Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 13, Рейтинг: 5)
 (13 голосов)
Поделиться статьей
Луиза Хлебникова

К.и.н., с.н.с. каф. иудаики ИСАА МГУ им. М.В. Ломоносова, зам. директора по развитию международных и общественных связей Центра проблем безопасности и развития ФМП МГУ; н.с. Отдела изучения Израиля и еврейских общин ИВ РАН, эксперт РСМД

Во время трех предвыборных кампаний в Израиле вопрос об односторонней аннексией Иорданской долины приобрел особое значение. Идея распространения суверенитета на эти территории не нова, она давно обсуждалась в израильских политических и военных кругах — здесь можно вспомнить план Алона 1967 года.

Согласно достигнутым соглашениям в Осло, Западный берег реки Иордан состоит из секторов: А — военный и гражданский контроль за Палестинской национальной администрацией; B — военный контроль осуществляется Израилем, а гражданский — силами ПНА; С — военный и гражданский контроль осуществляется Израилем. Большая часть Иорданской долины (примерно 90%) входит в сектор С, т.е. уже подконтрольна Израилю. Палестинцы, живущие на территориях, которые израильское правительство предполагает аннексировать, не получат израильское гражданство, но будут продолжать находиться под военным контролем Израиля.

Представление в январе 2020 г. администрацией США мирного плана для урегулирования палестино-израильского конфликта дало дополнительный толчок к дальнейшему продвижению идеи аннексии. В документе прописывалось, что Иорданская долина будет суверенной частью Израиля, как и еврейские поселения на палестинских территориях, при том, что они будут находиться внутри палестинского государства. Сразу после его публикации был создан американо-израильский комитет по составлению карты аннексии, который возглавил посол США в Израиле Д. Фридман, известный своей поддержкой израильских поселенцев.

Однако Майк Эванс, известный американский евангелист, уже заявил, что если Д. Трамп не форсирует аннексию, то это будет стоить ему выборов. В связи с тем, что правительство не справляется с тяжелыми последствиями от коронавирусной пандемии в стране, демонстрируя плохое управление, как и в случае с протестами на американских улицах, Д. Трамп теряет шансы вновь выйти победителем в ноябре 2020 г. Так, интерес к израильской аннексии у президента заметно снизился.

Хотя для Б. Нетаньяху и его сторонников, возможно, не будет лучших условий для односторонних действий, пока главой Белого дома остается Дональд Трамп, а региональные игроки заняты своими накопившимися проблемами, Израиль пока не начал ни «малую», ни «крупную» аннексию Западного берега реки Иордан.

На текущий момент у израильского правительства планы по аннексии отошли как минимум на третий план. Во многом это произошло благодаря тому, что ситуация в самом Израиле далека от стабильности — вновь появляются новости о том, что если в августе не будет принят госбюджет, то уже 4-е выборы за год будут назначены на осень. Однако вопрос аннексии все же не стоит считать исключенным из политической повестки дня.

Неурегулированный палестино-израильский конфликт остается одним из главных вызовов и угроз для будущего Израиля, Палестины и всего региона и требует медиации со стороны международного сообщества, возможно, нового формата переговорного процесса. Как говорил Ицхак Рабин, «мир требует новых концепций и определений».

Согласно достигнутым соглашениям в Осло, Западный берег реки Иордан состоит из секторов: А — военный и гражданский контроль за Палестинской национальной администрацией; B — военный контроль осуществляется Израилем, а гражданский — силами ПНА; С — военный и гражданский контроль осуществляется Израилем. Большая часть Иорданской долины (примерно 90%) входит в сектор С, т.е. уже подконтрольна Израилю. Палестинцы, живущие на территориях, которые израильское правительство предполагает аннексировать, не получат израильское гражданство, но будут продолжать находиться под военным контролем Израиля.

Представление в январе 2020 г. администрацией США мирного плана для урегулирования палестино-израильского конфликта дало дополнительный толчок к дальнейшему продвижению идеи аннексии. В документе прописывалось, что Иорданская долина будет суверенной частью Израиля, как и еврейские поселения на палестинских территориях, при том, что они будут находиться внутри палестинского государства. Сразу после его публикации был создан американо-израильский комитет по составлению карты аннексии, который возглавил посол США в Израиле Д. Фридман, известный своей поддержкой израильских поселенцев.

Дебаты в Израиле по поводу односторонней аннексии: за или против

При отсутствии опубликованного плана израильского правительства по аннексии стоит сфокусироваться на двух самых обсуждаемых вариантах. «Большой» план включает в себя всю Иорданскую долину вместе с крупнейшими блоками еврейских поселений. «Маленький» же план касается лишь крупных еврейских поселений, например Гуш Эцион, Маале Адумим и Ариэль. Согласно израильским законам, эти территории входят в округ Иудеи и Самарии.

Сторонники аннексии утверждают, что распространение суверенитета на еврейские поселения на Западном берегу реки Иордан отвечают сложившейся ситуации на земле, что приведет к созданию «безопасных границ» на востоке страны. Эти шаги обосновываются религиозными и историческими притязаниями на эти территории. Ослабление и почти полное исчезновение израильских левых сил, как весомых политических оппонентов, а также продолжающееся доминирование правых-ревизионистов вкупе с усилением позиций религиозного блока на политической сцене усилило укоренение дискурса о «Великом Израиле». Лично для Б. Нетаньяху аннексия могла бы стать частью его наследия по расширению границ Израиля. Бенни Ганц, генерал-полковник, бывший начальник Генерального штаба ЦАХАЛ, который с Б. Нетаньяху договорился о формировании правительства национального единства со сроком на 36 месяцев, сначала отмечал, что этот вопрос должен быть решен только в сотрудничестве с США, однако, в конечном счете, он пришел к своего рода поддержке этих планов.

Отношение самих еврейских поселенцев к аннексии довольно неоднозначное. С одной стороны, например, глава города Эфрат О. Ревиви, ранее одобривший «сделку века» Трампа, поддерживает планы правительства по аннексии [1]. С другой стороны, поселенец Э. Коэн, лидер арабо-еврейского движения «Территория для всех», призывает к предоставлению полных политических прав для израильтян и палестинцев.

В целом, согласно опросам, например, Израильского института демократии и Центра Акорд Еврейского университета, в израильском обществе вопрос с аннексией все же не получил широкого одобрения [2]. Самая большая оппозиция аннексии исходит от арабских граждан Израиля, а поддержка — от сторонников Ликуд.

В июне в Израиле проходили массовые арабо-еврейские демонстрации против аннексии, в которых участвовали тысячи человек. Противники аннексии указывают на то, что она нарушает международное право и может нанести серьезный удар, как по продвижению мирного процесса с палестинцами, так и по израильской демократии. Правительство сообщило, что равных прав палестинцам на аннексированных территориях не предоставит. Заявления о том, что Израиль превращается в государство апартеида стали звучать чаще.

Израильская аннексия может поставить под удар не только право палестинцев на самоопределение, но и само существование ПНА, которая еще больше потеряет легитимность в глазах палестинцев. При самом плохом сценарии развития событий, если ПНА падёт на Западном берегу реки Иордан, то Израиль будет вынужден полностью взять всю территорию под свой контроль, а это несет в себе дополнительные риски.

Израильские односторонние действия могут негативно отразиться на арабо-израильской нормализации отношений, которая стала проявляться в последние годы, в основном на антииранской почве. Поддержка и солидарность с палестинцами не исчезла в арабских обществах, о чем говорят проведенные опросы. Даже с теми, с кем у еврейского государства действует мирный договор, Иордания и Египет, связи между людьми остаются слабо развитыми, а сам мир в большей степени можно охарактеризовать как «холодный».

Одна из особенностей нового витка обсуждений аннексии заключается в том, что основные дискуссии происходили без прямого вовлечения израильских военных и лиц, ответственных за безопасность страны. Для Израиля, всегда ставившим вопросы безопасности в приоритет, это серьезное изменение в характере гражданско-военных отношений. Амос Гилад, глава Института по политике и стратегии Междисциплинарного центра в Герцлии, у которого за плечами более 30 лет службы в армии, дал оценку идеи аннексии как «необязательной и ужасной». Израильские военные часто указывают, что она разрушит наработанные связи с палестинскими службами безопасности, в том числе и по предотвращению террора. Немаловажно и то, что именно израильские военные будут вовлечены в борьбу с возможным витком насилия на территориях.

Будущее реализации принципа два государства для двух народов также поставлено под вопрос. Согласно опросам палестинского профессора Халила Шикаки, 63% палестинцев считают, что реализация этой формулы не осуществима из-за расширения израильских поселений. Среди молодых палестинцев существует рост поддержки идеи одного государства для двух народов, то есть они оставят борьбу за свое государство и перейдут к отстаиванию политического и экономического равенства. Американский эксперт по Израилю Дов Уаксман в своей книге оценивает разные опции по разрешению палестино-израильских противоречий, и приходит к выводу, что одно государство для двух народов — не реалистичное решение, а «либеральная утопия» и «мечта религиозных и националистских экстремистов по обе стороны конфликта» [3] . При этом Д. Уаксман отмечает, что одно государство, как результат действий Израиля по de facto (и возможно еще и de jure) аннексии Западного берега реки Иордан, когда еврейское меньшинство управляет лишенными прав палестинским большинством, — весьма реальная возможность.

Предполагаемые риски и последствия от аннексии явно перевешивают возможные преимущества от односторонних действий, которые не приведут к миру и стабильности. За долгие годы своего правления Б. Нетаньяху проявил себя как нерискованного политика. И в данном случае стоит выделить в продвижении (как и в приостановлении) израильских планов особую роль Вашингтона.

Администрация США, Конгресс и американская еврейская община: дебаты по поводу аннексии

В Белом доме можно увидеть некоторые расхождения взглядов на имплементацию израильской аннексии среди ключевых фигур по данному треку. Посол США в Израиле Дэвид Фридман активно выступал за израильские планы по аннексии. Государственный секретарь США Майк Помпео был более осторожным в своих заявлениях, лишь отмечая, что это дело Израиля. Возможно, на его позицию оказывало влияние резкое противодействие этим планам со стороны региональных и глобальных игроков. Дж. Кушнер, один из главных архитекторов «сделки века», в большей степени был сфокусирован на продвижении самого мирного плана, а также на последствиях аннексии для региона и для переизбрания Д. Трампа на выборах в этом году.

В период американской предвыборной гонки поддержка Д. Трампа христианами-евангелистами играет важную для него роль, так как они являются самой поддерживающей его группой. Майк Эванс, известный американский евангелист, уже заявил, что если Д. Трамп не форсирует аннексию, то это будет стоить ему выборов. В связи с тем, что правительство не справляется с тяжелыми последствиями от коронавирусной пандемии в стране, демонстрируя плохое управление, как и в случае с протестами на американских улицах, Д. Трамп теряет шансы вновь выйти победителем в ноябре 2020 г. Так, интерес к израильской аннексии у президента заметно снизился.

Кандидат на пост президента США от демократической партии, бывший вице-президент США Джо Байден раскритиковал планы Израиля по аннексии. Если в ноябре 2020 г. президентскую гонку выиграет Дж. Байден, то шансы израильского правительства получить «зеленый свет» на подобные шаги от нового главы Белого дома близки к нулю. И в этом смысле, ситуация с аннексией продемонстрировала существующую зависимость Израиля от политической конъюнктуры США. Дж. Байден, скорее всего, не будет отменять предыдущие решения своего предшественника, при этом, его администрация сможет занять более взвешенную позицию в попытках урегулировать палестино-израильский конфликт, но это будет явно не в первой тройке приоритетов во внешней политике.

В Конгрессе США вопрос с израильской аннексией активно обсуждался, обнажив разное видение урегулирования палестино-израильского конфликта двумя главными партиями, как и их внутренние разногласия по поводу характера американо-израильских отношений. Среди демократов растет критическое восприятие политики Израиля, в особенности в прогрессивном крыле партии. Более 190 демократов подписали письмо израильскому правительству о том, что они обеспокоены планами по аннексии и просят пересмотреть их. Это решение было поддержано произраильскими лево-либеральными лоббистскими структурами, такими как J Street. В свою очередь, произраильский ветеран лоббизма AIPAC не поддержал это письмо, но открыто заявил, что не будет противостоять критике аннексии. Представители Республиканской партии отправили письмо Б. Нетаньяху о поддержке планов по аннексии и заверили, что «будут стоять плечом к плечу с Израилем и противостоять любому давлению». И эта позиция нашла поддержку от произраильских право-консервативных лоббистов, таких как Сионистская организация Америки. В последние годы стало очевидно, что внепартийная поддержка Израиля в Конгрессе дала трещину. Шибли Телами из Института Брукингс провел исследование общественного мнения американских граждан, и его результаты продемонстрировали, что 79% демократов и 69% независимых выступают против израильской аннексии, а 56% республиканцев, наоборот, поддерживали её.

Не менее серьезные столкновения разгорелись внутри еврейской общины в США по поводу намерений Б. Нетаньяху совершить аннексию части Западного берега реки Иордан. В последние годы в американской еврейской общине усилились внутренние разногласия по поводу характера поддержки Израиля. Формула Progressive except Palestine, которая долгое время была распространена среди американских еврейских либералов, по всей видимости, уже в прошлом. Односторонняя аннексия рискует окончательно привести к расколу, не только в самой общине в США, но и к дальнейшему углублению кризиса в отношениях американской либерального еврейства и еврейского государства.

***

Хотя для Б. Нетаньяху и его сторонников, возможно, не будет лучших условий для односторонних действий (пока главой Белого дома остается Дональд Трамп, а региональные игроки заняты своими накопившимися проблемами), Израиль пока не начал ни «малую», ни «крупную» аннексию Западного берега реки Иордан.

На текущий момент у израильского правительства планы по аннексии отошли как минимум на третий план. Во многом это произошло благодаря тому, что ситуация в самом Израиле далека от стабильности — вновь появляются новости о том, что если в августе не будет принят госбюджет, то уже 4-е выборы за год будут назначены на осень. Однако вопрос аннексии все же не стоит считать исключенным из политической повестки дня.

Неурегулированный палестино-израильский конфликт остается одним из главных вызовов и угроз для будущего Израиля, Палестины и всего региона и требует медиации со стороны международного сообщества, возможно, нового формата переговорного процесса. Как говорил Ицхак Рабин, «мир требует новых концепций и определений».

1. Другая часть поселенцев отвергла американский план, так как он подразумевает создание палестинского государства на Западном берегу, а они считают, что вся территория должна принадлежать Израилю.

2. В методологии исследований общественного мнения огромную роль играли формулировка вопроса и терминология, которая была использована («аннексия», «односторонняя аннексия» или «распространения суверенитета», «Западный берег р. Иордан» или «Иудея и Самария» и т.п.).

3. Waxman D. The Israeli-Palestinian conflict: what everyone needs to know // Oxford University Press, 2019. P. 228-229


Оценить статью
(Голосов: 13, Рейтинг: 5)
 (13 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся