изучения Израиля и еврейских общин Института востоковедения РАН

Вечером 13 августа 2020 г. президент США Д. Трамп объявил на своей официальной странице в Twitter, что Израиль и ОАЭ готовы подписать мирный договор. Чуть позже было опубликовано совместное Заявление США, Израиля и ОАЭ о нормализации отношений между еврейским государством и арабской страной. 11 сентября глава Белого дома также разместил у себя в Twitter трёхстороннее Заявление о нормализации отношений между Израилем и Бахрейном при содействии США. 15 сентября в Вашингтоне были подписаны «Соглашения Авраама» — договоры о взаимном признании и нормализации отношений между Израилем и ОАЭ, а также между Израилем и Бахрейном при посредничестве Соединённых Штатов.

«Соглашения Авраама» увеличивают водораздел в ближневосточном урегулировании между арабо-израильским и палестино-израильским направлениями. То, против чего возражают палестинцы, — нормализация отношений с Израилем фактически в обход решения палестинской проблемы, её маргинализация.

В Москве надеются, что мирные соглашения поспособствуют «укреплению стабильности и безопасности в регионе», включая справедливое решение палестинской проблемы. Россия может и должна играть более активную роль в палестино-израильском урегулировании. Текущие события в очередной раз подтвердили важность преодоления внутрипалестинского раскола. Для улучшения положения палестинцев нужна не очередная интифада, а национальное единение, выдвижение собственного чёткого плана/ответа на американские предложения, и этому Москва может поспособствовать.

Возможно, говорить об историческом значении «Соглашений Авраама» пока рано, поскольку политический процесс ещё не завершён. Однако можно с уверенностью сказать, что их подписание стало поворотным моментом в ближневосточном урегулировании. Их ценность заключается в создании прецедента, которым могут воспользоваться другие страны, желающие нормализовать отношения с Израилем, задающего, таким образом, новый тренд на Ближнем Востоке.


Вечером 13 августа 2020 г. президент США Д. Трамп объявил на своей официальной странице в Twitter, что Израиль и ОАЭ готовы подписать мирный договор. Чуть позже было опубликовано совместное Заявление США, Израиля и ОАЭ о нормализации отношений между еврейским государством и арабской страной. 11 сентября глава Белого дома также разместил у себя в Twitter трёхстороннее Заявление о нормализации отношений между Израилем и Бахрейном при содействии США. 15 сентября в Вашингтоне были подписаны «Соглашения Авраама» [1] — договоры о взаимном признании и нормализации отношений между Израилем и ОАЭ, а также между Израилем и Бахрейном при посредничестве Соединённых Штатов.

«Мы собрались сегодня здесь, чтобы изменить ход истории. Спустя десятилетия разногласий и конфликта мы наблюдаем рассвет нового Ближнего Востока», — заявил Д. Трамп перед церемонией подписания, добавив, что эти соглашения не последние. Сами «Соглашения Авраама» уже были названы «историческими». Арабо-израильское сближение поддержал ряд государств арабского мира, включая Египет и Оман, а также Европейский Союз и Китай. Одобрение последовало от Всемирного совета мусульманских общин, а Саудовская Аравия разрешила израильским авиакомпаниям пользоваться своим воздушным пространством. С критикой выступили Иран, Турция и представители палестинских организаций.

«Соглашения Авраама» и арабо-израильские отношения

Информация о существовании секретных связей между Израилем и рядом арабских стран достаточно давно курсировала в общественной среде. В этом смысле нормализация отношений была в некоторой степени лишь вопросом времени.

Читая тексты соглашений, нельзя не заметить их общую особенность — их весьма обтекаемую, обобщённую форму. Вероятно, стороны смогли прийти к компромиссу не по всем вопросам, а работа по его поиску продолжается. Израильтяне и арабы приветствуют стремление друг друга к миру, отмечают важность сотрудничества ради безопасности и развития как самих стран, так и ближневосточного региона в целом, обязуются противостоять общим угрозам, подтверждают сохранение статус-кво мусульманских святынь. Кратко оговаривается необходимость всеобъемлющего решения палестинской проблемы.

Была также отдельно выражена благодарность президенту США Д. Трампу за его усилия по продвижению мира и прагматичный подход, а также отмечена поддержка его плана по ближневосточному урегулированию, больше известному как «сделка века», опубликованному в январе 2020 г. Оговаривались и технические моменты установления дипломатических отношений.

Обращает на себя внимание различие трактовок соглашений: израильская сторона говорит о свершившемся дипломатическом прорыве и о том, что соглашения никак не повлияют на внутреннюю политику еврейского государства, в то время как арабская сторона акцентирует внимание на остановке Израилем аннексии палестинских территорий.

Примечательно, что в тексте нет упоминания о так называемой оружейной части соглашений. Имеется ввиду потенциальная продажа Абу-Даби американских истребителей нового поколения F-35. Сам президент США заявлял, что у него «нет проблем» с продажей ОАЭ новейших истребителей, несмотря на израильские возражения.

На данный момент из всех ближневосточных стран только Израиль (передача Турции американских истребителей была отменена Вашингтоном из-за приобретения Анкарой российских ЗКР С-400) является страной-оператором F-35, что закрепляет его боевое превосходство в воздухе над ВВС стран региона. Возможное получение ОАЭ истребителей нового поколения вызывает обеспокоенность в произраильских кругах, так как может поставить под сомнение сохранение за Армией обороны Израиля (АОИ) качественного военно-технического преимущества над армиями соседних стран.

Ещё один аспект, не получивший отражения на бумаге, — это иранская тема. Отмечается, что противостояние «иранской угрозе» стало одной из точек соприкосновения между государствами-подписантами. Администрация Д. Трампа уже долгое время продвигает идею создания так называемого арабского НАТО, членами которого должны стать умеренные арабские государства и Израиль. Целью организации может стать сдерживание Ирана и сохранение американского влияния в ближневосточном регионе. Сближение Израиля и монархий Персидского залива рассматривается Вашингтоном как один из этапов на пути к этой цели.

В этом нет ничего удивительного — и Израиль, и многие суннитские страны арабского мира являются союзниками Соединённых Штатов, получают от них политическую, военно-техническую, экономическую и другие виды помощи. Чётко прослеживается попытка Вашингтона сблизить эти страны на антииранской платформе. Стоит добавить, что такой потенциал можно использовать не только против Ирана, но и против любой другой страны или организации (например, против ливанской группировки «Хезболла»), которую США расценят как подходящую цель для сдерживания.

«Соглашения Авраама» и палестино-израильское урегулирование

Палестинская сторона выразила категорическое несогласие с нормализацией отношений между Израилем и ОАЭ (собственно, как и с Бахрейном). Премьер-министр Государства Палестина [2] М. Штайе на своей странице в Twitter написал, что «спонсированное США соглашение между Израилем и ОАЭ является вопиющим нарушением арабского консенсуса и формой поощрения Израиля в продолжении своей агрессии/усиления поселенческой активности. Решение о заморозке израильского плана аннексии было принято вследствие серьёзного палестинского протеста его осуществлению».

9 сентября, по итогам заседания министров иностранных дел, ЛАГ отказалась утвердить палестинский проект резолюции, осуждавший нормализацию отношений между Израилем и ОАЭ, но подтвердила свою приверженность арабской мирной инициативе [3] 2002 г. По мнению палестинского общественного деятеля Р. Баруда, «хотя арабская сторона продолжит говорить об “арабской мирной инициативе”, то, что произошло сегодня в Каире, стало её смертным приговором. Она никогда не воспринималась серьёзно Тель-Авивом и не ставилась им на первое место».

Такой исход встречи министров ЛАГ косвенно подтверждает предположение о том, что развитие ситуации на данный момент не является просто набором случайных событий, но, скорее, заранее обговоренным планом действий. Трудно представить, что имевшее место решение ЛАГ было принято без санкции Эр-Рияда. Хотя официально Саудовская Аравия заявляет (как это делают другие арабские страны), что палестинская тема по-прежнему остаётся ключевой в арабо-израильских отношениях, на деле получается иначе. Всё яснее прослеживается тенденция приоритета национальных интересов арабских стран над общеарабскими, к которым часто относят и палестинскую проблему.

В Израиле больше всего политических очков от подписанных соглашений получил премьер-министр Б. Нетаньяху. Глава израильского правительства позиционирует себя как «главного борца за мир» в Израиле. В условиях нестабильной политической и экономической ситуации внутри страны, обвинений в превышении должностных полномочий и коррупции, на фоне роста заболеваемости COVID-19 Б. Нетаньяху активно использует «Соглашения Авраама» для укрепления своих позиций.

Его стратегический советник А. Кляйн заявляет о существовании «доктрины Нетаньяху», благодаря которой и была достигнута нормализация отношений с арабскими странами. Сам же Б. Нетаньяху сделал беспрецедентное для израильской официальной риторики заявление: «Израиль и ОАЭ — это две наиболее развитые страны мира». До него ни один из израильских лидеров не ставил на одну линию еврейское государство и арабскую (!) страну.

В целом Израиль от соглашений больше выигрывает, чем проигрывает. Экономические и политические дивиденды от сотрудничества с арабскими странами Персидского залива явно перевешивают возможные выгоды от аннексии. Собственно, сама аннексия Иорданской долины была скорее «пугалом» для достижения политических уступок, чем реальным планом действующего израильского правительства.

Израильские поселенцы уже обвинили премьер-министра в обмане и отходе от заданной ранее линии аннексии, хотя для идеологии ревизионистского сионизма [4] посланничество почти всегда выступало как инструмент достижения политических целей, а не как самоцель. Здесь нужно принимать во внимание мотивы Б. Нетаньяху и ту обстановку, в которой он сейчас находится. Как точно подметил израильский колумнист Б. Каспит: «Его [Нетаньяху. — прим. авт.] убеждённость, как и его сторонников и избирателей, в том, что он — воплощение мессии наших дней, позволяет ему подстраивать свою идеологию под текущие политические нужды».

Б. Нетаньяху в достижении, как он считает, национальных интересов Государства Израиль не ограничивает себя исключительно правым спектром политических сил в своей стране, и, несмотря на риторику собственной партии, может «дрейфовать» влево при необходимости. В определённой степени он реализовал мечту своего предшественника И. Шамира, сделав формулу «мир в обмен на мир» основой арабо-израильского урегулирования.

Вместо заключения

«Соглашения Авраама» увеличивают водораздел в ближневосточном урегулировании между арабо-израильским и палестино-израильским направлениями. То, против чего возражают палестинцы, — нормализация отношений с Израилем фактически в обход решения палестинской проблемы, её маргинализация.

Однако возможно ли достижение ближневосточного урегулирования на основе лишь арабо-израильского примирения, без палестино-израильского решения? Ответ на этот вопрос будет скорее отрицательным. Во время «процесса Осло» [5] Израиль активно шёл по пути нормализации отношений с арабским миром, но отсутствие окончательного решения палестинской проблемы во многом привело ко второй интифаде и общей деградации арабо-израильских связей.

Неслучайно российская реакция на достижение мира между Израилем и монархиями Персидского залива оказалась достаточно сдержанной. В Москве надеются, что мирные соглашения поспособствуют «укреплению стабильности и безопасности в регионе», включая справедливое решение палестинской проблемы.

Россия может и должна играть более активную роль в палестино-израильском урегулировании. Текущие события в очередной раз подтвердили важность преодоления внутрипалестинского раскола. Звучат обвинения в недееспособности нынешней палестинской элиты, в ее бессилии защитить национальные интересы палестинского народа. Для улучшения положения палестинцев нужна не очередная интифада, а национальное единение, выдвижение собственного чёткого плана/ответа на американские предложения, и этому Москва может поспособствовать.

Возможно, говорить об историческом значении «Соглашений Авраама» пока рано, поскольку политический процесс ещё не завершён. Однако можно с уверенностью сказать, что их подписание стало поворотным моментом в ближневосточном урегулировании. Их ценность заключается в создании прецедента, которым могут воспользоваться другие страны, желающие нормализовать отношения с Израилем, задающего, таким образом, новый тренд на Ближнем Востоке.

1. Очевидно, отсылка к библейскому герою Аврааму, которого евреи и арабы считают своим праотцом.

2. В ряде стран, включая Израиль и США, по-прежнему продолжают использовать применительно к Палестине термин «администрация», а не «государство».

3. Мирная инициатива базируется на резолюциях ООН с возвратом к границам до Шестидневной войны 1967 г. и создании палестинского государства.

4. Партия Ликуд Б. Нетаньяху считается наследницей партии Херут, долгое время возглавлявшейся М. Бегином. Идеологическая основа ревизионистского сионизма, во многом, основывается на трудах В. Жаботинского.

5. «Процесс Осло» - альтернативное название мирному процессу 1990-х гг., в основе которого лежали соглашения «Осло-1» (1993) и «Осло-2» (1995), подписанные в Вашингтоне израильской и палестинской делегациями.


Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 4.67)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся