Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
Вениамин Попов

Чрезвычайный и Полномочный посол России, к.и.н., аналитик Института международных исследований и Центра ближневосточных исследований МГИМО МИД России, член РСМД

Пандемия и растущее неравенство в доходах вновь поставило в центр мировой политики требование развивающихся стран к богатому Северу хотя бы частично компенсировать их потери.

Недавно на сайте Аль-Джазира была опубликована статья трех авторов из Великобритании, Австралии и Пакистана — Джейсона Хикеля, Дилана Салливана и Хузайфы Зомкавала, в которой они показывают, что богатые страны продолжают полагаться на крупные ассигнования со стороны глобального Юга, включая десятки миллиардов тонн сырья и сотни миллиардов часов человеческого труда в год, воплощенных не только в сырьевых товарах, но и в высокотехнологичных промышленных изделиях, таких как смартфоны, ноутбуки, компьютерные чипы и автомобили, которые за последние годы в основном производятся в странах Юга. Цены там систематически ниже, чем на Севере: например, заработная плата южных рабочих в среднем составляет пятую часть заработной платы северных.

Экономисты Самир Амин и Аргири Эммануэль описали это как «скрытый перенос стоимости» с Юга, который поддерживает высокий уровень дохода и потребления на Севере. Этот процесс происходит почти незаметно, без явного насилия и оккупации и, следовательно, без протеста и морального возмущения.

Все это дорого обходится для человеческих жизней и экосистем на Юге.

Авторы делают вывод, что империализм не закончился, он просто изменил форму. Поэтому они предлагают:

  • демократизировать институты глобального экономического управления;
  • добиться того, чтобы бедные страны имели право использовать тарифы, субсидии и другие меры промышленной политики для создания современного экономического потенциала;
  • предпринять шаги в направлении глобальной системы прожиточного минимума и экологических норм, которые установили бы минимум для цен на рабочую силу и ресурсы.

Развивающиеся страны стремятся объединить усилия, чтобы добиться указанных целей. Одной из областей этой деятельности является договоренность Египта и Греции совместно защищать свое наследие и, в частности, добиться, чтобы Великобритания вернула Розеттский камень и мраморные скульптуры Парфенона.

В конце XX в. я работал послом нашей страны в Ливии и не раз встречался с Каддафи. При его некоторой эксцентричности он был прагматичным политиком: распад Советского Союза и впоследствии появление однополярного мира заставило его внести серьезные коррективы в свою линию поведения. Каддафи объявил об отказе от всех видов оружия массового поражения и от работ по их созданию. Он пошел на колоссальные уступки Западу, выплатив огромные репарации за самолеты, сбитые с участием ливийцев. В европейских государствах Каддафи принимали как желанного гостя, и тем не менее Запад пошел на его зверское убийство. По моему субъективному мнению, это было связано, прежде всего, с тем, что Каддафи продолжал настаивать на своем давнем тезисе — колонизаторы должны заплатить развивающимся странам за причиненный ущерб и страдания.

Пандемия и растущее неравенство в доходах вновь поставило в центр мировой политики требование развивающихся стран к богатому Северу хотя бы частично компенсировать их потери.

Недавно на сайте Аль-Джазира была опубликована статья трех авторов из Великобритании, Австралии и Пакистана — Джейсона Хикеля, Дилана Салливана и Хузайфы Зомкавала, в которой они показывают, что богатые страны продолжают полагаться на крупные ассигнования со стороны глобального Юга, включая десятки миллиардов тонн сырья и сотни миллиардов часов человеческого труда в год, воплощенных не только в сырьевых товарах, но и в высокотехнологичных промышленных изделиях, таких как смартфоны, ноутбуки, компьютерные чипы и автомобили, которые за последние годы в основном производятся в странах Юга. Цены там систематически ниже, чем на Севере: например, заработная плата южных рабочих в среднем составляет пятую часть заработной платы северных.

Экономисты Самир Амин и Аргири Эммануэль описали это как «скрытый перенос стоимости» с Юга, который поддерживает высокий уровень дохода и потребления на Севере. Этот процесс происходит почти незаметно, без явного насилия и оккупации и, следовательно, без протеста и морального возмущения.

По мнению трех упомянутых авторов эта утечка увеличилась в 1980–1990-х гг., когда неолиберальные программы структурной перестройки были навязаны всему Югу. Сегодня глобальный Север потребляет товары, произведенные на Юге, в общей сложности на 2,2 трлн долл. За весь период с 1960 года и по сегодняшний день утечка составила 62 трлн долл. в реальном выражении. Если бы эта ценность была сохранена на Юге и способствовала его росту, то сегодня это стоило бы 152 трлн. долл.

Выгоды развитых стран настолько велики, что за последние два десятилетия они превысили темп экономического роста: чистый рост на Севере зависит от ассигнований со стороны остального мира. На каждый доллар помощи, получаемый Югом, развивающиеся страны теряют 14 долларов из-за неравномерного обмена, не считая другого вида потерь, таких как незаконный отток финансовых средств и репатриация прибыли.

Богатые страны используют в своих интересах монополию на принятие решений во Всемирном банке и МВФ. Бедные страны структурно зависят от иностранных инвестиций, и у них нет другого выбора, кроме как конкурировать друг с другом, предлагая дешевую рабочую силу и ресурсы, чтобы угодить «баронам» международных финансов.

Все это дорого обходится для человеческих жизней и экосистем на Юге.

Указанные три автора в своей статье делают вывод, что империализм не закончился, он просто изменил форму. Поэтому они предлагают:

  • демократизировать институты глобального экономического управления;
  • добиться того, чтобы бедные страны имели право использовать тарифы, субсидии и другие меры промышленной политики для создания современного экономического потенциала;
  • предпринять шаги в направлении глобальной системы прожиточного минимума и экологических норм, которые установили бы минимум для цен на рабочую силу и ресурсы.
Николай Плотников:
Мир на грани большого хаоса

Развивающиеся страны стремятся объединить усилия, чтобы добиться указанных целей. Одной из областей этой деятельности является договоренность Египта и Греции совместно защищать свое наследие и, в частности, добиться, чтобы Великобритания вернула Розеттский камень и мраморные скульптуры Парфенона. Розеттский камень — это стела с тремя версиями указа, изданного в 196 году до н.э. в Мемфисе во времена династии Птолемеев. Верхний и средний тексты написаны на древнеегипетском —иероглиефическим и демотическим шрифтом соответственно, а нижний текст — на древнегреческом. Розеттский камень стал ключом к расшифровке древнеегипетской письменности. Обнаруженный в 1799 г. во время наполеоновской кампании в Египте, он был затем перевезен англичанами в Лондон после поражения Франции; с 1802 года он экспонируется в Британском музее.

В начале XIX в. англичане вывезли из Парфенона коллекцию мраморных греческих скульптур (Байрон сравнивал это с грабежом и воровством). И Розеттский камень, и скульптуры Парфенона — это не только исторические артефакты, но и символы национальной идентичности Египта и Греции, которые уже неоднократно ставили вопрос о предотвращении музейного колониализма.

Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся