Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.44)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Чихачев

Аспирант СПбГУ, эксперт РСМД

Колонка: Франция Эммануэля Макрона

Участие Франции в ПМЭФ-2018 подтвердило взаимное стремление развивать франко-российские отношения, несмотря на политические сложности. Однако интерес к России существует в Пятой Республике не только по линии официальной дипломатии, но и в оппозиционных политических кругах. Хотя своими «пророссийскими» симпатиями наиболее известен «Национальный фронт», нельзя забывать об еще одной силе, стремящейся поддерживать контакты с Россией, — правоцентристкой партии «Республиканцы».

Существует неформальная закономерность: чем ближе тот или иной представитель «Республиканцев» к правому флангу, тем вероятнее его «пророссийские» взгляды.

Общий крен «Республиканцев» вправо должен означать, что желание развивать франко-российские отношения в партии будет становиться только сильнее. В свою очередь, это можно использовать для развития новых контактов с официальным Парижем хотя бы в качестве благоприятного фона или запасного ключа к французской общественности. Правда, на большее здесь рассчитывать трудно: в ближайшие годы «Республиканцы» будут уделять основное внимание спасению собственной партии и лишь затем — международным связям.


Участие Франции в ПМЭФ-2018, включившее в себя визит президента Э. Макрона, подтвердило взаимное стремление развивать франко-российские отношения, несмотря на политические сложности. Однако интерес к России существует в Пятой Республике не только по линии официальной дипломатии, но и в оппозиционных политических кругах. Хотя своими «пророссийскими» симпатиями наиболее известен «Национальный фронт», нельзя забывать об еще одной силе, стремящейся поддерживать контакты с Россией, — правоцентристкой партии «Республиканцы».

Бывшие фавориты

Историческая преемница всех голлистских объединений, эта партия до недавнего времени была типичной мейнстримной, системообразующей силой в политической жизни Франции. Достаточно сказать, что с 2002 г., когда организация приобрела современный вид (сначала под названием «Союз за народное движение», СНД), правоцентристы непрерывно находились у власти целых десять лет. В первое время СНД действовал в качестве правящей партии при президенте Ж. Шираке, в 2007 г. выиграл выборы вместе с Н. Саркози, а в 2012 г. послужил его главной опорой в надежде на переизбрание.

Но сразу после того, как действовавший президент потерпел поражение от социалиста Ф. Олланда, СНД угодил в затяжной кризис. Прежде всего, возник вопрос о лидерстве: Н. Саркози временно покинул политику, а соперничавшие за пост главы партии Ф. Фийон и Ж.-Ф. Копе не могли определить сильнейшего почти год (осень 2012 – лето 2013 гг.). В итоге СНД возглавил Ж.-Ф. Копе, но и он ушел в отставку уже в мае 2014 г. из-за т.н. дела Бигмалион. Выяснилось, что прошедшая президентская кампания была профинансирована партией в гораздо больших объемах, чем положено по закону, а значительная часть средств прошла через рекламное агентство «Бигмалион», близкое к Ж.-Ф. Копе. На фоне этой истории СНД приобрел весьма токсичную репутацию, хотя она еще не мешала побеждать социалистов на местных выборах и в целом считаться главной оппозицией Ф. Олланду. Готовить партию к возращению во власть на национальном уровне должен был все тот же Н. Саркози, опять занявший пост партийного лидера в ноябре 2014 г. По его же инициативе СНД и был переименован в «Республиканцев».

Однако совсем скоро правоцентристов ожидали новые потрясения. Партийным кандидатом на выборах-2017 стал не Н. Саркози или, например, А. Жюппе, а Ф. Фийон, неожиданно выигравший праймериз. Поначалу он вполне мог рассчитывать на выход в финал президентской гонки, но его шансы резко сократились после скандала «Пенелопа-гейт» о фиктивном трудоустройстве его супруги. Партийная жизнь превратилась в некое подобие хаоса: многие политики переходили на сторону Э. Макрона, какая-то часть избирателей раздумывала над поддержкой М. Ле Пен, некоторые предлагали выдвинуть от «Республиканцев» другого кандидата. Ф. Фийон все-таки довел кампанию до конца, но итоговых 20% хватило лишь для третьего места. В июне 2017 г. последовало поражение и на парламентских выборах: фракция «Республиканцев» в Национальном собрании сократилась примерно с 200 до 100 человек (еще и после ухода части депутатов в отдельную группу).

Таким образом, всего за несколько лет правоцентристы превратились из главных участников французской политической сцены в партию второго плана. Безусловно, их нельзя назвать аутсайдерами: о 20% на президентских выборах или сотне депутатских мандатов тем же социалистам на сегодняшний день остается только мечтать. Более того, «Республиканцы» пока не потеряли широкого представительства на местах, как и большинства в верхней палате парламента — Сенате. Вместе с тем есть явная необходимость обновить кадровый состав руководства, привести в порядок финансы и разработать новую программу, качественно отличающуюся от курса нынешнего правительства. Все это нужно сделать как можно быстрее, чтобы выборы-2022 не прошли по уже знакомому для «Республиканцев» сценарию внутренних неурядиц и скандалов.

Новый лидер

На сегодняшний день партию возглавляет 43-летний Л. Вокье, глава региона Овернь-Рона-Альпы, в прошлом министр при президенте Н. Саркози. Его путь к победе на внутрипартийных выборах в декабре 2017 г. обошелся без значительных препятствий, поскольку больше ни одна крупная фигура не решилась возглавить «Республиканцев» в кризисное время.

Тем не менее это пока не означает, что партия наконец-то нашла общепризнанного деятеля, который поведет ее за собой, не встречая внутреннего сопротивления. Специфика «Республиканцев» как правоцентристской партии заключается в том, что в ней пытаются ужиться как сторонники правых, консервативных взглядов, так и умеренные либералы-центристы. Л. Вокье представляет первое течение: приходя к власти, он отмечал, что «Республиканцы» как раз слишком увлеклись центризмом и забыли о своих правых корнях. Естественно, такая позиция не находит отклика у тех, кто считает, что партия не должна запираться в строгих идеологических рамках. В таком ключе рассуждает А. Жюппе, чей ученик Э. Филипп сейчас возглавляет французское правительство, или экс-министр В. Пекресс, ставшая особенно активно оппонировать Л. Вокье после избрания последнего.

Отсюда еще одна задача для нового лидера — остановить процессы дробления в партии, набравшие обороты в 2017 г. С точки зрения Л. Вокье, этого можно добиться с помощью выработки четких критериев, по которым «Республиканцы» отличались бы, с одной стороны, от движения «Вперед, Республика!» Э. Макрона, с другой стороны, от «Национального фронта» М. Ле Пен. Проще говоря, его подход подразумевает постепенное «отсечение» наиболее мятежных элементов, готовых в трудную минуту уйти к конкурентам. В этом случае, скорее всего, придется окончательно расстаться с наиболее либеральной частью электората, а значит, общий уровень поддержки партии в обществе на какое-то время сократится еще сильнее. Впрочем, Л. Вокье и его команду (кстати, составленную также преимущественно из правых деятелей) такая перспектива пока не пугает.

Интерес для России

Все эти события, происходящие в стане правоцентристов, могут быть интересны отечественному наблюдателю по ряду причин. Во-первых, как было упомянуто выше, «Республиканцы» сами проявляют интерес к России. В свое время в положительной тональности о нашей стране говорили Н. Саркози и Ф. Фийон. Нынешний лидер Л. Вокье пока не одобряет политику России напрямую, но по крайней мере критикует те шаги французской дипломатии, которые по совпадению не находят поддержки и в Москве (например, удар коалиции по Сирии 14 апреля 2018 г.). Кроме того, существует группа «Республиканцев» в России, объединяющая французов, которые учатся и работают здесь. На национальном уровне их интересы представляет сенатор К.-А. Фрасса, а до 2017 г. — еще и депутат Т. Мариани.

Во-вторых, существует неформальная закономерность: чем ближе тот или иной представитель «Республиканцев» к правому флангу, тем вероятнее его «пророссийские» взгляды. Например, А. Жюппе, которого можно считать практически центристом, периодически призывает к требовательному диалогу с Россией. Напротив, тот же Т. Мариани, находящийся едва ли не на стыке с «Национальным фронтом», нередко бывает в Москве или Крыму, оставляя крайне любезные комментарии для российских СМИ.

Следовательно, общий крен «Республиканцев» вправо должен означать, что желание развивать франко-российские отношения в партии будет становиться только сильнее. В свою очередь, это можно использовать для развития новых контактов с официальным Парижем хотя бы в качестве благоприятного фона или запасного ключа к французской общественности. Правда, на большее здесь рассчитывать трудно: в ближайшие годы «Республиканцы» будут уделять основное внимание спасению собственной партии и лишь затем — международным связям.


Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.44)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся