Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 15, Рейтинг: 4.6)
 (15 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

К.и.н., генеральный директор и член Президиума РСМД, член РСМД

18 июля 2020 г. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш выступил с мемориальной лекцией, посвященной памяти великого южноафриканского лидера Нельсона Манделы. Лекция генсека явно претендовала на программное заявление и была рассчитана на широкий резонанс. В ней Гутерриш обозначил контуры «нового глобального общественного договора», который должен прийти на смену нынешнему международному и даже всемирному социальному устройству.

Главный управленец планеты подверг сокрушительной критике современный миропорядок, сравнив пандемию коронавируса с «рентгеновским лучом, обнаруживающим трещины в хрупком скелете обществ, которые мы построили». Острый обличительный пафос выступления больше подошел бы красноречивому религиозному проповеднику или радикальному молодежному лидеру, чем представителю верхушки мировой политической элиты, вот уже три с половиной года руководящему самой представительной и самой влиятельной международной организацией.

«Коронавирус высвечивает повсеместные заблуждения и ложь, — заявил А. Гутерриш. — Ложь о том, что свободные рынки могут обеспечить здравоохранение для всех, выдумку о том, что неоплачиваемая работа по уходу — это не работа, иллюзию того, что мы живем в пост-расистском мире, миф о том, что все мы в одной лодке».

Где искать корни проблемы неравенства? А. Гутерриш предельно четко отвечает на этот вопрос — во всем виноваты колониализм и патриархат.

Идеалом и целью А. Гутерриша является такое глобальное сообщество, где люди вне зависимости от своего происхождения, проживания, этнической, социальной и гендерной принадлежности могут и должны в полной мере раскрыть свой потенциал на благо всего человечества. Генсек ООН поддерживает не только идею глобального всеобщего медицинского страхования, но и идею всеобщего безусловного базового дохода (Universal Basic Income). В общем, на дальнем горизонте вырисовывается мир, живущий по принципу: «От каждого — по способностям, каждому по потребностям».

Фактически генсек ООН предлагает революцию, если под революцией понимать исторически сжатый процесс радикального перераспределения экономических ресурсов и политической власти. «Глобальный общественный договор» сфокусирован не на передаче ресурсов и власти от буржуазии к пролетариату внутри отдельных государств, как это предполагали Карл Маркс и Владимир Ленин (хотя и этот аспект у Гутерриша присутствует), а от богатого Севера к бедному Югу. То есть совокупный Север выступает в неприглядном обличье «всемирной буржуазии», в то время как совокупному Югу отводится почетная роль «глобального пролетариата».

18 июля 2020 г. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш выступил с мемориальной лекцией, посвященной памяти великого южноафриканского лидера Нельсона Манделы. Лекция генсека явно претендовала на программное заявление и была рассчитана на широкий резонанс. В ней Гутерриш обозначил контуры «нового глобального общественного договора», который должен прийти на смену нынешнему международному и даже всемирному социальному устройству.

Неравенство как главная проблема

Главный управленец планеты подверг сокрушительной критике современный миропорядок, сравнив пандемию коронавируса с «рентгеновским лучом, обнаруживающим трещины в хрупком скелете обществ, которые мы построили». Острый обличительный пафос выступления больше подошел бы красноречивому религиозному проповеднику или радикальному молодежному лидеру, чем представителю верхушки мировой политической элиты, вот уже три с половиной года руководящему самой представительной и самой влиятельной международной организацией. «Коронавирус высвечивает повсеместные заблуждения и ложь, — заявил А. Гутерриш. — Ложь о том, что свободные рынки могут обеспечить здравоохранение для всех, выдумку о том, что неоплачиваемая работа по уходу — это не работа, иллюзию того, что мы живем в пост-расистском мире, миф о том, что все мы в одной лодке».

Пандемия отбросила человечество на годы, если не на десятилетия назад, спровоцировав самую глубокую рецессию со времен второй мировой войны. Как следствие, по мнению генсека, целые континенты в самом ближайшем будущем обречены столкнуться с лишениями, с нищетой и даже с голодом. Социальное и экономическое неравенство растет с ускорением — финансовые активы 26 богатейших людей мира уже сравнялись с совокупными активами половины человечества. Вопиющее неравенство питает коррупцию, провоцирует финансовые и экономические кризисы, преступность и эпидемии. Быстро расширяются многочисленные группы риска, включая беженцев и мигрантов, малочисленные народы и различные меньшинства, подвергающиеся дискриминации и эксплуатации. Неравенство имеет своим следствием политический и религиозный радикализм, социальные катаклизмы, разрушительные международные конфликты и гражданские войны.

Пандемия коронавируса привносит новые измерения в проблему неравенства — богатые пациенты имеют больше шансов получить качественное лечение от COVID-19, чем бедные, глобальный Север лучше подготовлен к пандемии, чем глобальный Юг. Долгосрочные экономические и социальные последствия этого всемирного потрясения также будут разными для отдельных социальных, профессиональных, этических и иных групп.

Где искать корни проблемы неравенства? А. Гутерриш предельно четко отвечает на этот вопрос — во всем виноваты колониализм и патриархат. За постыдную историю колониализма несет ответственность глобальный Север, который на долгие века установил свое экономическое и политическое господство над глобальным Югом. Хотя после завершения процесса деколонизации прошло уже немало десятилетий, историческое наследие колониальной эпохи так и не было преодолено. Это наследие то и дело дает о себе знать — и не только в виде всплесков бытового и институционального расизма, подъема идеологии «белого превосходства», но также в системе международного разделения труда и мировой торговли, в распределении прав и обязанностей отдельных государств в мировой политической системе.

Виновником патриархата является традиционная «мужская культура», на протяжении тысячелетий дискриминировавшая и унижавшая женскую часть человечества. Хотя процессы эмансипации, как и деколонизации, привели к определенным успехам, говорить об окончательном решении гендерных проблем, как минимум, преждевременно. Генсек ООН провозгласил себя «гордым феминистом» и сообщил о достижении «гендерного паритета» на руководящих постах ООН и призывает всех следовать своему примеру (в скобках отметим, что в 2016 г. он занял пост, который по мнению многих членов Объединенных Наций по справедливости предназначался кандидату-женщине).

Итак, что же должен дать миру «глобальный общественный договор», который продвигает генсек ООН? Договор, в первую очередь, обещает достижение социальной гармонии на основе преодоления неравенства. Неравенства между полами, социальными группами, расами, государствами и континентами планеты. «Глобальный общественный договор» — инструмент утверждения эгалитарного гуманизма, где доступ к качественному образованию и здравоохранению, к воде и продовольствию, к достойной работе и социальному обеспечению не определяется уровнем доходов индивидуума или состоянием его семьи, а является неотъемлемой частью фундаментальных прав человека.

Идеалом и целью А. Гутерриша является такое глобальное сообщество, где люди вне зависимости от своего происхождения, проживания, этнической, социальной и гендерной принадлежности могут и должны в полной мере раскрыть свой потенциал на благо всего человечества. Генсек ООН поддерживает не только идею глобального всеобщего медицинского страхования, но и идею всеобщего безусловного базового дохода (Universal Basic Income). В общем, на дальнем горизонте вырисовывается мир, живущий по принципу: «От каждого — по способностям, каждому по потребностям».

Антониу Гуттериш и Иван Ефремов

Читая вступление А. Гутерриша, я почему-то вспомнил знаменитую утопию одного из ведущих советских фантастов Ивана Ефремова «Туманность Андромеды», рисующую отдаленное коммунистическое будущее человечества. Мир Ивана Ефремова, как и мир Антониу Гутерриша, — мир эгалитарного гуманизма. Ни место проживания, ни статус родителей, ни гендерная или расовая принадлежность не имеют для героев Ефремова абсолютно никакого значения; все это осталось в далеком прошлом. Человечество также успешно преодолело культ избыточного потребления, а все основные потребности человека в образовании, медицинском обслуживании, социальном обеспечении, общественном статусе и т д. гарантированы ему по праву рождения.

Живут в этом мире красивые, сильные, почти лишенные человеческих слабостей и несколько плакатные персонажи, смыслом жизни которых по большей части оказываются искусство, наука и иные высокие формы самореализации. Мне лично утопическое общество Ивана Ефремова всегда казалось несколько холодным, каким-то не очень уютным, но оно в любом случае много выигрывает по сравнению с нынешним хаотическим состоянием глобального социума.

Конечно, заподозрить Антониу Гутерриша в прямом заимствовании идей Ивана Ефремова никак нельзя. Вряд ли португальский государственный деятель вообще когда-либо читал «Туманность Андромеды» или какие-то другие работы советского фантаста. К тому же, концепция «глобального общественного договора», в отличие от утопии Ефремова, не является полностью коммунистической. Частный сектор в эгалитарном мире Гутерриша существует, но в формах, существенно отличающихся от сегодняшних.

Во-первых, предполагается значительно увеличить налоговую нагрузку на большой бизнес по всему миру, ликвидировать финансовые лазейки, позволяющие крупным корпорациям уходить от налогообложения. Во-вторых, провозглашается задача поставить в центр внимания частного сектора не извлечение прибыли, а приоритеты социальной ответственности. Генсек ООН горячо поддерживает идею возрождения профсоюзного движения, чтобы сбалансировать отношения между трудом и капиталам. В общем, складывается впечатление что оптимальной моделью общественной организации на национальном уровне для генсека ООН выступает социальное государство североевропейского типа.

А каким же образом можно достичь социальной гармонии во всемирном масштабе? Ведь для преодоления глобального неравенства только в сфере образования расходы на этот сектор в странах Юга надо, как минимум, удвоить, доведя их до 3 трлн долл. в год. Ясно, что на самом Юге таких денег просто нет, они могут прийти только с Севера. А ведь помимо образования надо думать еще и о здравоохранении, развитии инфраструктуры, «зеленой экономике», о том же гендерном равенстве, где Юг в целом пока сильно отстает от Севера.

Фактически генсек ООН предлагает революцию, если под революцией понимать исторически сжатый процесс радикального перераспределения экономических ресурсов и политической власти. «Глобальный общественный договор» сфокусирован не на передаче ресурсов и власти от буржуазии к пролетариату внутри отдельных государств, как это предполагали Карл Маркс и Владимир Ленин (хотя и этот аспект у Гутерриша присутствует), а от богатого Севера к бедному Югу. То есть совокупный Север выступает в неприглядном обличье «всемирной буржуазии», в то время как совокупному Югу отводится почетная роль «глобального пролетариата».

Перераспределение власти предполагает реформирование созданных преимущественно глобальным Севером международных институтов, включая изменение состава руководящих органов ООН, МБРР и МВФ. Перераспределение ресурсов означает реструктуризацию международных долгов, накопленных Югом, их по крайней мере частичное списание, увеличение программ финансовой помощи развивающимся странам со стороны развитых стран, изменение условий мировой торговли в пользу в целях постепенного продвижения Юга вверх по глобальным цепочкам добавленной стоимости.

Подобно тому, как классики марксизма-ленинизма идеализировали пролетариат и демонизировали буржуазию, генсек ООН идеализирует Юг и демонизирует Север. Апеллировать в 2020 г. к мрачному колониальному наследию как к основной причине нынешней отсталости развивающихся стран, на наш взгляд, лишь немногим убедительнее, чем объяснять нынешнюю политическую архаику в России пагубным наследием крепостного права. Да и опыт пост-колониального развития слишком разнообразен для такого рода обобщений. Например, Южная Корея прошла не только через десятилетия крайне жесткой японской системы колониального управления, но после этого еще и через тотально разрушительную войну 1950–1953 гг. И тем не менее сегодня вряд ли у кого-то повернется язык назвать Республику Корею отстающим государством — жертвой своего колониального прошлого.

Антониу Гутерриш привнес в работу Организации Объединенных Наций свой многолетний опыт европейского социал-демократа. Этот опыт, безусловно, сохраняет свою актуальность и сегодня. Но многолетние попытки европейских социал-демократов решать гендерные, социальные или глобальные проблемы путем механического перераспределения ресурсов многократно демонстрировали свою ограниченность. Не случайно сегодня в Европе социал-демократия переживает явный кризис идентичности. Для подготовки следующего издания «Туманности Андромеды» Генеральному секретарю ООН надо бы подобрать соавтора с принципиально другим опытом — кого-то типа Илона Маска.

Оценить статью
(Голосов: 15, Рейтинг: 4.6)
 (15 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся